Семинар 10 января 2012 г.

Продолжение темы «Безструктурное управление»

Теоретическая часть:

  • Структура запуска автосинхронизации, обладающая полной функцией управления, может и будет безструктурно (в обход структурного управления) управлять теми процессами, которыми не может управлять структурно государство.
  • Способы управления структурой автсинхронизации: 1. программный («по приказу»); 2. программно-адаптивный; 3. по схеме «предиктор-корректор».
  • По мере приближения к цели идёт коррекция не только траектории движения к цели, но корректируется и сама цель.

Практическая часть – рассмотрение текущих событий с позиции КОБ через призму ДОТУ.

  1. О предстоящих выборах президента России.
  2. О возможной войне против Ирана или Сирии.
  3. О госдолге США.

 

Стенограмма:

Пякин Валерий Викторович: Кто опоздал, тот подойдёт и будет включаться в работу по мере того, как подойдёт. Ну а мы продолжим работу нашего семинара. Праздники закончились. Перерыв был достаточно длинным. Событий произошло много. Но это не повод для отказа от изучения теории. Поэтому, естественно, в первую очередь теория. Тем более что, как вы обратили внимание, тот блок теоретических вопросов, который мы сейчас рассматриваем, просто удивительно совпадает с теми событиями, которые происходят и дают нам фактологическую основу для более глубокого теоретического изучения положений Достаточно общей теории управления. И поэтому, естественно, мы будем говорить о том, что происходит, но, как всегда, через призму Достаточно общей теории управления с позиции Концепции общественной безопасности.

Итак, сначала по теории. На чём мы остановились… О чём мы говорили на прошлом семинаре?

Голос из зала: На прошлом семинаре мы говорили об автосинхронизации.

Валерий Викторович: Мы говорили про механизм автосинхронизации. А что это такое?

Голос из зала: Информационное воздействие на население. Как бы информационный модуль.

Валерий Викторович: Чуть-чуть забегаем [вперёд]. Вот «авто» и «синхронизация» присутствует только в человеческом обществе? Или ещё где-то? 

Голос из зала: Не только в человеческом.

Валерий Викторович: Значит, мы говорим о каком-то явлении, которое используется при управлении социальными системами. А в чём состоит это явление? Это явление – совпадение чего? Совпадение фаз идентичных процессов, протекающих во множестве аналогичных объектов одновременно. То есть процессы протекают во множестве элементов одновременно и совпадают фазы. Вот когда эти фазы совпадают, наступает автосинхронизация.

Что необходимо для того, чтобы автосинхронизация состоялась? Три условия.

Голос из зала: Похожее информационное состояние.

Валерий Викторович: Похожее информационное состояние элементов системы, суперсистемы.

Голос из зала: Коммуникация.

Валерий Викторович: Что это значит?

Голос из зала: Возможность информационного обмена.

Валерий Викторович: Правильно. Чтобы обязательно находились в условиях возможности информационного обмена. Если нет информационного обмена, то даже если элементы находятся в одном информационном состоянии, то автосинхронизации быть не может.

И третье?

Голос из зала: Информационный модуль.

Валерий Викторович: Нет, нет. Ну это же к элементам [относится]. Что требуется? Вот у них одно информационное состояние. У них есть возможность информационного обмена. И третье – это быстро…

Голос из зала: Быстродействие.

Валерий Викторович:быстродействие (по реакции) информационного обмена. Быстродействие по реакции. Потому что если ты передал [информацию], а реакция запоздает, то, естественно, автосинхронизации уже не происходит. 

И о чём мы говорили по поводу синхронизации? Что если всё это есть, то тогда что можно сделать? [Речь уже идёт] про ваш [информационный] модуль… То мы можем сформировать более сложный модуль, который несёт больший объём информации, причём информации специального назначения. И если мы специальным генератором активизируем прохождение информации по суперсистеме (то есть мы создадим механизм автосинхронизации), то на этом механизме автосинхронизации мы можем сыграть что? Любую пьесу, что называется. Это своего рода рояль в кустах, на котором сыграешь и биржевую лихорадку (обрушение всех…), и революцию, и социальный кризис – что угодно. То, что для многих происходит «само собой». А почему? 

Голос из зала: Даже механизм самоуничтожения?

Валерий Викторович: Да. Можно зарядить объект на процесс самоликвидации. А почему? Потому что при наличии специального модуля (при наличии генератора запуска механизма автосинхронизации) и если эта структура, которая осуществляет управление, обладает полной функцией управления, то она может (и будет) управлять теми процессами, причём управлять безструктурно, которыми не может управлять государство структурно. 

Есть книга Джина Шарпа… [название] вылетело из головы, но её можно легко найти в Интернете. [В этой книге] расписывается технология [того], как можно менять «тоталитарные» режимы на демократические. Но вся подоплека заключена в том, что эти рекомендации, которые предлагает Джин Шарп для социальных…

Голос из зала: Не «Исповедь экономического убийцы»?

Валерий Викторович: Нет-нет, что Вы. [Он] отдельно выделяет 190 методов ненасильственного изменения…

Голос из зала: «От диктатуры к демократии»?

Валерий Викторович: Да, «От диктатуры к демократии». Так вот вся суть заключается в том, что его механизмы работают не в тоталитарных структурах (в жёстко зажатых, в толпо-«элитарных»), а только лишь в [структурах], которые действительно обладают некими демократическими формами. Почему? Потому что если руководство страны не будет воспринимать посыл снизу как руководство к действию, то эти механизмы не работают. Эти механизмы работают только тогда, когда руководство страны, относясь к любому движению внутри страны как к искреннему волеизъявлению масс, начинает какой-то диалог, какое-то движение на встречу, не понимая того, что против него играет «оркестр», который находится в кустах. [Например, возьмём] Башара Асада. Сколько ему пришлось пережить, пока он не дошёл до того, что нужно огласить, что в Сирии работает заговор, причём иностранный заговор, по свержению государственного строя. Но были использованы все механизмы Джина Шарпа.

Так вот управляющая структура, обладающая ПФУ, в обход структурного управления управляет многими процессами внутри страны. Именно для этого и у нас запускают все эти демонстрации. 

На прошлом семинаре мы говорили о характерном примере механизма автосинхронизации с нечеловеческим типом строя психики… Повторю, что механизм автосинхронизации работает везде. Но если у человека нет совпадения по типам психики, то тогда он оказывается не подвержен этим информационным воздействиям. Поэтому если в нечеловеческих типах [строя] психики механизм автосинхронизации, как волна, увлекает толпу и лишает эту толпу воли, то при человеческом типе [строя] психики просто ускоряются процессы и общество нормально развивается.

[Пример] механизма автосинхронизации по нечеловеческим типам [строя] психики – это болельщики, [когда они на стадионе] качают [волну вверх-вниз]. И уж очень хороший пример нам дала прошлая неделя, когда был траур по «великому солнцу», великому вождю – Ким Чен Ыру. Что мы видели по телевизору?  

Голос из зала: Плач.

Валерий Викторович: Искреннее рыдание. И люди не могут остановиться, их несёт, просто несёт. Они просто безвольны, размазаны.

Голос из зала: А когда Сталин умер у нас, точно так [же] многие плакали.

Валерий Викторович: Вот таких массовых истерик у нас в Советском Союзе не было. А плач большей частью был [выражением] искреннего горя многих людей. Например, кто из вас не сопереживал потере близкого человека? И согласитесь, что на похоронах, когда усопший действительно уважаем, когда его любят, плачут многие. Но это не является массовой истерией. Хотя поминальные плачи с выкриками и прочим… но сейчас эта культура уже ушла, мы о ней больше знаем по литературе. Даже в сёлах такого уже нет, когда специально приходили плакальщицы и начинали качать эмоции. В общем-то, эта культура у нас уже ушла.

А там, в той культуре, всё это [есть], то есть запустили механизм… подсадка… определённые информационные связи – и всё, люди зарыдали и остановиться никак не могут. Вот вам [пример того], как можно использовать механизм автосинхронизации в толпо-«элитарных» обществах.

То есть толпа она… а потом сотворили что-то, разгромили, прошёл этот митинг, [а после удивлённо] смотрят [и], когда уже одумались, [говорят]: «Неужели это мы сделали? А как? А почему?» Дело в том, что все массовые митинги и прочие демонстрации, делают одну вещь – накачивают эгрегоры энергетикой. 

Так вот по новым работам. Под занавес 2011 года вышла работа Внутреннего Предиктора, [которая] называется «Правдив и свободен их вещий язык и с Волей Небесною дружен». О чём [эта работа]? О том, как матрично-эгрегориальные процессы руководят нашей повседневной жизнью и об управлении этими матрично-эгрегориальными процессами.

Аналитическая записка достаточно короткая. Это, пожалуй, первая аналитическая записка такого плана, которая вышла без расширенного состава. И здесь есть преамбула: «Концепцию надо знать». У нас каждая аналитическая записка очень долгое время была самодостаточной. То есть когда затрагивался какой-то процесс, [то] его раскрывали смысловыми блоками, показывали, и всё – не надо копаться в больших книгах, достаточно [прочесть опубликованную работу]. Но в результате этого произошло… Это был необходимый этап деятельности. Тем не менее от него надо уходить, потому что есть определённая категория людей, которые где-то что-то прочитали, где-то какой-то ролик посмотрели и уже мнят себя очень крутыми концептуалами. Всё они знают, всё они умеют и начинают поучать других. При этом ленятся сами что-то изучить и работать над собой. А я сколько раз говорил: этот семинар – это своего рода завлекалочка, это всего лишь помощь в изучении Концепции. Но если вы не будете работать самостоятельно, не будете осваивать знания (то есть чтобы ваши знания стали «своими»), не будете читать толстых книг по Концепции общественной безопасности, то этот семинар [будет] впустую. Да, можно будет красиво рассказать, что и как произошло, показать причинно-следственные связи, но это всё останется там. Мы должны учиться работать самостоятельно, сами. Вот эта [аналитическая записка] об этом. 

И вышла другая работа – «Кому мешает Россия». Её пока нет в Интернете, <показывает на распечатанные брошюры> это вообще пилотный экземпляр у вас. [Работа] о генезисе и о событиях 10 декабря. [Речь там идёт о том], кому нужен и как реализовывается процесс государственного переворота. На семинаре мы часто говорили: «В этом заинтересованы такие-то государства, такие-то руководители, такая-то закулиса». А где, что, почему – всё это оставалось [«за кадром»]. [В данной записке] на фактологическом материале показывается отношение к России Запада, что [именно] они планировали в отношении России и как эти механизмы работают и могут быть осуществлены. Здесь [речь идёт] о снайперах, о том, как разгонять демонстрации, как они разгонялись в истории. Здесь достаточно много фактологической информации, которая поможет разобраться в том, что происходит. 

Это две разные работы: одна – теоретическая, другая – экспертно-аналитическая, но [в ней] больше фактологии и теории в ней почти нет. Повторю, что, несмотря на то, что Путин в ней достаточно часто присутствует (в примерах, есть ссылки на него), на самом деле речь в этой аналитической записке идёт именно о России. То есть был бы Путин [или] не был бы Путин – отношение к России [у Запада] одно и то же. 

Чтобы было понятно, я сейчас зачитаю одну из ссылок. Вот смотрите, «Файнэншл таймс» [пишет]: «В 1990-е годы Россия была суровым местом, свирепствовали олигархи, Запад постоянно унижал Москву, обращаясь с Борисом Ельциным как с мальчиком на побегушках. Запад не может уйти от своей вины в том, что подготавливал почву для прихода к власти Путина». То есть они признают, что Ельцин был на побегушках, что здесь всё [это] происходило.

«Европа и США виноваты в восхождении Путина. Средства, при помощи которых Путин решал эти проблемы, были жёсткими. Он сломил олигархов, посадив одно из них – яркого и независимого Михаила Ходорковского. Он восстановил российскую сферу влияния, камень на камне не оставив в Грозном и вторгнувшись в Грузию (это их трактовка, но тем не менее. – Прим.). Запад может осуждать эти вещи, однако он не может игнорировать реалии российского видения». То есть управлять можно только лишь объективной реальностью. Если у тебя есть иллюзия процесса или объекта управления, то у тебя может возникнуть иллюзия управления этим процессом или объектом; но результат такого иллюзорного подхода будет всегда объективен. Так вот они за то, чтобы реально взглянуть на эти вещи. [Дескать], мы делали так, мы подготовили, да, действительно, нам Россия нужна была в определённом положении, [но] пришёл Путин и [это] исправил. 

«Даже многие из тех, кому не нравится Путин, полагают, что он спас страну от расчленения и холопства, которое Запад ей готовил». То есть не отрицают: да, мы готовили, и мы к этому стремимся, но Путин нам помешал в этом отношении.

Но постановка [вопроса именно] такая: «Россия – это источник ресурсов, она нам нужна. Был Ельцин – нам было хорошо. Мы допустил определённую ошибку, и пришёл Путин. Нам это надо исправить и нам нужно вернуться на тот курс, который нас обеспечивал. У нас всё было хорошо, когда Россия была нашим сырьевым придатком». И сейчас Россия из этого [состояния] выходит. [Данная] статья об этом.

Возможно, будет статья о Путине – конкретно что и как по отношению к Путину проводится и реализовывается (то, что Байден приезжал, и прочее). Но это уже будет в ракурсе того, [что] он [является] руководителем той страны, которая, так скажем, является объектом агрессии и порабощения со стороны «цивилизованного» Запада. Но это возможно будет, а возможно не будет.

Голос из зала: В Интернете, да?

Валерий Викторович: В Интернете этой работы нет.

Голос из зала: Она будет там?

Валерий Викторович: Будет, но не знаю когда. Потому что нет ещё [работы] «Революция неизбежна?». Самому [мне] заняться этим некогда, дни идут, а вопрос этот так и остаётся подвешенным. Нужно будет решать эти вопросы. Посмотрим, как мы это решим. Но эти работы будут в Интернете, и чем быстрее они появятся, тем лучше. Потому что они пишутся не для того, чтобы остаться где-то в узком кругу. Они должны работать, они должны… Вот на 4 февраля планируют новый митинг, а до 4 марта остаётся совсем немного. Процессы набирают скорость, обороты. И мы должны оказать своё информационное воздействие на их информационное воздействие на страну. Иначе…

Я вот сталкиваюсь с таким благодушием людей у нас: «[В нашей] стране на такое не купятся. [Зачем] я буду ещё этим заниматься?» Я задаю вопрос: «Да, наша страна получила хорошую прививку от гражданской войны [и её будет] трудно раскачать. Но кто будет спрашивать страну, когда речь будет идти об иностранной оккупации и интервенции?» Весь вопрос в том, как создать этот механизм. Кто в 1991 году посмотрел на мнение населения Советского Союза, которое в своём большинстве проголосовало за то, чтобы Советскому Союзу быть? Ну кто считается с мнением народа?

С мнением народа считаются только тогда, когда этот голос звучит. И этот голос сейчас необходим Путину в его противостоянии с кланами. Иначе три сценария по отношению к Путину будут реализованы. Первый уже реализован, Байден приезжал. Второй сценарий реализовывается сейчас. Не нужен им Путин. Почему [не нужен] – в работе достаточно [хорошо описано, я здесь] повторяться [не буду]. Но дело не в этом.

Итак, механизм автосинхронизации. Мы говорим о том, что должна быть некая структура, которая должна обладать чем? Полной функцией управления. Если эта структура не обладает полной функцией, [то] управлять она не может. Она будет присутствовать, она будет декоративной, за ней будет скрываться кто угодно, но она таковой быть не может. Мы это уже много раз наблюдали в истории, и тем более в истории нашей страны.

Значит, речь идёт о способах управления той структуры, которая обладает полной функцией управления по отношению к объекту. И таких способа три:

  • Самый простой способ, который понимают все и [о] котором [думают], что всё так оно и происходит и так оно будет, – это программный [способ]. То есть если я отдал приказ, его обязаны выполнить, и он будет выполнен неукоснительно.

Все вы знаете точку зрения на управление [одного] товарища у нас тут [в группе, который] в последнее время не ходит: «Он же президент. Как так? Вот он отдаст приказ министру, министр это выполнит, и всё будет хорошо». Но на Западе уже давно сказали, что Путин – это Сталин, путинизм – это сталинизм. Воспользуемся этой аналогией и рассмотрим такой вариант. Сталин занимает технический пост – генеральный секретарь партии. Это просто ссылка. На эту должность серьёзно никто и не шёл, потому что никому она не нужна: «Ну подумаешь, пришли, отчитались по количеству членов в партии и чему-то там [ещё]». Главным ведь [считалось] что? Ленин – председатель совета народных комиссаров, Троцкий – наркомвоенмор, [нарком] иностранных дел. Они себе всё самое лакомое, всё самое хорошее взяли. И вот приезжает к Ленину первый секретарь губкома партии, решает рабочие вопросы – управлять же страной надо. И потом на минутку забегает к Сталину, [чтобы] штампики поставить, получить какие-то… всё-таки партийная организация структурно не только же управление включает, она же ещё в низах, нужно какие-то ЦУ (ценные указания) получить. Ну и, естественно, о чём может быть речь? У любого человека [так происходит], вы сами это знаете: вот что тебя волнует, о том ты и говоришь. «Да вот приехал, хотел обсудить, да там такая проблема. Ты понимаешь, ну поговорили – не получается. Я не знаю, что делать, у меня голова трещит. Там басмачи, бандиты, всё разрушено». Ленин одни советы давал. Сталин, который [сталкивается] с этой же информацией безструктурно (потому что это же его не касается – это же не партийное, это государственное управление), другие советы даёт. Ну а любой человек есть продукт его информационного обеспечения: он получил какую-то информацию, он какой-то совет, в меру [своего] понимания он этот совет либо реализовывает в жизни, либо не реализовывает. А если он реализовал его в жизни, то получил какой-то эффект. [Один] раз реализовал совет Сталина в жизни, второй раз, смотрит: «О! Да мужик-то понимает. Так [зачем] я буду ходить к Ленину, время терять? Я сразу пойду к Сталину, переговорю по этим вопросам и всё, уеду». Вот так Сталин и забирал власть.

Власть – это не бирка на конкретном кабинете, не стул и не кресло, в котором сидит начальник. Власть – это реализуемая на практике способность управлять.

Но мы сейчас говорим о чём? Сталин и Путин. «Вот Путин бы приказал, [как Сталин], и всё бы получилось». Но Сталину достались какие кадры? Сталину достались кадры от Троцкого. Это [Троцкий] везде расставлял своих людей. Первые секретари – троцкисты; начальники, директора, весь управленческий персонал – все троцкисты. Значит, нужно было его как-то победить. Вспомните, Сталин победил в партийных дискуссиях профсоюзов, когда Троцкий сначала [уехал] в Алма-Ату, потом в Турцию, затем в Норвегию и потом в Мексику. Интересный получился [у него] вояж, но он сейчас не входит в круг нашего вопроса. Суть в другом.

Путину достался кадровый аппарат, сформированный Ельциным (и не просто Ельциным, а подготовленный за всю советскую власть, особенно за «застойный» период), достались определённые государственные механизмы, определённые правила игры, которые он изменить не может. Законодательство. Как это всё менять? Он что, сможет приказать, и человек сделает? Как мы знаем, так не получается. Последний такой пассаж был по путинским надбавкам для учителей: половина регионов просто напросто решила проигнорировать распоряжение премьер-министра Путина о том, что вот эти деньги уходят на увеличение зарплаты учителям. И он, председатель правительства, говорит: «Как так? Деньги ушли [на] целевое [использование], а губернаторы используют их как хотят. Это же учителям». Половина регионов решила не выполнять.             

Голос из зала: Это же уголовное дело.

Валерий Викторович: [...] оно было возбуждено. Так вот это был пример. Надо понимать, что в социальном обществе этот программный метод не работает.

А как он работает в технике, например? Будем рассматривать на примере ракетостроения, ракетной техники. Итак, самая простая вещь – это неуправляемая ракета. Пусковая установка, цель, изучили траекторию, запустили и ракета полетела, она должна попасть в цель. Такова логика. Но представим себе такую ситуацию: топливо у ракеты оказалось не то, не того качества (следовательно, двигатель ракеты не может вырабатывать необходимую мощность и нести груз по той траектории, которую планировали), погодные условия резко изменились (плотность воздуха, ветер, всё изменилось) – соответственно этому ракета прилетает не туда. Этот эффект «запуска ракет не туда» вы многократно наблюдали по телевизору. 

Голос из зала: Палестина и Израиль постоянно долбят.

Валерий Викторович: Палестина и Израиль – это [другое], вы не видите там пуски ракет так, чтобы вам это было показано наглядно. А вот когда вы смотрите документальный фильм, где показывают кадры Великой Отечественной войны, [то] наиболее зрелищным эпизодом во всей кинохронике является залп «Катюши». Красочно. Представляете, стоит машина и с неё огненные стрелы пошли. И вдруг мы что видим? Не успев вылететь с направляющих рельс, [ракеты уходят в разные стороны]. А почему? Потому что порох горел неравномерно, [...] нарушен, ракета кружится и уходит в непонятную сторону. И поэтому эффект от применения «Катюши» был только в массовом залпе, чтобы накрыть площадь – авось там что-то и накроется. И накрывалось, конечно, потому что площадь поражалась вся. Но говорить о [прицельной] стрельбе не приходилось. То есть даже в технике мы видим – программный метод не работает. Вернее, работает, но не всегда.

Конечно, снайпер, пуля… Если хороший снайпер, то и пуля улетит хорошо. Но это почему? Мы к этому вопросу вернёмся, когда рассмотрим все способы управления.

  • Раз мы поняли, что по [определённой программе] не всегда можно достичь цели, мы должны этот момент отработать. Для этого существует программно-адаптивное управление. Это о чём говорит? Мы должны предусмотреть, что на объект управления во время процесса управления может оказывать давление среда и внутренние изменения, которые могут привести к тому, что объект будет выходить за рамки допустимого управления и попадёт не туда. Значит, мы можем предусмотреть такие изменения. Мы можем предусмотреть какое-то давление среды, состояние двигателя, чтобы изменить… И в результате этого… Вот летит ракета, мощность двигателя не та – [значит, нужно] изменить траекторию, то есть рули отработали и она пошла по-другому. [Если] плотность воздуха не та (то есть рули не так слушаются) – [это] опять отрабатывается, [и ракета] пошла по-другому. [Если] ветер подул [и ракета] сбилась с курса, надо [ракету вернуть на прежнюю траекторию]. В этом случае попадание ракеты [в цель] более успешно. Но не всегда. Почему? Потому что всегда происходит запаздывание управленческой реакции на возмущающее воздействие среды. Всегда запаздывает. И это запаздывание может по фазе совпадать как раз с [тем] моментом, когда объект должен достичь цели.

В человеческом обществе мы можем сравнить это, например, со строительством завода по удовлетворению каких-то потребностей. [Например], нужно шить брюки, [для этого построили] завод. Но для того, чтобы шить одни брюки, нужна одна техника и одни материалы, одна рабочая специализация. Но изменилась мода. А у вас уже заказаны материалы, подготовлены техника [и] специалисты [для выпуска вышедших из моды моделей]. Значит, нужно расширять спектр. Так ведь? Но это уже запаздывание идёт. И в Советском Союзе, как вы знаете, всегда шло отставание по моде. Одежда была хорошего качества, но за модными тенденциями не успевали, и вся мода шла с Запада. Ну а, как мы уже знаем, любая мода – это информационный модуль, имеющий определённую управленческую смысловую нагрузку, и всё это решает определённую управленческую задачу. Следовательно, программно-адаптивный метод [является] хорошим, но он полностью не решает задачи безкризисного управления.

  • И третьим способом управления является управление по формуле «предиктор – корректор». Раз мы начали [рассматривать] ракетную технику, то [на этом примере] и продолжим. Были такие разработки, как «человек-снаряд» (или «человек-самолёт» – без разницы). То есть были безпилотные самолёты – его запустили, он полетел, его можно [было] сбить. А во время Второй мiровой войны использовались камикадзе. А почему? [Потому что] камикадзе летел уже с осознанием того, что происходит. Он подлетает, видит – эскадра, он знает – у эскадры есть зенитная артиллерия, средства ПВО, ему нужно поразить объект, значит, ему нужно избежать [попадания в себя]. Средства ПВО начнут огонь только тогда, когда они его заметят. Значит, нужно приблизиться к объекту так, чтобы средство ПВО его не заметило. То есть он начинает маневрировать, маскироваться, снижать высоту… Даже в программно-адаптивном модуле [таких задач] нет. А уж тем более, когда по нему начнётся стрельба и он будет выполнять противозенитный манёвр, он ведь будет исходить из чего? Из того, насколько часто, какой интенсивности, из каких видов оружия ведётся огонь, как ему маневрировать по вертикали, по горизонтали. То есть это сочетание… это зависит от того, кто стреляет и из чего стреляет. Очень многое зависит от руководителя средств ПВО, который даёт команду на открытие огня. Никакой программно-адаптивный модуль здесь не сравнится.

Соответственно этому и в человеческих социальных системах тоже наиболее действенным является [управление по формуле «предиктор-корректор»].

Нам приводят классический пример о том, что строили-строили у нас коммунизм и социализм и, как говорится, «построили». Доказали то, что коммунизм на планете Земля построить невозможно. Но зададим себе вопрос: а этот ли вывод мы должны сделать из построения социализма в СССР? Ведь что мы наблюдали? Мы наблюдали то, что в послесталинский период управление [Советским Союзом] строилось исключительно по принципу программно-адаптивного модуля: есть какое-то возмущающее воздействие – Советский Союз начинает шевелиться в ту или иную сторону, нет возмущающего воздействия – Советский Союз не шевелится. В результате этого нам говорят: «Понимаете, какая ситуация. Как нас купили с этим Афганистаном. Мы не рассматривали первое, второе, третье… мы туда вошли, и всё», «Понимаете, какая ситуация у нас в экономике. Нам мульки запустили, мы купились на это, начали свою экономику строить именно таким образом, строить такие заводы, готовить таких специалистов… А это оказался муляж». Но разве так развивался Советский Союз при Сталине? Если мы будем изучать [то], как развивался Советский Союз при Сталине, мы выясним, что при Сталине Советский Союз развивался исключительно по формуле «предиктор – корректор» («предуказатель – поправщик»).

Формула «предуказатель – поправщик» означает, что по мере приближения к цели идёт коррекция не только траектории движения к цели, но и корректируется сама цель. Это о чём говорит? Смотрите, в технике есть такое понятие, как… Муляж как называется? Ну, вот эти макеты, которые запускают, чтобы они играли роль настоящего [объекта]…

Голос из зала: Фальшцель?

Пякин Валерий Викторович: Да, но есть термин. Вылетел из головы… То есть цель-обманка запускается и летит, на локаторе смотрят – летит несколько целей. Какая из них – действительная цель, которую нужно сбить, а какая – нет? При программно-адаптивном модуле мы должны реагировать на все цели сразу, то есть должны сбить [все цели], потому что [какая-то] из них несёт боевую начинку.

При формуле «предиктор – корректор» на эту траекторию выводится один носитель, который определит, какой из объектов является настоящим, а какой отвлекающим. Так вот при формуле «предиктор – корректор» меняется не только траектория движения к цели, но и сама цель. Вот летит самолёт куда-то, ему нужно найти эту цель. Он летит-летит, смотрит – вот он, самолёт. [Подлетает ближе], смотрит – а это другой самолёт. И этот самолёт не надо перехватывать, нужно искать другой самолёт. И он меняет… вот пока он летел к первому самолёту, он шёл по одной траектории, как только он убедился, что это не тот самолёт, он меняет траекторию и ищет тот самолёт, который должен находиться где-то по этому курсу. Или нужно свернуть вообще в другую сторону, если наводчики ошиблись и дали не тот курс движения.

Так вот при управлении социальными системами, при управлении государством действует тот же самый принцип. Вот когда были первые, так скажем, коммунисты в средневековье, они разрабатывали и видели общество благоденствия с одними принципами. Когда разрабатывали классики марксизма-ленинизма, то они видели [общество благоденствия] с другими принципами. И чем дальше, тем больше. То есть общество – это не застывший объект, это организм, который развивается. Нарастают знания о том, как управляется общество, о том, что для общества является позитивным, что негативным, и общество движется. То есть общество должно всё это время творчески работать. И соответственно этому то, что считалось благом на определённом этапе, может оказаться уже не таким благом [по мере] развития этого общества. И наоборот, то, что считалось неправильным, при развитии общества [будет считаться] правильным направлением. То есть нужно постоянно корректировать своё развитие. Не идти тупо к одной цели и именно одним методом.

Помните лозунг? «Марксизм верен, потому что он…» 

Голос из зала: «Учение партии…»

Пякин Валерий Викторович: «Учение [Маркса всесильно], потому что оно верно». И всё: «Марксизм-ленинизм… Ты что, Ленина пытаешься ревизионировать?!» Ну, Ленин-то тоже кого-то ревизионировал. То есть надо смотреть. У Ленина была одна обстановка, мы стартанули с Ленина. А потом ведь, [по мере] движения [в русле] марксизма, оказалось, что марксизм является неправильной идеологией, что если общество базируется на марксизме, то оно никогда не придёт к победе коммунизма, поскольку марксизм не предусматривает этого.

Марксизм – обманный путь, и мы уже неоднократно об этом говорили. [Говорили], что у марксизма из трех составляющих только коммунизм – это светлое будущее человечества. Но у марксизма нет работоспособной социологии и у марксизма нет работоспособной экономики. Например, как вы на складе отличите, какой [там] основной продукт, а какой прибавочный продукт. Ну как? Как говорил Ленин, «социализм – это учёт и контроль». Значит, мы должны это всегда измерять. Тем более что в плане экономики Адам Смит был прав, а не Маркс, и мы уже об этом говорили.

Но неспособность руководства изменить способы управления обществом, их теоретическая нищета (в этом плане) привела к тому, что Советский Союз рухнул под давлением среды, под давлением внутренних неразрешимых противоречий, которые накопили в результате этого некомпетентного управления.

Но говорить о том, что в результате этого коммунизм – недостижимая мечта, это всё равно, что говорить так: «Один товарищ поехал в город N и не доехал, перевернулся. Всё, вы в этот город уже не сможете поехать. Потому что его качество управления является эталоном, лучше него никто [не может]. Вот видите, он не доехал до города». То есть не рассматривается, а правильно ли он управлял, правильно ли всё было выбрано, [какой была] теоретическая основа, как расходовались ресурсы, и самое главное – [каким было] целеориентирование. Ведь при управлении в Советском Союзе настоящее построение коммунизма шло только в сталинские времена. В послесталинские времена была консервация толпо-«элитарного» общества. Руководству страны коммунизм не нужен был ни под каким соусом, им нужно было толпо-«элитарное» общество. Им нужен был коммунизм только для себя любимых.  Именно поэтому у нас кто провёл Перестройку и реформы? Бывшая партсовноменклатура, которая… кто чем управлял, тот стал этим владеть. Например, управлял краем – стал губернатором, управлял заводом – стал хозяином завода, управлял нефтяной отраслью – стал нефтяным олигархом, газовой – газовым олигархом, железнодорожными путями… И так все. Они скинули социалку и стали олигархами. Вся партсовноменклатура.

Сейчас мало кто знает, но все эти манифестации (именно управление ими) в Москве и у нас, по-крупному, организовываются (структурно) из Кремля. Радиостанция «Дождь», которая является рупором манифестантов, имеет непосредственное отношение к Дмитрию Анатольевичу Медведеву и финансируется «Газпромом». А в советские времена с чего началась Перестройка? Люди ходили на массовые митинги, несли плакаты за отмену шестой статьи Конституции. А всё это организовывали райкомы партии, которые обязывали своих членов идти на митинг, за счёт партийных, профсоюзных денег делали транспаранты («Долой 6-ю статью Конституции!»). И потом говорили: «Вот, народ же требует!»

Так и сейчас, посмотрите. Если бы «Справедливая Россия», [КПРФ] и другие партии не подгоняли бы своих членов, да разве бы у Навального, Немцова или Рыжкова набралось такое количество людей? Нет. Но им нужна энергетика под эгрегор. Им нужно напитать этот эгрегор энергетикой. И они подгоняют этих людей. Им необходимо изменить управление.

Вот смотрите, что Запад всё время требовал от Медведева? Он от него требовал: 1) восстановить выборность губернаторов субъектов федерации; 2) выпустить Ходорковского. После митингов Медведев в своём послании Федеральному Собранию заявил о том, что он восстанавливает выборность губернаторов. После этого Совет по правам человека при президенте… есть такой ярый антисталинист Федотов, он заявляет и даёт указание (кстати, на каком основании?) прокуратуре и судам выпустить Ходорковского. Вот выпустить и всё. Это как акт доброй воли. Ну, извините, есть законодательство и есть акт доброй воли. За что сидит Ходорковский, по-крупному?

Голос из зала: Его же посадили [...]. Наказали.

Пякин Валерий Викторович: Значит так, в Достаточно общей теории управления есть такое правило: использовать объективные обстоятельства для достижения субъективных целей. Америка и Запад раскрутили Ходорковского. Не секрет, что у Чубайса работало порядка 200 специалистов по приватизациям из Госдепартамента Соединённых Штатов. Которые определяли, кто будет олигархом, а кто им не будет. Они определили, что Ходорковский, комсомольский вожак, будет олигархом. И Ходорковский попёр. Сколько смертей на нём… но он попёр. И он выставил задачу приватизировать государство.

Он поставил задачу каким образом? Вот у нас сейчас есть конфликт между бизнесом и государственным аппаратом. У нас говорят о коррупции: «Коррупция ну просто [запредельная]!» А в Соединённых Штатах коррупции нет, мы уже неоднократно об этом говорили. То есть в Соединённых Шататах по-другому. Почему? Потому что Соединённые Штаты живут по принципу «что хорошо для “Дженерал Моторс”, то хорошо для Америки». То есть там то, что хорошо для бизнеса, на то и должно работать государство. Бизнес подмял [под себя] государство. И поэтому коррупция там имеет благообразный вид в форме лоббизма: всё проплачивается, это нормально. У нас же сейчас государство, как бы там ни было, но замыкается на всё население страны, оно вынуждено представлять интересы всего населения страны. Бизнес-«элита» не подмяла государство. И поэтому для того, чтобы бизнес решил что-то в ущерб государству, он у нас должен давать взятки. Потому что по-другому он не сможет, потому что законодательная база не позволяет – нужно решать какими-то обходными путями. 

Так вот Ходорковский поставил задачу полностью подмять государство под бизнес. Для этого купить всех депутатов, просто на корню купить. Что сделали? В правительстве России резко сократили зарплату, так, что там стало невозможно работать, чтобы выжить. Откуда пришли кадры? Из «Менатепа», от Ходорковского. Почему? Да потому что они получали зарплату у него, а работали в правительстве. Все эти сурковы и прочие оттуда пришли. И, естественно, получая хорошую зарплату, они на кого работали-то? Они работали на Ходорковского. Ходорковский полностью подминал государство.

Тем самым он входил в конфликт с другими кланами, которые претендовали на то же самое, с теми же целями. И вот у Ходорковского случился конфликт с синагогой. Он, оборзевший уже неимоверно, думая, что он уже здесь господин (на кого он показал и пальцем щёлкнул, того сразу убили, то есть решался вопрос моментально), заявляет Берл Лазару, что он не будет платить десятину. Он сказал: «Да я не буду платить и всё».

Вот партсовноменклатура в советские времена без проблем соглашалась, что у кого-то может быть гораздо больше денег, чем у них. Но тут же наказывала любого, кто претендовал на бо́льшую власть, управление обществом. Поэтому пока Сахаров не лез в политику, ему и звёзды соцтруда… Знали, что, как учёный, он никто, но тем не менее ему и звёзды соцтруда [давали], и деньги, всё [давали], катайся, как сыр в масле. Но вот стали из него делать диссидента: «Ага, ты пошёл во власть. Нет, не годится». [И отправили] в ссылку, в Горький. Другое дело, что это делали такими методами, что только наращивали его авторитет, но это уже другой вопрос. Но растаптывали они в любом случае всех.

И вот Ходорковский, которому было доверено осуществить оккупацию России, выступил против хозяина. Хозяин такого не терпит. Тут же включились все механизмы, и Ходорковский сел. [Его вину] доказали, оставили ещё в запас.

Вот какая ситуация. Весь бизнес в толпо-«элитарном» обществе всегда на кого-то замкнут. И здесь он был замкнут на Ходорковского – он же должен был как-то иметь силу и всем владеть. А раз его убрали, то его начали лишать бизнеса. И вот здесь, используя объективные обстоятельства для достижения субъективных целей, Путин вмешался в этот процесс. И в результате этого собственность стала концентрироваться не так, как планировала глобальная закулиса, убирая Ходорковского. И в результате получилось то, что государство сохранено, бизнес не смог подавить государство, а те структуры, которые были созданы, оказались в той или иной степени зависимы от государства. Путин переиграл их в этом. Чем он, кстати, и не нравится Западу. Почему они так и вопят. Вроде бы, казалось, Медведев уже четыре года президентом [является]. Ну так и воюйте против президента. Но воюют-то против Путина, не нравится-то Путин, во что бы то ни стало убрать Путина надо. То есть Путин здесь их переиграл.

Ну, мы отвлеклись. О чём мы говорили до Ходорковского? Мы говорили о формуле «предиктор – корректор». То есть в данной ситуации Путин сработал по этой формуле более эффективно, нежели противостоящее ему управление. Недаром на Западе воют от того, что нет ни одного политического деятеля, который бы мог на равных с Путиным играть в политике, дипломатии, экономике – где угодно. Нет у них такого кандидата, который бы работал на таком же уровне. Значит, у них одна задача – если хотят владеть ресурсами России, нужно Путина убрать. И они на этот сценарий работают.  

Голос из зала: «Газпром» обеспечивает выборы Медведева. А сам он тоже подчиняется?

Пякин Валерий Викторович: Кто? Медведев?

Голос из зала: Нет, «Газпром». «Газпром» обеспечивает выборы. А сами тоже подчиняются?

Пякин Валерий Викторович: Медведев подчиняется и «Газпрому»…

Голос из зала: Не Медведев, а «Газпром». Он же кому-то в верхах подчиняется?

Пякин Валерий Викторович: В верхах нет такого… Вот поймите простую вещь: что нет какого-то абстрактного верха, что власть – это реализуемая на практике способность управлять, что все наши управленцы так или иначе управляемы со стороны более высоких структур.

Бжезинский как сказал? «Я не вижу ни одного случая, когда Россия могла бы воспользоваться своими ракетами и ядерным потенциалом. По той простой причине, что деньги российской “элиты” лежат в наших банках. Так вы определитесь, это чья “элита”: ваша или наша?»

Так вот пока интерес у «элиты» будет там, [на Западе], будет и возможность ими управлять в необходимых случаях. И один, исходя из собственных пониманий и возможностей, будет действовать так, а другой будет действовать иначе. Поэтому в том же руководстве «Газпрома» один может спокойно и уверенно действовать в интересах России, а другой, [называя себя] патриотом, на самом деле будет действовать в интересах Соединённых Штатов, и будут проплачиваться все необходимые пиар-акции для того, чтобы разрушить российскую государственность. И это есть в любой государственной структуре. Потому что у нас чиновники – те же самые бизнесмены. Мы уже говорили о том, что при отсутствии какой-либо идеологии в обществе (у нас это конституцией закреплено) присутствует идеология «выгодно продать». Всё на продажу. И у нас кто что может, то и продает. То есть, получается, у нас самые праведные люди – это сотрудники ДПС, которые берут взятки (они продают свои услуги – палочку), чиновники, которые берут взятки… Они, согласно этой идеологии, самые правильные.

И поэтому… Вы говорите: «Надо возбудить уголовное дело». А кто будет возбуждать уголовное дело? С какой нравственностью этот человек? Мы же как раз об этом и говорили. Если Сталину достался кадровый корпус от Троцкого, то Путину достался кадровый корпус от Ельцина. [Их] враз не поменяешь. Они же будут действовать с собственным пониманием: одни приказы они будут тормозить, другие – реализовывать, а третьи – реализовывать так, чтобы вызвать отторжение у людей. Зачем Александр Богданович Карлин проводил митинг победителей в поддержку Путина? Людей собрали, привезли с работы, сказали: «Радоваться! Манифестовать!» И как люди отнеслись к этому? «Ах ты так! Да ты и твой Путин… Пошёл ты!» Необходимый эффект достигнут. Вот для чего это делается. Всё очень просто.

Кстати, по смерти… Я уже столько [времени] забываю об этом моменте сказать, но он достаточно показательный и его надо иметь в виду. Когда умер Ким Чен Ир, в КНДР нашлась группа людей (человека три, что ли…), которая решила шарики запустить. Почему-то эту акцию сочли необходимым показать практически все телерадиокомпании мiра. Там очень много камер оказалось, [хотя] они запустили всего-то несколько шариков. Но на этих шариках были [изображены] три человека: Муаммар Каддафи, Мубарак и Ким Чен Ир.

Что нам известно о Каддафи? По официальной версии – убит, растерзан в столкновении с глобальным управлением. Чем известен Мубарак?   

Голос из зала: Прокуратура [...].

Пякин Валерий Викторович: Вот он сейчас находится в коме. А почему? [Нет], не скрывается. Он отравлен. Его конкретно отравили. И тут умирает Ким Чен Ир. Какой намёк? Просто так человек умер… Так вот этот факт нужно иметь в виду для того, чтобы смотреть на будущее.

Что касается Египта… Вы обратили внимание, в Египте только что были массовые выступления, широко применялось оружие, армия [их] подавила. А посмотрите, мiр-то спокоен. Ну, высказали небольшое [недовольство], пожурили слегка, и всё – ну, это как полагается («Ты смотри там, не зарывайся»). А там же [и] снайперы были. А что произошло? Зачем нужна была вторая стадия массовых выступлений? Кто-нибудь задумывался? Ответ простой, и каждый из вас ответ этот знает. Что произошло во время этой второй стадии выступлений? Была сожжена библиотека, хранившая уникальнейшие рукописи. То, что не успели сделать во [время] первых выступлений, раскрутили и сделали во [время] вторых. Вспомните, что вавилонская библиотека была уничтожена в первую очередь (и самым варварским способом), когда в Багдад вошли американцы. Помните, что сгорела александрийская библиотека? Что, почерк не тот же? Уничтожаются архивы, уничтожается историческая память.

Голос из зала: Их вывезли наверно, до этого, а потом уничтожили здание?

Пякин Валерий Викторович: Возможно, что что-то вывезли, [а] что-то обязательно должно было сгореть, чтобы люди видели, что сгорели рукописи. Вполне возможно.

Но суть в чём? Я тут видел рекламу одного западного сериала. Там какая-то девушка всё бегает, и бежит спиной назад, и диктор говорит: «Не зная прошлого, нельзя планировать будущее». Целый сериал этому посвящён. То есть на этом уровне есть уже понимание, даже прорывается к людям. Вы представляете, что это обозначает? По формуле «предуказатель – поправщик, мы должны как можно больше изучить своё прошлое, предусмотреть возможности каких-то ошибок, предусмотреть избежание опасности (на основе прошлого опыта) и двигаться [дальше], чтобы не было хождения по кругу, изучения [вопроса] заново. То есть чем точнее мы сможем определить своё прошлое, тем точнее мы сможем выверить свой курс по направлению к цели и скорректировать свою цель. 

А что в последнее время стало происходить в этих странах? В последнее время в этих странах очень многие стали работать с архивами и публиковать [их] – нужно же свои докторские защищать, [получать] учёные степени, необходимо дальше развивать, египтологи… Вы посмотрите, как на этом интерес сразу возник, всякие фильмы начали снимать: «Мумия», «Индиана Джонс» (помните, да? – «изучите источники») и прочие. Даже французы, которые специализируются [на] комедиях, и те начали про мумий всякие [фильмы] снимать, тоже архивы изучают. Этот процесс принимал необратимый характер. Так вот чтобы нечего было изучать, [архивы] и сожгли.

В библиотеку Габсбургов пускают очень и очень плохо. И уж совсем практически не пускают в самое крупное книгохранилище мiра – библиотеку Ватикана. То есть только они планируют. И посмотрите, как устойчиво. Католический мiр устойчив. Какое бы государство на протяжении веков ни дернулось, из-под власти римских пап вырваться не может. И ведь воевали против них. А почему [у них устойчивое управление]? Потому что, зная историю, они одни процессы стимулировали, другие гасили, и в результате в обществе побеждали те или иные тенденции. А люди, не видя этого управления, считали, что это развивалось само собой. Человечеству пришлось пройти через кровавые ужасы инквизиции и многие другие перипетии (мiровые войны, локальные войны), чтобы наработать огромный опыт этого управления. Но если копнуть ещё дальше, то можно выстроить управление и на более качественной основе. Поэтому-то и потребовалась вторая серия волнений в Египте.

Ну ладно. Это всё, конечно, хорошо. Но нам нужно обсудить текущие проблемы. А их много. Итак, кто какие события за прошедшие дни отметил? Что они значат с позиции Концепции общественной безопасности через призму Достаточно общей теории управления?

Голос из зала: Следующий год наступил.

Пякин Валерий Викторович: Наступил. А что он для нас значит?

Голос из зала: Выборы.

Пякин Валерий Викторович: Выборы. И к ним готовятся все. Мы об этом тоже постоянно говорим. И весь вопрос в том, что они работают на то, чтобы… Повторю то, что мы уже неоднократно на многих семинарах говорили: самым оптимальным вариантом для них является то, чтобы выборы не состоялись. И программа минимум – это чтобы Путин вышел во второй тур. Программа максимум – чтобы выборы не состоялись, чтобы была объявлена чрезвычайная ситуация, Путин в это время находится, скажем, на Украине, Медведев отправляет правительство в отставку, Путина арестовывают, отправляют в Гаагу, он умирает. Это для них оптимальный вариант.

Голос из зала: Только цель сейчас, вроде как, – «оранжевая» революция [...] представитель прессы от РПЦ… 

Пякин Валерий Викторович: РПЦ-то? Так у них тоже есть свой интерес. Они сами хотят здесь «царствовать и всем владети». А это идёт оттуда, и, когда они придут, РПЦ уж точно придётся подвинуться. Поэтому здесь можно использовать…

Так, давайте [отмеченные Вами события].

Голос из зала: Ну, что я хочу сказать? Военное столкновение между шиитами и суннитами в Ираке, на пороге – очаг гражданской войны. Президент Германии Вульф не хочет уходить в отставку, несмотря на то, что он ранее был [...]. 

Голос из зала: Госдолг США превысил ВВП впервые с [1946] года.

Пякин Валерий Викторович: Давайте, договаривайте…

Голос из зала: Бюджетные компании с 1 января будет иметь право в России выкупать до 25 % акций этих компаний стратегического значения. Соединённые Штаты сокращают военные расходы на 500 миллиардов долларов, но собираются повышать качество вооружения и усиливать своё влияние военно-морское. Кадровые перестановки в Кремле у нас сейчас, Вячеслав Володин осенью сообщит, но я не поняла… Взрывы в Москве сейчас, но это во многих [...] сейчас идёт. Нарастает разлад в [...] коалиции в связи с тем, что [...] на этом саммите премьер-министр не поддержал [...]. Ну и Госдепартамент США обвиняет сейчас Иран в обогащении…

Пякин Валерий Викторович: Итак, хорошо. Событий перечислили много, а времени мало.  

Голос из зала: Кстати, Пентагон снизил своё давление. Они уже не говорят, что [в Иране] ядерную бомбу делают, а только уран обогащают. Потенциальное…

Голос из зала: Сирия…

Пякин Валерий Викторович: Сирия? Она сегодня ушла.

Голос из зала: Президент Татарстана заявил Второму каналу, что альтернативы Путину он не видит, что Путин придерживается политики либерально-правых, у него богатый опыт и поэтому надо сполна его использовать.

Пякин Валерий Викторович: Если бы он имел другую точку зрения, он бы и не сотрудничал с Путиным… Ну, событий много. А что бы вы выделили ключевое для рассмотрения?

Голос из зала: Смена кадрового корпуса.

Пякин Валерий Викторович: Мы это рассматривали на предыдущих семинарах. Здесь, понятное дело, идёт борьба за контроль над телом президента – кто будет его держать и в каком русле будет вещать президент: либо в государственном (российском), либо антигосударственном (антироссийском). Такие [попытки] сейчас есть. Помните, мы рассматривали обмен ударами – назначение Иванова, назначение Суркова, заявление президента, заявление Федотова? Помните, динамику рассматривали? Поэтому я не вижу смысла сейчас [к этому] возвращаться.

Но есть некоторые аспекты… [и] мне бы хотелось от вас [их] услышать.

Голос из зала: Соединённые Штаты говорят, что плохо стало от того, что «Россия – не враг нам». Есть такой Маккейн…

Пякин Валерий Викторович: Такие голоса есть, но внутри Соединённых Штатов они не слышны. И эти голоса раздаются специально на случай, если вдруг Путин переиграет и тогда нужна будет основа, на чём [можно будет] дружить. Как бы не воевать же.

А вот на счёт войны, которая, мягко говоря, очень явственно уже проглядывает, причём мiровая… Это где [происходит]?

Голос из зала: Ормузский [пролив]. Иран.

Пякин Валерий Викторович: Иран. А что там происходит? И как это непосредственно, полностью относится к теме нашего семинара?

Голос из зала: Тридцатого января Евросоюз должен решить, будут ли он вводить эмбарго на покупку иранской нефти. В этом случае Иран перекроет Ормузский [пролив], через который нефть вывозит не только он, но и другие страны Персидского залива.

Пякин Валерий Викторович: Тогда я напомню некоторую динамику.

Голос из зала: Крейсер свой уже направили…

Пякин Валерий Викторович: Всё это понятно. Но каким боком внутренние события России соотносятся с кризисом Ирана? Вот какой вопрос я [задал].

А отношение прямое. Я напомню вам некоторую динамику событий. Итак, сначала заключается соглашение о едином экономическом пространстве. После этого в Казахстане происходят массовые безпорядки, которые достаточно жёстко и быстро подавляет правительство. Средства массовой информации Запада не знают, что заявить [относительно] этих безпорядков: «Поддержать? Выступить против? Что сделать? Как сманеврировать?» Непосредственно после подавления этих массовых безпорядков, состоялась двусторонняя встреча Медведева и Назарбаева, где Назарбаев заявил о своей приверженности выбранному курсу по созданию единого экономического пространства и Таможенного союза. То есть [это] вопросы интеграционные, фактически это восстановление Советского Союза в новом качестве, которое абсолютно не приветствуется ни мiровой закулисой, ни Соединёнными Штатами. [Назарбаев] заявил о том, что он поддерживает [это] и будет продолжать. После этого на Западе начали резко говорить о нарушении прав человека в Казахстане.

[Но] все разговоры тут же стихли, как только Япония и Китай заключили между собой соглашение о том, что они будут отказываться от доллара. То есть Япония и Китай показали, что они понимают эти процессы, они знают, как они скажутся на всём мiре, в том числе и на Японии, и Китае, и они не собираются быть сторонними наблюдателями этих процессов, они будут отстаивать свои интересы – им жить хочется.

В ответ на это резко усиливается напряжённость вокруг Ирана.

Голос из зала: Основного поставщика нефти в Китай?

Пякин Валерий Викторович: Правильно. И Китаю, и Японии выставлен ультиматум: «Присоединяйтесь!» Китай сказал: «Пошли вы!» А Япония мягко, но дипломатично сказала: «Мы от иранской нефти отказываться не собираемся». И к ним присоединилась Южная Корея.

То есть попытка шантажа не прошла. «Не вмешивайтесь в события в России! Мы здесь сами разберёмся, и вам тогда наступим на горло». И они прекрасно знают, что не будет нефти иранской – нефть будет российская. Соединённым Штатам упорствовать в этом вопросе себе дороже. Поэтому если им сейчас не удастся сломить «элиту» этих стран (как они сделали с Евросоюзом), то тогда им нужно будет срочно приступить к разруливанию этого процесса. Иначе их просто на всё на хватит.

Посмотрите, всё больше и больше стран заявляют Соединённым Штатам: «А пошли вы куда подальше со своим миротворчеством!» То есть Соединённые Штаты рушатся. Им нужен один объект. И если они завяжутся в Сирии, [то] они получают Иран. На два объекта у них не хватает сил. Если они завяжутся на Иран, [то] они получают Сирию. Но ведь каждая из этих стран ещё имеет определённые отношения вокруг себя. То есть вы представляете, что означает против Ирана или Сирии… в любом случае [в ситуациях], затрагивающих вопросы Ирана, будут задействованы Китай и Япония. Кстати, частично этот вопрос рассмотрен в [работе] «Кому мешает Россия?»

Поэтому сейчас у Соединённых Штатов и у глобальщиков сейчас очень и очень сложная ситуация. Они попали [в ситуацию, описанную] в русской поговорке: «Иван, я медведя поймал». – «Так тащи его сюда!» – «А он меня не пускает». 

Чтобы победить, у Соединённых Штатов [есть] один выход – это продажные «элиты». Но и «элиты» стран хотят жить. Они не хотят быть различными зоранами джинжичами, которые получат свою заслуженную пулю после того, как [всё] отработают, когда нужно будет концы рубить.

Вот такая ситуация в мiре. 

В общем-то, наше время вышло, и нам пора заканчивать наш семинар. Но есть несколько минут и, если коротко, можно затронуть ещё какую-то [тему].   

Голос из зала: Готовят нашу страну информацией с Запада к тому, что будет повышаться пенсионный возраст в нашей стране…

Голос из зала: Госдолг США. Безпрецедентную своп-линию для ЕЦБ открыло ФРС. И ведь тогда же, кстати, параллельно и было [...] соглашение. Понятно, что там много факторов. Но в том числе и этот фактор.

Пякин Валерий Викторович: Но здесь ведь ситуация какая? По РБК показали достаточно интересный форум, в котором участвовали Стариков, Гайдар и Сонин. Во-первых, мало того, что Гайдар и Сонин говорили такую дурь…

Голос из зала: Какой Гайдар?

Пякин Валерий Викторович: Не какой, а какая. Мария Гайдар. Мало того, что они говорили такую дурь, которая ни в какие ворота не лезет, так они ещё старались помешать Старикову говорить. Сонин просто бубнил, забивая его голос своим, чтобы не дать говорить, использовал всякие методы.

Так вот он говорит: «Зачем Соединённые Штаты берут в долг?» Он задаёт простой вопрос: зачем Соединённые Штаты берут в долг, ведь они печатают деньги? Так вот он договорился до чего? «Вот если ты купил доллары и положил их у себя, то ты под это дело можешь выпустить свои деньги, и тогда у тебя инфляции не будет. Закон экономики». Соединённые Штаты, с его точки зрения, действуют точно так же. То есть у человека что-то с головой [не в порядке]. [По его мнению, США] выпускают безплатно деньги, потом их сплавляют за рубеж, потом эти деньги покупают и складывают, и под эти деньги выпускают ещё деньги, чтобы у них не было инфляции.

На самом же деле весь валовый внутренний продукт Соединённых Штатов – это спекулятивные операции, никакого производства у них нет.     

Голос из зала: ВПК осталось.

Пякин Валерий Викторович: О, с ВПК у них очень так… Например, самолёты выпускают в Малайзии, винтовки М-16 выпускают в Таиланде – и так везде. То есть постарались полностью избавиться от производства. У них есть ещё ядерное оружие.

Если у Соединённых Штатов нет производства, то им нужно на что-то жить. То есть они выпускают деньги, покупают товары и ресурсы, но эти же деньги остаются там, и их могут предъявить. И выбор-то один: нужно, чтобы эти деньги пришли к тебе, чтобы мiровой инфляционный пузырь не лопнул. И вот здесь Соединённые Штаты продают свои государственные кредитные обязательства. То есть Китай выпускает товары, везёт их в Соединённые Штаты, там получает макулатуру, эту макулатуру обменивает на другую макулатуру – на трежерис (американские кредитные обязательства). Китай полностью содержит Соединённые Штаты, не получая ничего взамен. И не могут из этого дела вырваться. Потому что все стабилизационные фонды всех стран мiра (причём какая-нибудь Гана и Гвиана тоже имеют стабилизационные фонды) – в долларах. Им нужно эти доллары… Каждая страна несёт налог по сохранению мiровой кредитно-финансовой системы. Поэтому-то [США] всё это и берут себе в долг. Всё это долги, долги, долги. И расчёт один: никто [этими кредитными обязательствами] не воспользуется.

Но ведь есть маленький механизм. В управлении участвует масса людей, не посвященных в эти обязательства. Эта масса людей, несмотря на высокий уровень информированности и участия, часто участвует в процессах надгосударственного уровня. Например, сейчас Россия продаёт государственные обязательства Соединённых Штатов (потому что Путин добился): там продаёт, здесь продаёт… И всё это выполняют пусть не совсем обычные люди, но люди, для которых это уже рутинная операция. Такие люди есть у всех стран. Они [могут быть] масонами, например, и прочими.

И представьте себе ситуацию. Он снимает трубку, ему говорят: «Я такой-то. Команда – продать всё!» Он прекрасно знает: «Всё согласовано. Пока до меня дошло, это уже всё решено. Мне [велено] продавать всё, я выставляю [на продажу] всё». Он тыкает на кнопку, и на мiровых экранах – пум! – «Россия продаёт свои активы!». Всё, дальше уже никто ничего не успеет сделать. Его пристрелят, ему скажут: «Ты что сделал?!» и прочее… Но [будет] поздно, [на] это просто не успеют [среагировать – это] уже увидели простые игроки: «Опана, Россия продаёт! Мне хоть что-то осталось бы от этого доллара. Я тоже своё сбрасываю». И попробуй ты отследи этих мелких игроков. Страны начинают: «А я тоже не хочу остаться…» И всё посыпалось.

Поэтому Соединённые Штаты сейчас находятся на мине замедленного действия, которая может взорваться в любой момент.     

Голос из зала: [А] они не могут в панике на красную кнопку нажать?

Пякин Валерий Викторович: Нет. 

Голос из зала: Я объясню почему. Потому что Америка исключительно хорошо изъимает доллары из оборота.

Пякин Валерий Викторович: Предел у изъимания долларов из оборота – есть. И он к этому делу подошёл. Плохо ли хорошо ли, но в этом отношении Николай Стариков абсолютно прав – не понимая глобальной политики, но технологию он расписал предельно точно. Подошли к такому краю, когда «спасение доллара – война» (так называется его книга).

Голос из зала: Так они её ведут. 

Пякин Валерий Викторович: Нет, не ведут.

Голос из зала: Ну как же? Каддафи-то убили.

Пякин Валерий Викторович: Речь идёт о том, что должна быть третья мiровая война, которая должна спалить всю макулатуру.

Голос из зала: А мелкие войны же изымают доллар?

Пякин Валерий Викторович: А вот этот механизм себя исчерпал.

Голос из зала: Я согласен, что начали понимать и от доллара начинают избавляться.

 

13:18 23.01.2012

Вопрос-ответ

Добровольцы

ДотуПрактик

Это Алтай

Статистика