Семинар 17 января 2012 г.

Семинар от 17 января 2012 года. Подведение итогов темы  «Управление». Теоретическая часть – повторение основных понятий: - Определение понятия «Управление». - Полная функции управления. - Шесть приоритетов управления. Практическая часть – рассмотрение текущих событий с позиции КОБ через призму ДОТУ.

  1. О деле Путина в бытность его премьер-министром.
  2. О статье Путина «Россия сосредотачивается».
  3. Об аналитической записке ВП «Кому мешает Россия?»

 

Стенограмма:

Пякин Валерий Викторович: Сейчас «патриотические» СМИ реанимируют дело, которое было возбуждено против Путина, когда его ещё только планировали назначить премьер-министром, потом оно существовало, пока он был премьер-министром, и потом он полгода был уже президентом, и только тогда его закрыли. Это так называемое «дело Путина», которое раскручивают… Особенно «патриоты» любят это дело. Демократы его не очень любят, видимо, интеллектом несколько повыше, а патриоты его любят. Сколько раз я смотрел интервью от следователя этой группы, сколько раз читал материалы по этой группе… Ведь о чём идёт речь? Почему «дело Путина»?

Значит, суть этого дела. Однажды в Санкт-Петербурге было принято решение расселить жильцов нескольких домов для реставрации этих домов. Дома очень хорошие, в хорошем месте. Их реставрировали: полностью убрали советские коммунальные перегородки, восстановили то, что было, [и получились] хорошие комнаты, квартиры. После этого туда вселили других жильцов, новых, и они все, как на подбор, оказались чиновниками администрации [Санкт]-Петербурга. Одним из жильцов, который въехал в эту квартиру, был Путин со своей семьёй.

Так вот почему это именно «дело Путина» и почему коварные следователи не дают… Потому что, как сам этот следователь говорит, «нам НАМЕКАЛИ на то, что за каждой подписью чиновников стоит Путин; да, он поэтому направлению не работал, это вообще не его направление, но нам намекали информаторы из верхних кругов, что за каждой подписью маячит тень Путина». Очень интересная формулировка для уголовного дела.

Дальше по этому поводу. Откуда вообще взялось это дело? Опять же этот следователь говорит: «А нам намекали, что это идея Путина. Что это он решил расселить людей и кинуть их, оставить в новостройках, а самим чиновникам сюда вселиться». То есть опять же «мощная» доказательная база – им намекали, кто-то там намекал.

И вот [следователи] целый год по этому направлению работали, и у них есть «железное» доказательство, что именно Путин спланировал и осуществил эту акцию по захвату квартир и вселению этих чиновников. У них в деле подшито то, что Путин при вселении в эту квартиру, получив её [как] государственную (подчёркиваю, это жильё [идёт] как государственное), он сдал в городской жилой фонд (то есть государству) прежнюю квартиру. Сделал он это один единственный из всех остальных чиновников. Все остальные чиновники приватизировали квартиры. А он сдал. И это, по мнению следователя, доказательство того, что Путин организовал всю эту махинацию. Эта квитанция о том, что он сдал квартиру, является единственным документом, на основании которого… Вот они год копали по Путину, пытаясь его этим делом как-то прищучить, но они накопали только одно – то, что он единственный, кто сдал эту квартиру.

Голос из зала: А вот сейчас про него говорят, что он в Горном Алтае имеет какой-то особняк.

Пякин Валерий Викторович: Вы знаете, пусть это будет правда…

Голос из зала: Мы-то не верим, конечно.

Пякин Валерий Викторович: А почему нет, если у него есть деньги? Как они добыты и прочее, мы сейчас оставим. Но пусть он строит [недвижимость] в Горном Алтае, в Сочи и прочее. Вы против?

Голос из зала: Нет.

Пякин Валерий Викторович: Нет. Почему? Потому что деньги работают в России, вливаются в экономику, развивается инфраструктура, даётся работа, поддерживается строительная отрасль в РОССИИ. Эти деньги не вывезены за рубеж, не покупаются дома в Ницце [или] где-[то ещё] – они работают здесь. То есть человек [строит здесь], с каким бы настроением к нему [ни относились], говорят [о нём] правду или неправду… И ведь не говорят о том, что дома строятся где-то [за рубежом]. Почему? Потому что тогда можно будет получить международное судебное разбирательство. Здесь же сказали: «Дом строят». Им говорят: «Нет». [В ответ]: «А, понятно! Чиновники сделали фальшивые документы, можно врать». Поэтому и говорят [про Путина]: «Наворовал деньги, самый богатый». Ну раз [он] самый богатый, то должен что-то делать. Вот все покупают: кто яхты, кто чего… А Путин дома строит и развивает инфраструктуру регионов, которые требуют именно этого вложения.

Я, в принципе, не вижу в этом ничего плохого. Уже другой вопрос: какие деньги и прочее.

Голос из зала: А его [они] или государственные?

Пякин Валерий Викторович: Я не знаю, по этому поводу нет практически никакой информации. Я оцениваю саму постановку вопроса: он вкладывает деньги в Россию. Он не вывозит деньги из России, и именно это ему поставили в вину – что он не как все. Все приватизировали квартиры, а он поступил по закону: сдал квартиру в городской жилой фонд. И эта единственная бумажка является обличающим документом, что вот он, вор какой.

Голос из зала: Большая глупость.

Пякин Валерий Викторович: Теперь газеты своими именами… Например, бывшая [газета] «Дуэль» публикует огромную разгромную статью [про] Путина: «Вот, у нас есть доказательство, что он вор и хапуга. Путина под суд!»

Но о «патриотах» надо вообще [отдельно] сказать. Я тут взял книжку, очень интересной мне показалась, [автор] Симоненков, «Шарашки. Инновационный проект Сталина». Я её полистал немножко, смотрю много ссылок, много работал человек в архиве. Думаю, надо взять. Взял. И там всего несколько страниц по сталинским шарашкам. [И] примерно столько же страниц восхваления Медведева о том, что «вот он, настоящий преемник Сталина, который возрождает науку». И рядом: «Почему у Медведева ничего не получается? А потому что рядом гад Путин, который всё уничтожил. Всё. И сейчас Медведеву мешает. Вот поэтому [Путин] такой нехороший».

О том, кто такой Путин, мы поговорим сегодня подробно. Я специально принёс статью Путина «Россия сосредотачивается». Вообще, я думаю, по этому поводу надо будет аналитическую работу выпустить. Потому что [статья Путина] заслуживает того, чтобы её растолковать многим, она будет не понятна. А вот враги её поняли сразу – за рубежом уже такой вой начался. Я думаю, что после заявления Горчакова «Россия сосредотачивается» воя было, может быть, даже поменьше, чем сейчас. Потому что опять же [изменилась] информационная ситуация. А Путин конкретно взял то же самое заявление: «Россия сосредотачивается».

Голос из зала: Лидеры многих политических партий прямо в истерике уже.

Пякин Валерий Викторович: Да. И есть от чего. 

Голос из зала: Куда фёдровское делось? Фёдоров разработал план Путина, [...], про него говорили полгода.

Пякин Валерий Викторович: Вы знаете, куда что делось и как там решают, я не знаю. Я знаю одно: Путин выступил с программной статьёй и пообещал конкретно…

Голос из зала: Как всегда, пообещал и ничего не сделал.

Пякин Валерий Викторович: «В ближайшие недели намерен представить на общественное обсуждение более конкретные соображения на этот счёт».

О том, что сделал Путин, и сделал ли он что-то вообще, более или менее подробно изложено в записке «Кому мешает Россия?». Отрицать то, что Путин спас Россию, можно… [Но] так и напрашивается сталинский вопрос. Знаете, да, сталинский вопрос?

Понятно, когда бьются в истерике враги, им Россия ну никак не упирается. Ведь посмотрите, что у нас было? В 1999 году страны реально не было. Не было. Мы начали делиться на республики. Путин это остановил, ликвидировал всю законодательную базу разделения России. Огромнейший пласт работы [сделан], просто неимоверный. Огромное сопротивление [было], огромные визги. Почему-то Канада никого не отделяет, США тоже никого не отделяет. Но когда у нас Путин начал за территориальную целостность России биться, визги по всему мiру начались. Сейчас это уже не вспоминается. [Кажется, что] единой Россия была, да? И сейчас [говорят]: «Что Путин сделал?» Да ничего не сделал! За такие дела других лидеров просто пристреливали. А он сумел собрать Россию и остаться живым. Это уже сам по себе героизм и талант лидера.

Второе. И патриоты молчат… Кстати, было прекраснейшее заявление Зюганова, не так давно по РТР показали [в передаче] «Вести 24». Так вот патриоты тоже молчат. До 2004 года Россия ничего не имела с продажи ресурсов за рубеж. Ничего не имела, вообще ничего, выкручивались как могли. До 2004 года, если вы помните, Путин бился только с одной проблемой… вернее не с одной, а с двумя: сначала территориальная целостность, а потом он взялся за другую (глобальнейшую!) проблему – Соглашение о разделе продукции. Нашу нефть добывают иностранные компании, всю выручку забирают себе, а мы берём иностранные кредиты и платим этим компаниям за то, что они добывают нашу нефть. Красивый бизнес, да? Мы в долгах, как в шелках, перед ними, [и при этом] мы ничего не имеем. Путин ликвидировал это соглашение о разделе продукции, и что, Запад остался ему благодарен, что Россия начала получать доходы от нефти [и] газа себе? Они не начали ему мстить?

«Патриоты» утверждают: «Нет, он это сделал в интересах “Бритиш Петролеум” и прочих», которые теперь не получают всей этой [прибыли], платят налоги. Вот сколько смогли они выкроить прибыли, [столько и взяли], со всеми взятками и прочим. [Говорят]: «Какое отношение это имеет к Путину?» Да, вот иностранные компании сами просто расчувствовались и сказали: «Люди, русские, мы вас грабим. Возьмите назад ваши богатства. Мы тут, понимаете, столько вложились в разрушение Советского Союза, чтобы ваши богатства захватить, но теперь мы такие хорошие стали – заберите». И природу рекультивировали на том же Сахалине, да? Просто так, от большой любви к России. Ну вот [такая] логика патриотов. «Что Путин сделал?»

Дальше. Но в России-то у нас люди живут. Депопуляция вот она стоит. Путин что ли организовал этот экономический геноцид? Нет. Но что сделал Путин? При Ельцине зарплаты не платились годами – при Путине всё выплачивается. При Ельцине пенсии, стипендии не платили – при Путине всё выплачивается. При Ельцине все социальные льготы были только на бумагах, получить детские пособия было не реально. Сейчас не только получают, но они из года в год индексируются и возрастают. Путин ввёл материнский капитал. То есть Путин реально показал, что он Россию спасал не для кого-то, а для людей.

«А что Путин сделал?» Да ничего! Все, кто так заявляют, они что хотят? Страна убитая, она сейчас в реанимации, реально в реанимации, а ему предъявляют: «А что это она на сцене не пляшет перед нами гопака, не развлекает? А я вот хочу». Да мало ли, что ты хочешь! Есть ещё и реальные условия. Мы живём в единой кредитно-финансовой системе мiра. 

Голос из зала: Однажды Путин заявил, обращаясь [к] Западу: «Мы бы хотели иметь ставку по кредитам хотя бы 6 %». Насколько это реально?

Пякин Валерий Викторович: Насколько? Пока это не реально. Видите [же, что] происходит. Вот давайте реально [посмотрим], что вообще происходит. Смотрите, какое сейчас идёт столкновение в мiре по Ирану. Все читали [аналитическую записку] «Кому мешает Россия?», да? Помните [события, которые происходили]?

  • 18 ноября утверждается единое экономическое пространство.

  • 16 декабря – волнения и погромы в Казахстане, попытки демонстраций в Белоруссии, сплошная истерия и попытка дестабилизации положения в России, в это же время всё происходит.

  • 19 декабря Назарбаев приезжает и говорит: «Нет, единому экономическому пространству быть! Казахстан от этого не отступится».

  • 26 декабря Япония и Китай заявляют о том, что они переходят на расчёты между собой [в] долларах.

  • 7 января – собрание стран производителей и потребителей нефти. Заявляют: «Ирану быть в блокаде».

То есть фактически ультиматум Японии и Китаю: «Вы участвуете в этом процессе. Но это же заход на Россию с другой стороны». Более того, если они заходят в санкции против Ирана, значит, они вынуждены будут поступиться позицией по России. Япония и Китай говорят: «А пошли бы вы далеко и надолго». Китай говорит грубо, Япония говорит: «Мы будем вести переговоры аж до 2015 года, а там уже посмотрим». 

  • [10 января] к ним присоединяется Корея. Но если по Японии и Китаю есть определённые движения, то кто такая Корея? Маленькая страна, которая посмела Соединённым Штатам сказать «нет».

  • И вот 15 января… Смотрите, 10 [января Корея] заявляет, а 15 января взрывается корейский танкер.

По странному стечению обстоятельств танкер взорвался при следующих обстоятельствах. Вдруг в [Инчхоне] заказчик срочно потребовал бензин. Тут же хватают первый попавшийся танкер и говорят: «Неважно, [что за танкер у вас], нам срочно [нужен] бензин!» И танкер, который никогда не перевозил бензин, а перевозил сырую нефть и мазут, грузят бензином, и он отправляется. Там он разгружается, выходит в открытое море, отходит на 32 километра от берега и взрывается. А заказчик тут же заявляет: «Он взорвался, потому что у него конденсат газов». Вот тысячи танкеров ходят, бензин перевозят – не взрываются. А [этот] сюда приплыл, [на] 32 километра [от берега] отошёл и тут же взорвался. Заказчик говорит… А кто заказчик? Не знаете? Военно-морская база США. О чём это говорит? Они сразу сказали: «Мы вам взорвали танкер. Не будете подчинятся – мы вас вообще будем утюжить. Мы вам показываем, откуда [ответка прилетела]». Если сейчас Корея скажет: «Да, по техническим причинам взорвался танкер», [то] всё, выбит козырь.

Ведь игра нервов идёт. У Соединённых Штатов настолько плохи дела, что у них спасение доллара – война. Им во что бы то ни встало надо это завязать. Они увязли везде и нигде не могут прорваться. И самое главное, что, увязнув везде, они рискуют проиграть главное направление – Россию. А уж Россия-то [им] очень интересна.

Сегодня какое заявление [сделал] Роскосмос? Слышали, нет? Спутник сбит американским спутником.

Голос из зала: По крайней мере, будут расследование проводить.

Пякин Валерий Викторович: Да. Но тем не менее само по себе заявление. Понимаете? Это заявление означает: «На нас не надавишь! Мы устойчивы».

И всё [время] требуют одно – убрать Путина. Смотрите, и позиция, и оппозиция едины в одной цели, которую выставили американцы: «Убрать Путина». И у нас тут же орут: «Убрать!»

Голос из зала: С белыми полотнищами.

Пякин Валерий Викторович: Да почему? И с красными ходят. Если бы не было этих подогнанных коммунистами людей, то столько бы не набрали на площади: ни на Болотной, ни на Сахарова.

Голос из зала: Иран. Будет ли война? И какие последствия будут для России?

Пякин Валерий Викторович: Я не могу сказать, будет или нет война. Сейчас речь идёт о том, что войны не должно быть. В войне заинтересованы только Соединённые Штаты. В войне больше не заинтересована ни одна другая страна, в том числе и Иран. Но диктовать свою волю Соединённые Штаты больше никому не могут. Значит, им нужна [такая] полномасштабная провокация, чтобы в войне начали участвовать. 

Голос из зала: Вы говорите в мiровых масштабах. А непосредственно в локальных, в региональных?

Пякин Валерий Викторович: Хорошо, кто будет воевать против Ирана? Ну кто?

Голос из зала: Израиль, Турция.

Пякин Валерий Викторович: Да… У Израиля огромная армия, он граничит с Ираном, он может послать флот, высадить десант? Что?

Голос из зала: Пару бомбёжек [могут организовать]. Саудовская Аравия [может подключиться].

Пякин Валерий Викторович: Правильно, бомбёжки. Иран отвечает, и поехало – Израиль не сам по себе, у него есть союзники. Вот так вот.

Голос из зала: А Великобритании разве тоже не выгодно это делать? Тем более они контролируют США…

Пякин Валерий Викторович: Если Соединённые Штаты потеряют свою устойчивость и с них будет сбита спесь, то для Великобритании даже получше будет. В своё время, когда Черчилль с Рузвельтом общался, когда все договора были подписаны и уже было решено, что Америка втянется, [Черчилль] достаточно хамски общался с Рузвельтом. [Черчиллю] помощник говорит: «Ну нельзя же так говорить-то». Он [отвечает]: «Да куда они сейчас от нас денутся. Вот пока мы пока за этой дамочкой ухаживали, нам надо было перед ней лебезить, а сейчас пусть знают своё место, когда они попали в гарем». То есть Черчилль, в общем-то, высказал свою конкретную имперскую точку зрения. Однозначно. Поэтому…

Да и потом, долларовый пузырь надо спускать. А кто его может спустить лучше, чем война? Никто. 

Голос из зала: А Америка независима что ли от Англии теперь? Там же…

Пякин Валерий Викторович: Мы как раз и говорит о том, что Америка – инструмент глобальной политики в руках Англии.

Голос из зала: А может, как раз наоборот, всё-таки кому-то выгодно втравить туда американцев, чтобы американцы там и погрязли.

Пякин Валерий Викторович: Видите ли, поступать так, особенно поступать так в районе, где добывается нефть для всего мiра, это всё равно, что как в том анекдоте: «Сидит мужик и по гранате молотком бьёт. Ему говорят: мужик, у тебя же граната взорвётся. А он говорит: ничего, у меня ещё есть». Поэтому выгода любой страны мiра именно такова, что у него ещё есть граната. Поэтому никому не выгодно: если полыхнёт, то полыхнёт [так, что] мало не покажется.

Другое дело, если удастся решить вопрос, как это было решено с Ираком (то есть предательство «элит» и создание видимости войны, как это было в Ираке), тогда проблема может быть и решена. Но! Как тогда решать проблему строительства халифата? Ведь теоретическая база находится именно там. Именно для этого ещё в 1970-е годы была совершена теократическая революция, когда Пехлеви скинули и установили власть аятолл. Именно там сейчас происходит вся теоретическая проработка. Другое дело, что у Великобритании, как всегда, есть козырный туз в рукаве – это Саудовская Аравия, под которую сейчас подгоняют страны. Но будем смотреть, что к чему. 

Ладно. Прежде чем, мы приступим к работе дальше, нужно немного вспомнить теорию. Мы на предъидущих семинарах завершили смысловой блок по Достаточно общей теории управления. И большей частью говорил я. Поэтому сейчас я буду спрашивать. Только основные, реперные точки. И причём не все. Но их надо озвучить и вспомнить. 

Итак, мы говорили об управлении. А что есть управление? Мы давали определение.

Голос из зала: Набор разнокачественной…

Пякин Валерий Викторович: Почти правильно. Единая, упорядоченная совокупность разнокачественных действий, осуществляемых элементами замкнутой системы, то есть иерархией контуров, циркуляции и преобразования информации в процессе реализации концепции управления. [Как назвать] другими словами концепцию управления?

Голос из зала: Целевая функция.

Пякин Валерий Викторович: Целевая функция управления. И что же это мы сейчас такое затронули? Мы затронули полную функцию управления. Которая состоит из каких этапов?

Голос из зала: Факторы определения окружающей среды.

Пякин Валерий Викторович: Неправильно.

Голос из зала: Определение факторов.

Пякин Валерий Викторович: Определение фактора, воздействующего на систему. Далее?

Голос из зала: Формирование стереотипов.

Пякин Валерий Викторович: Формирование стереотипа распознавания этого фактора.

Голос из зала: Вектор целей.

Пякин Валерий Викторович: Формирование вектора [целей] и внесение этого вектора в общий вектор целей. Следующее?

Голос из зала: Структура.

Пякин Валерий Викторович: Когда мы это уже внесли, формирование целевой функции управления (концепции управления). Потом пятое что? Потом мы формируем структуру управления. Далее что?

Голос из зала: Либо развитие, либо консервация, либо уничтожение…

Пякин Валерий Викторович: Это последнее. Итак, шестое – осуществление собственно управления. Куда вы его опускаете? И седьмое – естественно, консервация или ликвидация структуры.

И осуществляется управление в совокупности приоритетов управления. То есть если мы используем какой-то приоритет управления, то мы должны понимать, в каком соотношении он с другими приоритетами. То есть для того, чтобы выполнить свою функцию, мы всегда используем приоритеты. Какие?

Голос из зала: Оружие.

Пякин Валерий Викторович: Начнём с шестого.

Голос из зала: Шестой – обычное оружие. 

Пякин Валерий Викторович: А сколько их вообще?

Голос из зала: Шесть. А куда дели такие вещи, как наука, искусство, образование?

Пякин Валерий Викторович: Никуда не дели. Их можно дальше разделить. А что такое наука, искусство и прочее? 

Голос из зала: Тоже как метод управления…

Пякин Валерий Викторович: Ну а что это такое? Какой приоритет?

Голос из зала: Первый.

Пякин Валерий Викторович: Почему? Откуда вырастает та же наука, то же искусство? И что оно в себе несёт, это искусство? 

Голос из зала: Идеологические… Отчасти это тоже первый приоритет. Методология (гносеология) – это способ получения нового знания. Наука же занимается получением нового знания. Соответственно, отчасти и первый приоритет тоже.

Пякин Валерий Викторович: А вот как мы сформируем науку, так она и будет получать новое знание.

Голос из зала: Значит, она тогда больше третий приоритет.

Пякин Валерий Викторович: Естественно, [это] технологии.

Голос из зала: Диалектика – это наука или нет? Или философия?

Пякин Валерий Викторович: Диалектика – это методология. Так вот, шестой приоритет? Военный. Пятый?

Голос из зала: Оружие геноцида.

Пякин Валерий Викторович: Дальше.

Голос из зала: Экономический. Кредитно-финансовая система.

Пякин Валерий Викторович: Понятно. Дальше.

Голос из зала: Идеология, религия. Идеологический, фактологический [приоритет].

Пякин Валерий Викторович: По второму приоритету сейчас идёт речь о том, чтобы его переназвать. Как?

Голос из зала: Матрично-эгрегориальный. Матрично-алгоритмический.

Пякин Валерий Викторович: Матрично-алгоритмический.

Голос из зала: А почему?

Пякин Валерий Викторович: Есть серьёзные основания к этому. Потому что если вы увидите, то везде работает матрица, и работает по алгоритмике. Помните, мы развитие, «воронку» рисовали, куда укладывается…

И последний, конечно, это методологический, мiровоззренческий [приоритет].

Ладно, будем считать наш короткий экскурс в Достаточно общую теорию управления завершённым. Вероятнее всего, со следующего семинара мы приступим к работе по рассмотрению того, что такое интеллект и как он работает. Потому что рассматривать дальше суперсистему без этого вопроса проблематично. 

Голос из зала: Есть ещё один [вопрос]. Власть. Встретил такую терминологию, что до сих пор самая высшая власть – это оккультная власть.

Пякин Валерий Викторович: Оккультная власть…

Голос из зала: Сейчас многие люди пытаются на этом манипулировать.

Пякин Валерий Викторович: Что значит оккультная власть?

Голос из зала: Это значит тайная. Это власть… Мы сейчас с хвостом пообщались. Я вообще в шоке, дикость какая-то. Там [...] информационное воздействие…

Пякин Валерий Викторович: То есть мы опять берём технологии и не берём цели, да?

Голос из зала: Как к этому относиться?

Пякин Валерий Викторович: Да как относиться к этому…

Голос из зала: Энергия, поля…

Пякин Валерий Викторович: Это всё есть. Весь вопрос в том: вы технологию меняете или берёте конкретно концепцию управления?

Как к этому относиться? Буквально на днях… Я не знаю, когда [брошюра] вышла, но она вышла недавно, потому что самые последние события уже отражены в этой брошюре. Выпустил её железнодорожник Якунин, Сулакшин и ещё [кто-то]. И вот у них встаёт вопрос: с чего они начинают ставить задачу управления. Знаете когда [у них] начинается задача управления? Задача управления, по их пониманию, начинается тогда, когда есть различные доктрины: национальная, военная – любая доктрина; вот [доктрины] есть, и встаёт вопрос: кто будет реализовывать эти доктрины? Вот отсюда начинается управление. То есть с какого пункта [ПФУ] они начинают управление? С пятого [пункта], когда нужно формировать структуру управления, то есть [решать], кто будет это всё осуществлять.

И о чём идёт речь у них? Пока у нас так называемые патриоты создают пустопорожние народные ополчения, «элита» реально поняла, что [именно] предложил Путин в своём обращении, когда он создавал Народный фронт. И Якунин там прямо пишет: «Это огромная опасность для элиты. Путин проводит антиэлитарную деятельность, он хочет расширить управление и втянуть людей туда. А это неправильно. Он ликвидирует элиты. То есть Путин представляет для нас огромную опасность, его надо ликвидировать». Вот [о чём] они там фактически [говорят], теоретизируют [на эту тему] и прочее.

Так вот поговорим сегодня о том, что их не устраивает. Вот [статья] «Россия сосредотачивается». О чём [говорит] само название? Кто знает, откуда эта фраза?

Голос из зала: Это название Путин взял у Горчакова.

Пякин Валерий Викторович: Да. Я уже говорил [это] сегодня. Российский канцлер Горчаков в 1856 году по результатам Крымской войны отправил депешу всем послам. И потребовал, чтобы эта депеша была доведена до руководства стран, где работают эти послы. О чём он [в ней] говорит? «Россия не злится, Россия не готовится к какой-то там войне. Россия сосредотачивается».

То есть Александр II, пришедший на смену ушедшему отцу, начал проводить реформы, которые просто назрели для страны. Он эти реформы проводил, они очень серьёзные и в плане государственного строительства, и в плане военного строительства, и в плане образования. Надо сказать, что именно он расширил сеть народного образования. Ему многое ставится в вину, но то, что он серьёзно расширил образование, это факт. Среди его действий [была и] отмена крепостного права, [о] котором [наши] ура-либералы (или либерасты) говорят, приводя фразу из «Вишнёвого сада» Чехова: «До большой беды. Да какая ж беда-то? Да отмена крепостного права». И [либерасты] говорят: «Ха-ха, хи-хи. Как это благо может стать бедой?» Но дело-то в том, что отмена крепостного права была проведена таким образом, что крестьяне остались без куска хлеба. Просто в одночасье. «Вы свободны, в том числе от еды, от достатка – от всего свободны. И уже на других условиях нанимайтесь к помещику». И этим, естественно, воспользовались. Для них это было действительно очень серьёзно. Но для развития России отмена крепостного права сослужила очень многое. Опять же ситуация такая: царь планировал одно, а управленческий корпус ему просто не позволял этого сделать. 

Так вот, когда Александр II отменил черту оседлости, «благодарные» евреи его тут же взорвали. Они сразу же его, как царя Сатрапа… Они столько воевали за отмену черты оседлости, и вдруг царь отменил. 

Голос из зала: Есть сейчас такое течение попытка возродить дворянские роды. Насколько это…

Пякин Валерий Викторович: Люди пытаются играть в сословия, они не понимают Закона времени. Поезд уже ушёл, пусть назначают кого угодно. Путин ответил Проханову во время эфира: «Тогда было сословное время. Сейчас нужно опираться не на сословия, а на весь народ, при проведении управления».

Голос из зала: Ну, а на кого опираться-то он не сказал.

Пякин Валерий Викторович: На самые широкие слои. Сейчас мы будем говорить, на кого опираться. 

Дальше. Смотрите, Александр II очень хотел развития России. Как он понимал, что он понимал?.. И он готовил себе преемника – сына Николая. Тот ездил по стране… Кстати, Александр II (Николай I готовил сына) тоже много проехал по губерниям, посмотрел реальную жизнь в России. То есть он не просто взошёл на престол. Он реально видел состояние России и он реально работал на благо России. Опять же, как и что он понимал, это вопрос. Но его стремления были во благо России. Ради этого он начал готовить себе преемника – сына Николая. По оставшимся воспоминаниям, это действительно очень талантливый, способный молодой человек, тоже ориентированный на Россию, проехал много. И вот в рамках подготовки к управлению Россией, [чтобы потом] принять от отца управление Россией, он в двадцать с небольшим лет (если я не ошибаюсь, он родился в 1865 году, а умер в 1881) поехал за границу и там неожиданно умер. Поэтому пришлось…

Голос из зала: Это Николай I?

Пякин Валерий Викторович: Нет, не Николай I. Он никем не стал. Великий князь.

Голос из зала: Никем он не был. Если бы он стал, он был бы Николаем II.

Пякин Валерий Викторович: Да, он бы стал Николаем II.

Я это к чему рассказал? Князь Горчаков, который предупредил, [что] «мы будем серьёзно работать на интересы России», вызвал бешеную истерию фразой «Россия сосредотачивается». И потом многие государственные деятели, которые начинали работать на Россию, использовали это, и они сразу предупреждали… Они брали само собой разумеющееся – «Россия сосредотачивается». И именно в этом направлении пошёл работать Путин.

Итак, о чём говорит Путин? Я всё читать не буду, просто некоторые реперные точки. Хотя тут можно анализировать всё. Здесь вообще… Когда я прочитал, я поразился, как просто, не скатываясь ни в ту, ни в другую сторону, доступно и в то же время не провоцируя открытое столкновение, он сказал очень важные вещи в политике государства.

Итак, о чём он говорит? Он говорит: «Какое место мы должны занять в глобальной политике и экономике. Будем ли следовать за развитием событий или будем сами участвовать в формировании правил игры». Кто из политиков мiра ставит вопрос государственной политики на такой уровень? Кроме Путина, я ещё не видел. О чем речь идёт? О глобальной политике! Выше внешней политики никто не поднимается. Здесь же заявка прямая: «Либо мы формируем правила во всём мiре, либо нам формируют. Мы не согласны, чтобы нам формировали».

И он о чём говорит? Вот его сейчас многие упрекают в том, что он за стабильность. Он прямо говорит: «В современном мiре стабильность – это достояние, которое ещё нужно заслужить». Вы что, телевизор не смотрите? Вы упрекаете Путина за стабильность в России после того, что вы видите в Греции, в Испании, в других странах? Вы посмотрите, что происходит в бывшем благополучном мiре, они о стабильности только мечтают. Стабильность – это не застой, это возможность развиваться дальше.

И он говорит о чём? «Меня тревожит, что у нас не происходит обсуждение того, что надо делать за рамками выборов, после выборов. На мой взгляд, это не отвечает интересам страны, качеству развития нашего общества, уровню образования и ответственности». Он что, говорит неправду? Кроме досужих выборных лозунгов, ни у кого ничего нет. Я, кстати, сказал, что недавно было очень интересное заявление Зюганова, и мы от [обсуждения] этого ушли. А о чём он говорит? Он сказал буквально следующее: «России удалось накопить большие ресурсы, а теперь их надо прожрать». То есть удалось накопить, но спасибо – нет, [не скажем]. Помните, когда Путин формировал Стабилизационный фонд, сколько визга и вони было? «Давайте быстро всё это распихаем». А сейчас деньги тратятся, тратятся на государство; как бы они ни тратились, но тем не менее мы практически не ощутили удара. Ну, всё это [рассмотрено в работе] «Кому мешает Россия?», я не буду повторяться. И вот теперь: «Давайте снова мы прожрём эти деньги». Почему? Опять такой же интересный вопрос. 

Дальше. Он говорит об образовании: «Даже если в настоящий момент нашей экономике и не нужно столько работников с высшим образованием – назад вернуться уже нельзя. Не люди должны подстраиваться под существующую структуру экономики и рынка труда – экономика должна стать такой, чтобы граждане с высоким уровнем образования, высоким уровнем запросов могли бы найти себе достойное место. Вспоминаем, что по этому поводу говорил Медведев: «У нас слишком много людей с высшим образованием. Надо закрыть лишние вузы. У нас экономика такая». [И] это человек, который объявил о модернизации. [Фактически получается, что он говорит]: «В высокотехнологическом мiре у нас слишком много образованных людей». Ты о чём заявляешь-то? И Путин о чём говорит? Что этих людей необходимо использовать.

С точки зрения управления, Путин говорит очень важную вещь. Помните триединство процесса «информация-материя-мера»? То есть в процессе управления, когда происходит взаимодействие различных объектов, у всех меняется информационное состояние – вернуться в прошлое нельзя. Если мы уже подготовили этих специалистов, а потом вдруг отказываемся от их использования, то мы тем самым нарушаем баланс возможностей системы и того, что она делает. А это приведёт к внутреннему кризису системы, и система взорвётся. [Это] то, что делает целенаправленно Медведев. А о чём говорит Путин?

Голос из зала: А реформы кто делал?

Пякин Валерий Викторович: Вы выслушайте…

Голос из зала: Он говорит одно, а делает совсем другое.

Пякин Валерий Викторович: Понятно. Вот уже сколько раз я говорил об одном [и том же] – что когда так рассуждают, [то] считают так: чиновник, который сегодня воровал, брал взятки и всё прочее, как только ему поступит приказ от президента, станет честным, порядочным и больше ничего не будет [воровать], он будет все выполнять. Понимаете, это детское рассуждение. Я думаю, не стоит останавливаться на этом. 

Голос из зала: Есть две вещи, которые…

Пякин Валерий Викторович: Дальше. «Основной вызов России – мы должны научиться использовать “образовательный драйв” молодого поколения».

Дальше. «Формировать новую экономику надо для образованных и ответственных людей». Речь идёт об ответственности в управлении. Кто ставит так вопрос? Никто! Дальше. «Создание 25 миллионов новых, высокотехнологичных, хорошо оплачиваемых рабочих мест для людей с высоким уровнем образования – это насущная необходимость, минимальный уровень достаточности». «Кадровый потенциал нашей страны…» Он об этом постоянно говорит. Он говорит о чём? «Мы должны формировать социальные лифты».

Голос из зала: Непонятно.

Пякин Валерий Викторович: Как не понятно? Вот сейчас у нас сложилась (ещё в советские времена) феодальная система управления. Какая бы революция ни произошла, чиновники формируются… А сейчас вообще: родился в определённой семье – знай своё место. Если железнодорожник – полируй свои рельсы, а если дальше ты хочешь в финансы пойти, то там уже по мере возможностей, там как папаша сможет договориться, или ещё что-то. Социальных лифтов, когда талантливые люди из народа могут подняться в управление, у нас нет. Именно о социальных лифтах и говорил Путин при создании Народного фронта. «Элита» это поняла сразу, она увидела в этом опасность, и она начала давить. «Патриоты» подключились к «элите» давить Путина: Путина же надо задавить, из Соединённых Штатов [был] приказ.

Голос из зала: Ну а где здесь 25 миллионов? Он же не поясняет.

Пякин Валерий Викторович: Поехали дальше. О чём речь идёт у Путина? «Но двигателем роста должна быть и будет именно инициатива граждан. Мы заведомо проиграем, если будем рассчитывать только на решения чиновников и ограниченный круг инвесторов и госкомпаний. Мы заведомо проиграем, если будем опираться на пассивную позицию населения». Путин прямым текстом заявляет, [что он] ничего не сможет сделать для страны ни в области образования, ни в области экономики – ничего; это всё будет заблокировано на уровне управления, чиновничества, если люди сами не возьмутся ему помогать, не будут формировать информационное поле, на основе которого Путин будет говорить: «Вы что, не видите – страна изменилась? Вы что, хотите новую революцию? Вы её получите». Вот царь загнал людей образованием. Что он получил? Талантливые люди рождались, [но] они не видели выхода для своего потенциала, не видели применения своим возможностям – они в революцию пошли. Сейчас у нас высокообразованное общество, и вы пытаетесь загнать его в каменный век. Вы получите обратное. Но это можно будет показать только через созидательную деятельность, когда на основе общественной инициативы будут формироваться структуры, которые будут входить в управление на всех уровнях государства, на всех. Если же мы будем сидеть, как вы предлагаете, ждать, когда нам что-то сделают, – ничего не будет. Чиновники сделают за вас. 

Дальше. «Благополучие из рук кого-то, благополучие без ответственности за свои решения в XXI веке просто невозможно». Простая истина, но её нужно осознать.

Голос из зала: Валерий Викторович, в начале 2000-х годов…

Пякин Валерий Викторович: Закончим. Дальше о чём идёт речь? Об изменении главенствующей идеологии и культуры в нашем государстве. О чём говорит? «Недостаточный уровень доверия людей друг к другу, нежелание заниматься общественными делами, заботиться о других, неумение подняться над частными интересами – это серьёзный и застарелый недуг нашего общества». Ну не так ли? Не поэтому ли нас и страну матросят, что каждый [думает]: «Вот если мне за спасение платят деньги, то я пойду. Если за спасение России не платят деньги, я не буду работать»? И как [сейчас] относятся [друг к другу]? Если государственной идеологией в Советском Союзе было «человек человеку друг, товарищ и брат», то сейчас – «ближнего обмани, иначе ближний обманет тебя и возрадуется». Сейчас главная идеология – «всё на продажу». Торгуют государственными секретами. Вспомните все шпионские скандалы, которые происходят. Сейчас правоохранительные органы фактически нам заявляют: предательство государственных интересов в спецслужбах поставлено на поток. [Раз] оплачивается, [то] почему не предать страну? Вот у нас один «товарищ», который сдал последнюю сеть… Не важно, как [сдал] и прочее, но суть в чём? Он заранее вывез семью, выехал, а потом сдал. И никто не встревожился: «Что это происходит?», не увидел всё это.

«Но чтобы всё это заработало, нужно жёстко противостоять живучему в чиновничьей среде предубеждению по отношению к общественникам. За этим предубеждением стоит нежелание делиться ресурсами, стремление избежать конкуренции, боязнь реального спроса за порученное дело». Фактически Путин себя противопоставил всему чиновничьему корпусу. У него теперь реальное выживание только одно – если его поддержит народ. Другого варианта у него уже нет. Вы понимаете, фактически он [чиновничьему] корпусу говорит: «[Должна быть] ответственность. Я заставляю вас работать на народ. Вы будете делиться ресурсами».

И он говорит (опять же возвращается [к идеологии]): «Свобода без нравственной основы превращается в произвол». В первую очередь нравственность определяет развитие государства. [Нужно] изменить отношения между людьми. Изменить отношение людей к тому, что происходит в государстве. Он свой потенциал разводяги, как таковой, уже исчерпал. Дальше он двинуться без поддержки людей не может. Ему нужна поддержка снизу. «Доверие между людьми складывается только тогда, когда общество скреплено общими ценностями и люди не утратили способность к вере, честность, чувство справедливости». О государственной идеологии идёт речь, о государственной идее (национальной, как её ещё любят называть).

«В России в полном объёме должна быть сформирована система социальной мобильности, социальных лифтов, соответствующих современному обществу». Опять к этому возвращается. Он неоднократно возвращается к социальным лифтам, чтобы людей можно было по способностям назначать.

Опять же: «Общество будет успешным только тогда, когда у наших граждан не будет сомнений в его справедливости». О чём [речь]? [О том, что] паразитировать на чужом горбу никому не дозволительно. Фактически это коммунистическая идея. Вот если после этого заявления коммунистическая партия не поддержит Путина, [то] с коммунистической партией, как со структурой, [станет] всё понятно. Хотя и так всё достаточно понятно по тому, как они сработали, чтобы не набрать много голосов. Посмотрите, как они упирались для того, чтобы не было слишком много голосов, чтобы 40%... Заполев выпускал брошюры, которые людей отвращали, по другим регионам такие же, как Заполев, находились. Делали всё, чтобы остаться в пределах 20%.

Голос из зала: Чтобы не иметь ответственности.

Пякин Валерий Викторович: Да, чтобы перед людьми… чтобы по-прежнему говорить: «Я за народ, но что я могу сделать? Нет у меня возможности». Забыли уже, когда держали контрольный пакет. Тогда трудно приходилось, [надо было] вертеться, потому что им говорили: «Вы можете заблокировать любое решение, вы можете провести любое решение».

А теперь о чём [Путин] говорит? «Зашла в тупик модель, построенная на безудержном наращивании заимствований, на жизни в долг и проедании будущего, на виртуальных, а не реальных активах. Генерируемое благосостояние крайне неравномерно распределялось и распределяется между отдельными странами и регионами». Кто об этом говорит, кроме Путина, в мiре? Кто об этом говорит? Кто прямо говорит?

Голос из зала: Каддафи.

Пякин Валерий Викторович: Каддафи так, вообще-то, не говорил. Каддафи говорил несколько в ином ракурсе, потому и проиграл. Он с ними заигрывал. Каддафи пытался стать своим через золотой динар. То есть он пытался предложить мiровой закулисе золотой динар в обмен на доллар. Он не понимал глобальной политики. И в результате этого он и проиграл.

Так вот речь идёт о том, чтобы убрать ростовщическую удавку как с России, так и со всего мiра, потому что мы живём в едином мiре. «Фальшивые сущности появляются не только в экономике, но и в политике, социальной сфере. Кризис в развитых странах проявил одну опасную и чисто политическую тенденцию: к безоглядному, популистскому наращиванию социальных обязательств государства – вне всякой связи с ростом производительности труда, к формированию в отдельных слоях населения этих стран социальной безответственности». И что мы видим? Это что, ответственные люди в той же Греции? «У меня отняли что-то», и они пошли дальше громить. Они уничтожают инфраструктуру, которая могла бы им дать что-то. 

«Теперь всем становиться ясно: эра государств всеобщего благоденствия “на чужом горбу” заканчивается». На чьём горбу благоденствует весь мiр? На горбу России. Россия – сырьевой придаток. Заявка не просто на политический, но и экономический суверенитет России. Для Западного мiра такая заявка означает то, что работать придётся самим и жить [по принципу] «по одёжке протягивай ножки». Путин же прямо заявляет: «Никто не сможет жить лучше, чем работает». Кто лучше работает, чем Россия? Практически ни одной страны мiра не найти. Да, трудолюбие есть у китайцев. Но у них нет технологий, и значит, у них производительность труда очень низкая. Мы в любом случае лучше работаем.

Голос из зала: Япония и Корея хорошо работают.

Пякин Валерий Викторович: Япония доработалась до такой степени, что человек превратился в биоробота и умирает от труда. Если мы берём то, что они работают лучше нас, то я в таком обществе жить не хочу. Там не человек, а придаток машины, на это направлено. Кроме того, говорить о том, что японцы работают лучше нас, не приходится по тому, как они поступили с нашими же островами: там, [куда] приходили японцы, они вели [себя] натурально хищнически и оставляли после себя фактически выжженную каменную землю. И только потом [это] заставило их жить по возможностям, а не просто потреблять. К тому же, если мы говорим [о работе], Япония прославилась тем, что у неё нет не просто фундаментальной науки, у неё нет науки как таковой. У неё есть технологии, которые она фактически ворует со всего мiра. На этом выросла вся Япония. Следовательно, если в сфере научно-технического производства Японию отключить от промышленного шпионажа, то вся работа Японии в комплексе будет сведена в минуса. Нужно понимать вообще в комплексе – что есть труд управленческий и труд производительный. У Японии есть определённые успехи в управленческом труде, но очень много пробелов в труде производительном. То есть да, в каких-то технологических моментах они лучше, выше, но они приспосабливают чужие изобретения (а это труд производительный, здесь они практически ничем не трудятся). И как можно сказать, что Япония трудится лучше? А уж по Корее и того говорить…

Так вот о чём фактически говорит дальше Путин? «В более глубоком долгосрочном смысле нынешние проблемы носят вовсе не конъюнктурный характер. По большому счёту то, с чем сегодня сталкивается мiр, – это серьёзный системный кризис, тектонический процесс глобальной трансформации (о глобальной политике. – Прим.). Это зримое проявление перехода в новую культурную, экономическую, технологическую и геополитическую эпоху». Закон времени

Понимаете? Человек просто, но очень доступно говорит о таких серьёзных вещах управления, о которых многие управленцы мiра, глобальщики расхваленные, даже не заикаются. Я уж не говорю о тех, кто претендует на управление Россией здесь, – они об этих вещах не просто не задумываются, они даже об этом знать не желают.

Голос из зала: А можно вопрос? Эта программа, я думаю, обычному народу не очень понятна будет. Для «элиты» это определённый знак…

Пякин Валерий Викторович: Прежде всего, это программная статья. И говорить о том, что она будет непонятна народу, ну, это упрощать народ. У нас, между прочим, «элита» более тупая, чем народ. Мы выживаем только за счёт смекалки, долготерпения нашего народа и его понимания. Народ своим трудом ликвидирует просчёты управления «элиты». Если бы всё происходило так, как, скажем, управляет администрация края, то Алтайский край, как субъект федерации, во всех смыслах уже давно бы прекратил своё существование. По той простой причине, что везде, на всех этапах прохождения управленческих решений народ правит их по своему произволу и нравственности, и это стабилизирует систему.

Путин о чём говорит? У нас 25 миллионов невостребованных людей с высшим образованием. И что, эти люди не способны понять? Если у них всё нормально с нравственностью, если они не желают паразитировать на чужом горбу, [то] это для них станет программой действия. А что такое 25 миллионов? У нас 140 миллионов населения, [и] у нас 25 миллионов [человек с высшим образованием]. Да пусть даже 10 миллионов примут это, как руководство к действию, как платформу для объединения, – и страну уже [будет] не изменить. Уже никому не удастся здесь развязать ни гражданскую войну, ни остановить её научно-техническое развитие. Никому. 

Он прямо заявляет о чём? Что сейчас происходит? «Сейчас прежний единственный “полюс силы” уже не способен поддерживать глобальную стабильность, а новые центры влияния (с нашей точки зрения, это центры концентрации управления. – Прим.) ещё не готовы это сделать». Назовите, есть ли у нас сейчас центры концентрации управления, кроме Соединённых Штатов, как таковые? Нет. Только [США] проводят… Но они проводят свою внешнюю политику, решая глобальные проблемы. Поэтому пока мы не готовы к этому, расшатывать мiр не надо. Сначала подготовьте основу, а уже потом…

А у нас сейчас выступают против Путина: «Вот сейчас Путина скинем и дальше будет благоденствие». Тут у нас один на форуме постоянно выступает, всё ратует за то, чтобы Россию разбомбили: «Ливию осчастливили – правильно. Чего это Каддафи 200 миллиардов украл у народа? Поэтому правильно сделали, что разбомбили, правильно. Народ счастлив теперь». Ну, это пока в его квартиру бомба не влетела. Он думает, что если он так будет лизать одно место глобальщикам, то, когда они придут сюда (видимо, надеется на это), они ему дадут бочку варенья да корзину печенья и назначат главным мальчишом-плохишом в администрацию края. 

«В этих условиях Россия может и должна достойно сыграть роль, продиктованную её цивилизационной моделью, великой историей, географией и культурным геномом, в котором органично сочетаются фундаментальные основы европейской цивилизации и многовековой опыт взаимодействия с востоком, где сейчас активно развиваются новые силы экономического и политического влияния». Добавлять что-то надо, расшифровывать? У России, единственной, уникальный цивилизационный опыт: со всеми народами, со всеми религиями, всё это переплавилось в России. У них только сейчас это начинается, а у нас этот процесс уже [был] в активной фазе тогда, когда Иван Грозный взял Казань, и татарская элита стала общероссийской элитой.

Говорят: «А что там было?» Что там было? У Путина [есть] прямой [ответ]. Смотрите, что можно против этого возразить, если судить по совести? «В 1990-х страна пережила настоящий шок распада и деградации, огромных социальных издержек и потерь. Тотальное ослабление государственной власти на таком фоне было просто неизбежным. Мы действительно подошли к критической черте. Сам факт, что несколько тысяч бандитов – пусть при поддержке определённых внешних сил – решились в 1999 году напасть на государство с миллионной армией, говорит о трагизме тогдашней ситуации. Слишком многим казалось, что сейчас нас можно окончательно добить».

Было это? А что сейчас? [Пусть посмотрят вокруг] все, предъявляющие Путину претензии, что «Россия то, Россия это». Намного мы ушли от того состояния? Что, отношение к России международных сил изменилось? Они не готовы поддержать здесь в любом виде гражданскую войну? Ничего не изменилось. Но у нас орут на митингах: «Путина в отставку! Путин уходи!» Почему? Потому что Соединённым Штатам это мешает, потому что гражданской войны захотелось. Они не думают об этом. Они думают, что… Опять же, у толпы историческая память ограничена настоящим плюс-минус две недели. Они забыли ельцинские времена. Они думают, что то состояние, [которое есть] сейчас, оно было всегда и будет потом. 

В 1917 году, когда на демонстрацию выходили люди, они выходили под лозунгом «Хуже уже быть не может!». Вышли [на демонстрацию], и уже в 1917 году получили гражданскую войну. Вспомните, сразу же после этих «хуже уже быть не может» в Петрограде, в Гельсингфорсе, в Кронштадте начали убивать офицеров на морских кораблях, покатились погромы барских усадеб летом 1917 года, начали создаваться карательные отряды, [чтобы] карать крестьян, – уже летом 1917 года шла полномасштабная гражданская война. [Говорили]: «Хуже быть не может», [но] получили [ситуацию только хуже] – умылись кровью.

В 1991 году: «Хуже уже быть не может». Вышли на демонстрации. Умылись [кровью] в новой гражданской войне, получили полную разруху. Ничему определённый слой людей не учит история. А история не учительница, а надзирательница; она ничему не учит, а только наказывает за невыученные уроки. И все, кто сейчас бежит на митинги, показывают, что они историю не выучили, они хотят повторения этого в России. Они думают отсидеться, [думают], что горячая вода будет течь у них из крана постоянно, тепло будет зимой, свет будет постоянно, телевизор будет показывать сериалы, хлеб будет в магазине, работа будет, деньги будут платить, [а катаклизмы] где-то там пройдут, за экраном телевизора, как мы это посмотрели в Ливии, в Египте. Они здесь добиваются того, что происходило в Ливии. Но этого они не понимают, для них главное – «Путин уходи!».

Так вот в этих обстоятельствах Путин взял страну. Страны не было. Ещё раз говорю, прочитайте «Кому мешает Россия?»

И дальше Путин пишет: «Нам потребовалось огромное напряжение сил, мобилизация всех ресурсов, чтобы выбраться из ямы. Собрать страну. Вернуть статус геополитического субъекта (вспомните, кто с Россией-то тогда считался? – Прим.). Наладить социальную систему и поднять лежащую экономику. Восстановить элементарную управляемость власти». Путин не говорит, что у нас сейчас всё управляемо. Он говорит, что добились только элементарного уровня управляемости. Это всё имеет возвратную силу. 

«Ближайшей задачей в подобных обстоятельствах стала задача реального восстановления единства страны, иными словами, установление на всей территории суверенитета российского народа, а не господства отдельных лиц или групп». Всё это было. И что, эти лица и группы просто так смирились? Они куда-то исчезли? 

Чем завершает Путин? «Россия не та страна, которая отступает перед вызовами. Россия сосредотачивается, собирается с силами и достойно отвечает на любые вызовы. Преодолевает испытания и всегда побеждает».

Вот если по совести к [этой статье] отнестись, то бегать на митинги, поддерживать этих митинг[ующих], требовать Путина в отставку – это означает бороться против России. Без всяких здесь экивоков. Голосовать за другого человека, кроме как за Путина, это означает как минимум ставить Россию под удар. [Кроме него], никто [даже] не заикается о суверенитете России, все говорят о каких-то частностях. Всем рекомендую, если есть возможность, найдите это выступление Зюганова, где он признаёт наконец-таки, что Путин сделал большое дело. Но он не говорит, что это Путин сделал, – сами по себе ресурсы в стране собрались, сами. Вот захотели компании не платить… Вопрос на засыпку: что такое тринадцатипроцентная плоская шкала [налогообложения], которая возмущает всех? Почему богатый человек должен платить ту же самую процентную ставку со своих доходов, [что] и бедный человек.

Голос из зала: Потому что он за счёт других же [стал] богатым.

Пякин Валерий Викторович: Он тогда должен прогрессивную ставку платить. А почему он у нас платит 13%? 

Голос из зала: Потому что Путин не хочет прогрессивную делать.

Пякин Валерий Викторович: А теперь давайте посмотрим по-другому. При Ельцине была прогрессивная шкала. И что было? Все «элиты» любыми способами выводили деньги за рубеж, ничего в России не оставалось, вообще ничего. [Да], мы можем сейчас снова ввести прогрессивную шкалу, но таким образом все управленческие «элиты» сразу начнут антигосударственную деятельность, потому что только в мутной воде можно безопасно для себя выводить миллионы за рубеж. То есть им нужно будет во что бы то ни стало снова вернуть ельцинские времена. Тринадцать процентов – это минимальная цена за лояльность «элит» по восстановлению страны.

Не понимать этого, целенаправленно разжигать противодействие «элит» курсу собирания земель России, восстановлению её экономики, требовать прогрессивного налога тогда, когда у тебя страна ещё только элементарно управляется (у тебя нет управляемости) – опять же, свидетельствует о понимании процессов управления.

Голос из зала: Путин в начале 2000-х годов сказал: «Всё, что было до этого, было правильно». Я не против Путина, но многих это оттолкнуло.

Пякин Валерий Викторович: Ничего подобного. Ещё раз скажу. Элементарно. Запомните простую вещь (и Путин здесь абсолютно прав): всё, что происходит, происходит наилучшим образом сообразно реальной нравственности и этике всех участников процесса. Вы хотели процесса приватизации? Вы бежали за ваучерами? Вы их продавали и всё прочее? Вы хотели суверенитета? Вы их получили, вы не сопротивлялись. 

Голос из зала: Так обманули же.

Пякин Валерий Викторович: Вы хотели быть обманутыми – вы обманулись.

Голос из зала: Ну, пусть хотели, но обманули же всё равно…

Пякин Валерий Викторович: А кто вам «дедом морозом» будет? Вы что ли маленький ребёнок, чтобы о вас заботиться? А потом вы за собственные ошибки предъявляете счёт кому-то. Ситуация здесь та же самая… 

Голос из зала: Не счёт, а исправить это всё.

Пякин Валерий Викторович: Ага. Вот есть песня «Путин и Христос». Как бы ни относиться к ситуации, но человек здесь, по нравственности, очень тонко уловил суть [того], что происходит. Народ хапнул всего-всего, и вдруг среди народа находится тот, который понимал больше, [он] начал собирать что-то, сделал позитивное для народа, то есть показал свою более праведную нравственность. Что сделали с Христом? Распяли за это – за праведную нравственность. Что сейчас требует абсолютно порочное общество? «Распять!» Потому что он лучше оказался, он понимал больше, он спас страну, он остановил гражданскую войну, он кое-как запустил экономику. Плохо всё это работает, но это работает, и с этого уже можно стартовать, с этого уже можно что-то делать. «Ах, вот ты какой!..» И вот за то, что он это сделал для страны, – распять. Вот нравственность тех, кто выступает за то, чтобы наказать Путина. 

Опять же ситуация: у нас многие сталинисты (я не зря сегодня вспомнил «Шарашки. [Инновационный] проект Сталина») хвалят Медведева. А на Западе прямо говорят: «Путин – это Сталин наших дней. Путинизм – это сталинизм». Они реально видят, [что] к чему. А у нас сталинисты Путина ненавидят больше, чем кого бы то ни было. И когда начинаешь разговаривать с этими сталинистами, [выяснять], а что они понимают в управлении, [то слышишь]: «А вот при Сталине (и приводят примеры из позднего Сталина, когда Сталин был уже в какой-то степени хозяином в стране. – Прим.)… А при Путине…» Они не говорят о том, как Сталин шёл на компромиссы и тактические союзы, когда он шёл к власти, как он вынужден был восстанавливать страну. Они сразу берут [конечный результат]. То есть это всё само произошло (потому что Сталин), а как [произошло], это нас не интересует. И Путин… «Нас не интересует, [как это должно происходить], ты сделай сразу нам красиво. А если ты не можешь сделать, то ату тебя. То есть я хочу так: сесть, ножки свесить, и делайте мне». Не бывает такого, Путин прямо сказал.

Всё будет наилучшим образом [исходя из] того, как будут реально участвовать люди в управлении. И поэтому мы здесь, на семинаре, изучаем Достаточно общую теорию управления, Концепцию [общественной безопасности]. Мы фактически готовим сами из себя кадровый корпус, который должен осуществить вхождение в управление и заместить недееспособную «элиту», которая разбазаривает страну.

Но это не значит, что мы должны сформировать из себя новую элиту. Ни в коем случае. Об этом речь идёт в Концепции общественной безопасности.

Голос из зала: Церковь и Путин. Насколько он заигрывает с ними?

Пякин Валерий Викторович: У нас по этому поводу есть целая аналитическая записка «РПЦ непарламентская партия».

Ну что ж, всем спасибо за работу!

Ещё раз повторю [для тех], кто опоздал: работы алтайского представительства Фонда концептуальных технологий выкладываются на этой странице в Интернете: ghs.uni-altai.ru/voda/. Пока мы решали, где их выкладывать, люди уже без нас это сделали и выкладывают. Спасибо им!

 

13:18 23.01.2012

Вопрос-ответ

Добровольцы

ДотуПрактик

Это Алтай

Статистика