«Вопрос — Ответ» от 03 октября 2016 г.

Аудио в формате mp3 - 27,4 МБ

Хронометраж:

00:00:17 Заявление от 28 сентября представителя Госдепа США адмирала Джона Кирби (Кёрби), объявившего о грядущих последствиях для России «неудавшихся» переговоров по Сирии. Объективность изменяющихся обстоятельств на примере игры в шахматы. Задачи аналитики в динамических системах. Эпиграф из книги «Из жизни начальника разведки» последнего руководителя КГБ СССР Шебаршина Л.В. О причинах и сути скандального заявления Кирби. О методах международной политики Соединённых Штатов в историческом ракурсе. Оглашение главой Пентагона Картера планов в отношении Азиатско-Тихоокеанского региона. Ещё раз о целях нанесённого США по сирийским войскам авиаудара. Крушение поезда в Хобокене (штат Нью-Джерси), как один из ответов Глобального Предиктора (ГП) страновой «элите». Реакция Министерств иностранных дел и обороны России на заявление Кирби. Знаковое событие недели: сенат Конгресса США преодолел вето президента Обамы на принятие закона об исках против Саудовской Аравии. Последующие комментарии МИД РФ и СА. Отношения США и Саудовской Аравии. Слитая в «Нью-Йорк Таймс» (New York Times) запись переговоров Керри с представителями так называемой сирийской «оппозиции». Факты давления Запада на Россию. О Сергее Викторовиче Лаврове на примере интервью от 26 сентября для программы «Поздняков» (НТВ). Медийная напряжённость министерства иностранных дел как один из показателей насущной необходимости формирования российских СМИ глобального уровня значимости. О реалиях сегодняшней информационной войны. Жириновский как пример враждебного влияния в государственном управлении. Провокационно-имитационная деятельность КПРФ. Ещё раз о нынешнем статусе ООН на примере истерики Саманты Пауэр. О необходимости миротворческого манёвра в отношении коллективного Запада.

00:51:42 По каким соображениям выбран момент для дальнейшего раскрытия информации Россией по малазийскому «Боингу». «Гляйвиц» 2014-го года. Информационная политика Министерства обороны РФ. Об осуществляемом в отношении киевской банды манёвре.

00:58:36 О прошедших в Луганской и Донецкой народных республиках предварительных голосованиях (праймериз). Процесс институализации ДНР и ЛНР.

01:00:03 Выступление президента Израиля Ривлина 27-го сентября в Верховной раде Украины. Еврейский вопрос на Западе на примере скандального заявления президента Филиппин Дутерте, который сопоставил себя с Гитлером. Как сливается киевская банда.

01:05:14 Совместное сообщение глав кабмина Украины Гройсмана и Минторга США Притцкер о необходимости ускорения реформ для гарантий передачи дел будущей американской администрации.

01:08:49 О разнице в содержании учебных программ образовательных учреждений для «элиты» (вроде Итона) и для всех остальных на примере истории войны в Сирии. Обучение только начальным азам концепции упраления как показатель определённой системы фильтрации элитарных вузов Запада. О необходимости введения полового разделения по классам и обязательной школьной формы в России. Подход к преподаванию в сталинские времена СССР как пример грамотной системы образования. Совпадение векторов целей России и «глобальщиков» по данной теме и нерешённый вопрос реализации предоставившихся возможностей.

01:17:26 О важности освоения теории управления для каждого на примере недееспособности и феодально-кастовой системы отношений современной «элиты».

 

Стенограмма:

Ведущий: Здравствуйте, уважаемый Валерий Викторович.

Валерий Викторович: Здравствуйте.

Ведущий: Здравствуйте, уважаемые телезрители и гости в студии. Сегодня 3 октября.

Начинаем программу «Вопрос-Ответ» с такого вопроса: «29 сентября был знаковым. В этот день было сделано заявление адмиралом Кирби: "Последствия таковы, что гражданская война в Сирии продолжится, экстремисты и экстремистские группы продолжат пользоваться вакуумом власти, существующим в Сирии для расширения своих операций, которые будут включать в себя, несомненно, удары по российским интересам, возможно даже по российским городам, и Россия продолжит отправлять домой военных в мешках для тел, и они продолжат терять ресурсы, возможно даже снова самолёты". Прокомментируйте, пожалуйста».

Валерий Викторович: Надо сказать, что это заявление действительно наделало много шума. На него оперативно и очень качественно ответил наш МИД, наше Министерство обороны. И это заявление не так просто, как может показаться, хотя оно очень простое. Для того, чтобы понять, выйти на рассмотрение этого вопроса, нужно [сделать] несколько замечаний.

Часто в аналитике, когда что-то анализируешь, то говорят:

- Что же [это]? Он прогнозировал там такое, а это происходит не так, всё получается не так.

Говоришь:

- Так обстановка изменилась.

- А-а, легко всё списать на изменившуюся обстановку.

Так говорят люди, которые не понимают, что такое управление вообще, от слова «совсем», которые не то что в шахматы, наверное, в шашки не умеют играть.

Если взять шахматы как теорию управления, она делится на дебют, миттельшпиль, эндшпиль. И концепция заключается в следующем: нужно выиграть. Стратегия - это выбор с какого дебюта начать, как разыграть миттельшпиль, чтобы прийти в эндшпиль и победить. Все эти сицилианские защиты, гамбиты и прочее - это тактические приёмы. Но применение каждого тактического приёма влияет даже на изменение применяемой стратегии, иногда стратегию приходится менять.

Управление - это не статическая составляющая, это всё время динамически развивающаяся система. И любое действие, которое предпринял какой-то один субъект управления по отношению к другим субъектам управления, действующим в этой же среде, даже просто по отношению к среде, вызывает ответную реакцию.

Представьте себе бой боксёров, фехтование (когда один на один), или какой-нибудь рукопашный бой, [или] сражение на тех же на саблях, когда [идёт] команда на команду - это постоянно динамично изменяющаяся система. Но у неё (у всех) есть определённые принципы. Задача аналитики - дать точный анализ того, что сейчас произошло для того, чтобы определиться с тем: какая концепция реализуется, какая стратегия применяется, какой был применён тактический приём, для того, чтобы на основе этого принять адекватное решение для применения своих тактических приёмов, чтобы провести свою стратегию и добиться реализации своей концепции. Вот о чём идёт речь. И это нужно постоянно [отслеживать]. Если ты ошибешься в этом - ты не будешь знать, куда двигаться, ты не будешь знать, как маневрировать. Это как диагноз! Врач даёт диагноз болезни: если он неправильно дал диагноз, то он будет неправильно лечить человека и может его залечить. Так и по отношению к социальным суперсистемам: неправильно сделанный анализ может привести к гибели системы управления, правильно сделанный анализ приведёт к выздоровлению, к тому, что ты добьёшься своих целей управления, - победишь как в шахматах.

На этой основе я бы хотел процитировать.. Когда я делаю недельный обзор, у меня иногда появляются такие эпиграфы, которые характеризуют основу того, что произошло, которые, как бы, объясняют, дают базовые понятия того, что произошло.  Мы на прошлом «Вопросе-Ответе» говорили о 1-м главном управлении, о Службе внешней разведки. Так вот, его когда-то возглавлял Шебаршин Леонид Владимирович, последний руководитель КГБ СССР. У него есть книга «Из жизни начальника разведки», а там у него есть очень интересная фраза. Это тот самый Шебаршин, который точно говорил, что он-то знает, о чём идёт речь в отношениях России и Запада, он знает, что Западу от России нужно только одно - чтобы России не было. Так вот, в книге «Из жизни начальника разведки» он сказал следующее, я прямо зачитаю: «Роль ошибки, просчёта, легкомыслия и просто глупости никогда не учитывается в анализе политических ситуаций. В материалах расследований, отчётах, публицистических статьях, научных трудах логика и разум вносятся туда, где господствовали неразбериха и некомпетентность, отметается элемент случайного, все события нанизываются на железный стержень рациональной злой или доброй воли. В жизни так не бывает».

События, которые произошли, связанные с адмиралом Кирби, - это просто классический пример того, о чём говорит Шебаршин: «Глупость, легкомыслие, просчёт». И не надо видеть в этом какого-то там глубинного смысла, какой-то там тонкой игры. Что здесь произошло? Это надо понять. Он говорит: «[Что это] никогда не учитывается в анализе». Учитывается! «Достаточно общая теория управления» везде учитывает субъективный фактор, поэтому можно видеть где расчет, а где просчёт, легкомыслие, глупость. И в данной ситуации мы в отношении адмирала Кирби говорим, что это просчёт, легкомыслие и глупость. О чём идёт речь?  

Совсем недавно Соединённые Штаты нанесли удар по сирийским войскам, и многие заговорили о третьей мировой войне, что сейчас мы схлестнёмся с американцами, что сейчас произойдёт нечто ужасное, что всё погибло, «клиент уезжает, гипс снимают», как говорится. На чём это говорилось? На святой уверенности: Соединённым Штатам нужна третья мировая война. С этим никто не спорит, но какая третья мировая война нужна Соединённым Штатам и страновой «элите» США, которая бьётся за это?

Соединённые Штаты в течение ХХ века стали проводниками и организаторами двух мировых войн: Первой мировой в 1914-м году и Второй мировой, её как бы считают с 1939-го года, хотя она началась раньше (её, по сути, надо отсчитывать с 1936-го года, с революционных событий в Испании, тогда же начались события и на Дальнем Востоке в Китае – [война] Японии и Китая). Соединённые Штаты всегда воевали на чужой территории чужими руками: и в Первой мировой войне, и во Второй мировой войне. Они и в Первой, и во Второй мировой войне вмешивались на последнем этапе.

Как они вмешивались? Представьте себе: дерутся два рыцаря, два богатыря, и кто-то со стороны как бы подбадривает одного из дерущихся, [при этом] другому всё время посылает сигналы: «Я с тобой, а этого я поддерживаю потому, что так надо».  

Соединённые Штаты и в Первую, и во Вторую мировую войну никогда в чистую не играли ни за одну сторону. Они [предоставили] ленд-лиз для Советского Союза, но в то же время [вели] полноценное научно-техническое сотрудничество [с Германией], и даже в части политического прикрытия организации разных потоков для Третьего Рейха, чтобы как сказал Трумэн: «Мы посмотрим, кто из них будет побеждать, и будем помогать слабому, чтобы они побольше убивали друг друга».

На последнем этапе, когда богатыри уже израненные и уставшие, [когда] один [из них] повержен, а другой готовится нанести удар, тот, кто был в стороне и смотрел, подскакивает, наносит удар (не смертельный, но обездвиживающий) и заявляет о своей победе, или же о победе совместно с [поверженным] богатырём. И пока богатырь ошарашенный и уставший чего-то решает, тот начинает делить гешефт. В первую очередь делить гешефт»

Это Соединённые Штаты, они всегда так делали. Соединённые Штаты - это страна, которая не выиграла ни одной войны. Соединённые Штаты показали, что их армия, в общем-то, недееспособна для большого противостояния. Они могут воевать только с банановыми республиками, куда приплывёт АУГ* и навалится всей массой. Как показывает захват Гренады, они умудряются нести потери там, где потери нести проблематично. Вспомните, Маккейн является самым результативным лётчиком в Соединённых Штатах, правда он уничтожил американских самолётов больше, чем любой американец уничтожил в бою. Вот такие вот они вояки.

Соединённым Штатам нужна война, но она нужна на чужой территории и чужими руками. Соединённые Штаты сами воевать не могут, а в современном материально-техническом состоянии, ресурсной устойчивости они не могут воевать вообще. Они растянуты по всем фронтам, их везде не хватает. Сейчас Пентагон заявляет, что к 2020-му году они сконцентрируют 60% всех ВМС и ВВС Соединённых Штатов в Азиатско-Тихоокеанском регионе. При этом, они удивят мир новым оружием, которое будет просто не сравнимо по качеству с другими [аналогами]. Но если у вас [есть] новое оружие, которое более функционально, то зачем вы всё туда стягиваете? И даже ответ, что Китай становится центром концентрации управления, - не решает этой задачи. Это означает, что Соединённые Штаты начинают ужиматься, что никакие вооружения их уже не спасают. И от какой величины 60%? Что останется у них от армии?     

Соединённым Штатам нужна война, но сами воевать они не могут. И задача этого авиаудара была одна - выйти из соглашения России и Соединённых Штатов по мирному урегулированию в Сирии. Им только это нужно было - разорвать это соглашение, снова ввести в переговорный процесс, снова соглашать. А зачем это нужно?   

Дело в том, что если ИГИЛ в его нынешнем виде будет уничтожен, то это множит на ноль саму победу страновиков в борьбе за президентское кресло в Соединённых Штатах. Хиллари, точнее те, кто стоит за Клинтон, приходят к власти, а инструмента проведения своей внешней политики у них нет. То есть создать проблему, а потом предложить её решение, [они не могут]. Им нужно будет решать по принципу, [который] сейчас предлагает Трамп - «по одёжке протягивать ножки». А они этого не хотят - они хотят паразитировать на всех странах и народах, они хотят сохранить Pax Americana. Но если убрать ИГИЛ, убрать террористическую угрозу (международный терроризм вот в этом виде), то они лишаются инструмента своего проведения. Им это надо было, и они как бы это всё решили.

И мы говорили, что сразу последовали ответы от Глобального Предиктора: это и новые убийства в Соединённых Штатах, и взрыв путей поезда. Это качественное изменение, когда подорвали железнодорожные пути на пути следования поезда. Это качественные изменения - это показатель [того], к чему движутся Соединённые Штаты. И я говорил, что они сейчас [находятся] в очень опасной ситуации, когда у них может быть скорее гражданская война, чем выборы. Вот до чего страновики довели свою страну.

И в этих условиях страновики не знают, куда им ткнуться. Они не знают, что им предпринять. Они не понимают, как дальше действовать. Они думали, что они всё умеют, ведь через них сделали и Первую, и Вторую мировую войну. Они вроде делают то же самое, а у них ничего не получается, у них всё сыпется. Вы посмотрите, у них за последнее время сопутствующий ущерб всегда превышает полученную прибыль - эффект «обезьяньей лапы». У них ничего не получается, и чем дальше, тем больше. И здесь у них одна надежда - на государственный переворот в России.

Адмирал Кирби, он ведь не отсебятину сказал, он выплеснул на всеобщее обозрение то, что казалось в его окружении беспроигрышным аргументом. Он заявил: «Если вы такие, если вы сопротивляетесь, мы вас вот так». Его заявление о том, что у нас из Сирии пойдут бойцы в мешках, что у нас будут взрываться дома, будут падать самолёты - это означает одно: «Мы, страновики, приняли решение и отдали спецслужбам команду на проведение терактов у вас в России, против российских (русских) войск». По-другому это не трактуется - только так. Но попутно он фактически выписал квитанцию о том, что Соединённые Штаты «крышуют» террористов. Соединённые Штаты только в одном случае могут гарантировать или обещать вот такие последствия, тем более на таком уровне, если они имеют влияние на инструмент совершения вот этих самых действий.

Здесь наш МИД правильно сказал, что это фактически команда «фас». Захарова заявила: «Это команда "фас", это команда на исполнение». Но и наше Министерство обороны правильно сказало: «Так что, господа, маски сброшены - за ИГИЛом стоит государство Соединённых Штатов. Следовательно, ИГИЛ - это подразделение Соединённых Штатов». А дальше что было сказано: «Вы заблуждаетесь, господа, что мы не знаем кто [из ваших там воюет]. Мы знаем, кто и какой военнослужащий Соединённых Штатов возглавляет и управляет террористическим подразделением на территории Сирии. Это мы вам организуем, чтобы они у вас все [в мешках] пошли. У вас места на Арлингтонском кладбище не хватит. Мы сделаем [так], чтобы они не оставались в Сирии, а шли к вам». Вот о чём было сказано [нашим] Министерством обороны.

Ну здесь как бы всё понятно, воевать с Россией это - ого-го! Адмирал Кирби это понимает, и те, кто за ним стоит. [Воевать они] не смогут. А что же внутренняя оппозиция внутри страны (имеется ввиду в России), что же она Путина-то не останавливает? Что же она [его] не свергает, что же она не заявляет: «Путин всё слил и надо Путина свергнуть», - и всё прочее? Почему она не организовывает здесь теракты, не помогает [пиндосам]? Почему она вся сразу зажалась? А потому, что (ещё раз говорю) у нас уникальная ситуация, когда вся эта «элитарная» прослойка находится между молотом и наковальней, между Государем и народом. И она вынуждена, плохо ли, хорошо ли, [но] вынуждена работать на интересы страны, конечно стараясь максимально навредить интересам страны, чтобы услужить своим заокеанским хозяевам, но вынуждена работать.

Но главное, что прозвучало. Главное это то, что Сенат Конгресс Соединённых Штатов преодолел вето президента Обамы на закон, позволяющий гражданам Соединённых Штатов подавать иски против Саудовской Аравии. При чём за это проголосовало 97 сенаторов из 100 и 1 воздержался. Это о чём говорит? Такое голосование показывает, что здесь страновики оказались поддержаны глобальщиками.

В штабе Клинтон радость: «Клинтон подписала бы этот законопроект сразу же! Мы круче всех! Мы самые-самые главные! Она подписала бы сразу этот законопроект!» То есть их ошибку управления, их глупость, глобальщики тут же усилили, поддержали своим ресурсом и сделали такое массовое заявление.

Но на что обратил внимание наш МИД? Наш МИД обратил внимание сразу на несколько моментов, и в частности, [на] то, что этим законом Соединённые Штаты распространили внутригосударственную юрисдикцию США на весь мир. На каком основании они выносят это [решение]?

Что касается второго момента, тут уже и наш МИД, и Саудовская Аравия - оба ответили. Саудовская Аравия заявила: «Подрыв основ государственного суверенитета, сотни лет являющегося основой международных отношений, будет иметь негативный эффект на все страны, включая США».

О том, что это будет негативный эффект перед голосованием предупреждало ЦРУ, потом об этом сказал президент Соединённых Штатов Обама: «Ну вы задумайтесь, что вы делаете? Ведь "ответка" прилетит нехилая. У вас нет этого ресурса». И дело даже не в том, что, когда этот законопроект был внесён в апреле месяце, Саудовская Аравия пообещала вывести из Соединённых Штатов 750 млрд. долларов – то есть предъявить долги к оплате. Соединённые Штаты устойчивы только в одном плане, когда они живут в долг, и этот долг никто не требует.  

Но теперь, смотрите, Саудовская Аравия на паях с Соединёнными Штатами (Саудовская Аравия - это как полевой штаб) управляют ИГИЛ в районе Ближнего Востока и Магриба. И вдруг Соединённые Штаты делают из Саудовской Аравии «козла отпущения». Саудовская Аравия была их союзником, а теперь Саудовская Аравия - «козёл отпущения». Из неё делают как бы государство террористов, со всеми вытекающими последствиями дальше.

Саудовская Аравия противостоит с Ираном - кто будет осуществлять руководство всем мусульманским миром, кому должна принадлежать Мекка и Медина - Саудовской Аравии или Ирану, то есть на каком основании они управляют этими святынями. Саудовская Аравия воюет с хуситами в Йемене. Саудовская Аравия по уши завязла в ИГИЛ. И в это время на Саудовскую Аравию Соединённые Штаты направляют свой удар для того, чтобы решить свою внутреннюю проблему. Направляют по принципу «бей своих, чтобы чужие боялись». Это что, так действует государство, которое нуждается в союзниках? Это хороший пример для Европы, чтобы она шла в русле Соединённых Штатов? Или же показывает, что Соединённые Штаты «отматросят и бросят»?

Это полное разрушение [имиджа Соединённых Штатов]! И о чём [их] предупредили? Теперь все государственные служащие Соединённых Штатов находятся под ударом. Если раньше, где бы американские военные кого бы не убивали, они всё равно были неподсудны, то теперь в любом случае с них начнётся, а там доберутся и до дипломатических работников, и до других представителей американского государства. Государство посыплется! И когда они это осознали, Кирби, сразу [сказал]: «А что? А я всё - я назад пойду. Я так не говорил. Ведь вы же так не возмущались, когда Керри год назад предупреждал о том, что могут быть вот такие вот атаки».

Но вот здесь надо понимать положение Керри.

«Нью-Йорк таймс» (New York Times) опубликовало очень интересную 40-минутную запись по общению Керри с оппозиционерами в Сирии, где он [говорит]: «Я лично делаю то, то и то. Мы готовы вам сделать, [то, что просите], но это Обама не хочет. Главное - нас русские переиграли. Мы хотим вам сделать, но нас переиграли».

Но вопрос заключается в следующем: он - секретарь Госдепартамента США, и он говорит: «Нас переиграли». То есть [это] не к нам претензии - мы сколько можем, [столько и делаем]. Но вот русские настолько сильны... Министр иностранных дел, если так можно перевести, заявляет: «Соединённые Штаты ничего не могут сделать с Россией, она очень сильна».

Он для этой роли выполняет свою миссию. Он является как бы сторонником Клинтон, [хотя] никогда [этого] не оглашает, потому что все как бы знают: придёт Клинтон и Керри не будет Госсекретарём. Хотя ему по возрасту уже зачем это надо - быть Госсекретарём? Все его действия и действия Обамы навешивают на Клинтон один сплошной негатив, что они ничего не могут, что они берутся за дела, которые не по силам Соединённым Штатам. Он «сливает». А самое главное - что Керри оглашает? Он оглашает связки страновой «элиты» с теми инструментами, которые подлежат не обрезанию вообще, а так скажем «стрижке», [чтобы] привести в удобоваримый вид. Кустарник разросся, его надо снова сделать квадратненьким, чтобы он некоторое время не привлекал внимания, что нанесёт какой-то вред, [чтобы выглядел] как декоративное устройство - мало ли какое там будет ещё террористическое объединение. Им нужна эта стрижка, и он говорит: «Ну ничего не сделать, всё».

А это что означает? Это перестройка всего управления миром, полностью.

В этой связи, вот эти действия - это глупость, просчёт, легкомыслие страновиков, их непонимание глобальной политики. Они думают, что они могут играть на равных с Глобальным Предиктором, но, как показывает практика, они не могут. Но эта, достаточно такая кризисная ситуация, кризисная не только по этому событию с заявлением Кирби, с некоторыми такими заявлениями Керри о том, что Соединённые Штаты прекратят сотрудничество с Россией - здесь целый комплекс.

Ведь Россия не в безвоздушном пространстве, и атака Запада на Россию идёт перманентно с использованием различных механизмов: здесь и «Боинг», сбитый над Украиной, и Украина, и Европа с её санкциями, и Япония с её территориальным вопросом - масса всего. Опять же, попытка раскачать конфликт между Индией и Пакистаном, что выявляет, что там [было втянуто] среднее генеральское звено. Даже не высшее звено генералов, а среднее генеральское звено - это максимум, где была эта провокация осуществлена. Кто вылез с комментариями, что будет ядерная война, смотрите по этим генералам и знайте, что это подпиндосники, которые ради интересов Соединённых Штатов готовы свою страну спалить в ядерной войне, и ради этого они осуществляют все эти провокации. Масса. У нас и с Китаем не такие большие [зоны взаимодействия].

В этой связи надо отметить очень высокую интенсивность работы министра иностранных дел Лаврова и его заместителей. 26 сентября Лавров дал очень серьёзное интервью, которое он завершил очень серьёзным посылом. Он сказал, последняя его фраза, что «с такими партнёрами каждодневно убеждаешься, что у России есть только два союзника - её армия и флот». То есть надеяться, в общем-то, не на кого, надо выплывать самим.

И выплывая здесь сами, получаем интересную картину:

  • 29-го, в кризис, Захарова работает очень плотно и даёт отдельно интервью «Комсомольской правде».
  • 30-го интервью Лаврова «Би-би-си» (BBC) и интервью его заместителя Сыромолотова «Россия сегодня».

О чём идёт речь? Почему вот такая интенсивная работа?

Здесь вещь такая: хотим мы того, или не хотим, но вынуждены снова говорить о том, что у нас отсутствует такой инструмент проведения внешней политики (я уже не говорю глобальной - не до этого!) как «Файнэ́ншл Таймс» (Financial Times), «Нью-Йорк таймс» (New York Times), «Зю́ддойче ца́йтунг» (Süddeutsche Zeitung). У нас есть «Раша Тудей» (Russia Today), но это уровень «Ассошиэ́йтед Пресс» (Associated Press), это «Франкфуртер Альгемайне» (Frankfurter Allgemeine) – вот этот уровень. Это другой уровень, это оперативный уровень, а нам нужен методологический уровень.

Представьте себе ситуацию: идёт война, у нас есть учёные, которые разработают такое оружие, которое принесёт победу, у нас есть рабочие, которые сделают это оружие, которое принесёт победу и сократит количество жертв - но на это требуется время. Но этого времени не будет, если сейчас атаку не отбить.

Почему в 1941-м году бросались в бой ополчение и курсанты военных училищ? Сейчас нужно [защищать].

И вот представьте себе, что этих учёных, высококлассных рабочих бросают в бой, отбивать атаку, когда они должны заниматься своим делом. Но они идут в бой, потому что нет этого ресурса. Нет ни одной попытки создать этот ресурс, потому что нет понимания, как надо работать. И Лавров вынужден работать сам. Захарова работает, его замы, Чуркин работает - они пашут. Это, понимаете, полевые бойцы. Это с их-то уровнем, с их квалификацией?!

Уже сейчас на Западе слышны мнения (это мнение от глобальщиков) о том, что надо вводить ротацию, чтобы Министр иностранных дел работал не только на эту страну (на одну страну), а чтобы, когда у него закончится срок его квалификация не понижалась, перевести его министром иностранных дел другой страны. [В связи с этим] высказали желание: «А не предложить ли Лаврову, чтобы он стал министром иностранных дел Соединённых Штатов?» Есть такое. Это оценка, это очень высокая оценка профессионализма!

Представьте себе ситуацию, почему они это делают? Когда проходят переговоры, встречаются, скажем, Лавров и Керри, и каждый из них говорит:

- А вот это надо сделать так.

А другой говорит:

- А я не могу. У меня общественное мнение такое, оно меня подпирает, оно проводит к этому. Я должен выполнять, проводить политику страны, опираясь на общественное мнение.

Но тому же Керри общественное мнение формируют все информационные агентства, в том числе и «Нью-Йорк таймс» (New York Times), и «Файнэ́ншл Таймс» (Financial Times). (Имеется ввиду, когда Керри работает от глобальщиков, а не когда он [делает] вид, что работает от страновиков). Он с этим работает. Что может предъявить ему Лавров? А Лаврову нужно сначала дать интервью, чтобы это зарезонировало в СМИ, [дать] необходимые посылы. [Когда] это зарезонировало, он с этим приходит [на международные площадки] - а это время. Если у Керри к каждой встрече - раз, и публикации пошли, то Лаврову нужно сначала сделать заявление, чтобы пошли публикации, а потом уже предъявить, а это уже запаздывание в реакции. Но даже в этом он состоялся как лучший министр иностранных дел.

А дальше ведь ситуация. Лавров говорит:

- А это мнение народа, это мнение страны.

Керри [отвечает]:

- Это мнение сформировано вами. Вы дали интервью и общественность среагировала.

У кого в этом отношении переговорная позиция сильнее - у Керри или у Лаврова? Ну, безусловно же у Керри. Мало того, что требуется время (а это запаздывание создания информационного поля), так ещё и применение самого информационного поля в этом случае имеет дефекты. Да, у нас прекрасный министр иностранных дел, который великолепно работает. И команду он выводит так, что она работает всё лучше и лучше. Но это же объективные факторы, которые вредят деятельности. Их же надо обеспечить, чтобы ещё встреча не запланирована, а уже статьи необходимые появились. А где у нас такое издание, которое бы это формировало?

Когда говорят о студентах Итона: что надо, чтобы встретиться [с президентом России]? А инструментарий-то есть. Они там воспитывают этот инструментарий. А у нас не то, что кадрового инструментария не воспитываем, не учим («Концепцию общественной безопасности» всё время сектантством каким-то пытаются объявить, чтобы выслужиться перед Соединёнными Штатами, перед страновиками выслужиться), так у нас нет и инструментов проведения «холодной» войны, информационной войны.

Когда говорят: «Холодная война закончилась», - никогда «холодная» война не заканчивалась. «Холодная» война существует столько, сколько существует человечество в его толпо-«элитарном» виде, то есть конфликт интересов. «Холодная» война - это информационная война, и она есть везде, где есть конфликт интересов. Сколько есть человечество, столько и существует этот конфликт интересов. И кто как сможет представить здесь информацию…

Если в обычной войне побеждает тот, у кого лучше винтовка и кто лучше ею владеет, то в информационной войне побеждает тот, у кого лучше, мощнее информация, и кто лучше ею владеет. Но есть одна особенность - винтовок должно хватать на всех, и информация должна быть в необходимом количестве, чтобы на ней строить управление.

Вот о чём идёт речь.

Так что, мы опять возвращаемся к тому, с чего я начал. Именно «Достаточно общая теория управления» позволяет видеть, где умысел, расчёт, а где легкомыслие, просчёт. И эта реакция, когда насчёт Кирби начали «заламывать» руки: «А-а он такой, а-а он сякой, а-а он там всё…», - в данном случае усиление позиции своего «партнёра». У него просчёт, у него провал, а вы начинаете искать там то, чего нет, и в отношении этого начинаете работать. А сейчас у нас ещё есть умники, типа Жириновского, [который] вообще предлагает осуществить разгром нашего дипломатического корпуса.

Я уже не раз говорил, что Жириновский работает ровно в рамках внутренней политики Соединённых Штатов на стороне страновиков, на стороне Клинтон. Он обеспечивает им, Клинтон, победу на выборах. Он орёт: «Надо разогнать всех дипломатов, они плохо работают! Видите, там уходят с заседания ООН, [в этом] виноваты наши дипломаты».

У тебя что с головой?! – если так посмотреть. Да это победа нашей дипломатии, то, что они ушли! Но даже если не рассматривать [это] как победу, ушли-то они! Они ушли! При чём тут наши дипломаты? Они (американская сторона - прим ред.) не хотят слушать!

Я неоднократно говорил, что КПРФ устраивали спектакли для того, чтобы можно было делать вид, что они за народ - свидомизм как в Раде устраивали. Они оккупируют трибуну, стучат кулаками, кричат: «Мы не дадим подойти к этому микрофону!», - потом все дружно уходят из зала. А законы какие надо принимаются.

[Представьте], выходит командир дивизии во время войны перед гражданами города и говорит: «Граждане, вон фашисты идут. Они несут вам порабощение, они несут беды и лишения. Но нас мало, нас дивизия. Для того, чтобы вы убедились в том, какие они плохие, мы не будем гибнуть за ваши интересы. Мы уйдем и пусть всё это на вас ляжет». Но это предательство!

Россия потому победила, что даже когда было мало [людей], то [они на смерть] стояли. Фильм «28 панфиловцев» (пусть он снят не в том виде, в котором событие реально произошло, а в том виде как известен этот подвиг широкой публике) - это выражение русского духа. Не важно сколько на тебя врага прет, важно, что у тебя за спиной и что ты защищаешь. Что отступать-то некуда, надо стоять! И стояли [даже] тогда, когда проигрыш был полный! Где закончилась война? В Берлине! И всегда так было в России! Один солдат стоял и погибал, но он сдерживал противника и давал возможность другим и оборонительные рубежи подготовить, и подготовиться к атаке и разгромить противника.

В информационной войне тоже самое. Что по сути делали депутаты КПРФ? Они уходили и освобождали [трибуну]**. [Без них] принимались антинародные законы по соглашению о разделе продукции и другие законы, все антинародные бюджеты, против которых они там выступали и кулаками потрясали. Всё принималось.

А что произошло на Совете безопасности ООН? Что показала истерическая позиция Пауэр? Во-первых, её истерическая позиция показала то, что Совет безопасности ООН является достаточно эффективным инструментом надгосударственного управления и межгосударственных отношений. Если бы это было не так, то Пауэр не психовала бы. Плевали бы просто на это ООН и делали по принципу «а Васька слушает да ест». А так и было в начале 2000-х годов, когда реально стоял вопрос о закрытии ООН. А сейчас-то позиция другая. Там уже по-другому [всё]. Соединённые Штаты не могут [продавить своё мнение], не могут заставить [согласиться с ними]. И [Пауэр] вынуждена выскакивать: «Я не буду слушать, а пойду подготовлю информационное поле для того, чтобы, когда Чуркин вышел, то он вышел уже на подготовленное информационное поле». У нее истерика, она не знает, как управлять [информационными процессами]. Она представитель страновиков. Она мечется.

А дальше что? А дальше они уходят с этого экстренного заседания. И что они показывают? «Мы не можем влиять на принятие этого решения. Но мы чисты перед своими работодателями, потому что нас там не было, когда было принято решение, которое ущемляет кланово-корпоративные интересы моего работодателя, страновиков Соединённых Штатов». И все «подпиндосники» ушли.

Эффективность нашей политики заключается в следующем. Путина всегда обвиняют в том, что он кого-то там «слил». [Но почему-то «слив», как это делает Путин, всегда приводит к решению задачи именно в формате благоприятном/победном для России]. Сейчас идут бои за Алеппо и весьма эффективно, а раньше постоянно «сливались» - то одни переговоры, то другие переговоры.

Но мы же понимаем ситуацию, в которой мы [находимся] во всём мире. Весь Запад стоит против России. По одиночке мы может быть справимся со всеми, но [борьба] с коллективным Западом, при учёте внутренней оппозиции, будет всепланетарной катастрофой. А нам она нужна? Нет. Значит нам нужно сделать так, чтобы Запад оказался на нашей стороне. Примерно [так] как это сделал Сталин, когда вместо того, чтобы поддерживать Гитлера, Великобритания и Соединённые Штаты вступили в войну против [него]. Ведь именно политика Сталина привела к тому, что Великобритания вступила в войну с Соединёнными Штатами.

Вот если бы мы действовали так, как предлагают «ура- патриоты», то коллективный Запад был бы против Советского Союза. И Советский Союз был бы один против всего мира. А так была антигитлеровская коалиция, которая плохо ли, хорошо ли [помогала], но мы победили. Нечто подобное нужно сделать и сейчас.

А как это сделать? [Тут] надо понимать, что не всё ты можешь сделать сразу. Первое и основное, что нужно проводить – [это] политику миротворчества. То есть договариваться в Сирии, [чтобы] всё больше и больше общин, шейхов со своими отрядами присоединялось к миротворству. И этот процесс идёт. Это высвобождает армию Сирии, это делает тылы армии Сирии более спокойными.

Дальше. На какой основе нам говорят: «Вы несете там гуманитарную катастрофу»?

Мы не несём гуманитарную катастрофу. Обратите внимание на то, что ни разу никто не смог доказать, что Россия разбомбила какой-то гражданский объект. Соединенные Штаты постоянно бомбят свадьбы, какие-то собрания, больницы. И каждый раз у них традиционно: разбомбили и сказали: «Ну ладно, извините. Ну что вы тут это самое? Ну ошиблись мы». И вопрос закрыт. Сразу закрыт. А по России, которая не нанесла ни одного удара, постоянно шумиха.

И там обратная реакция. Каждый раз, когда Россия докажет, что этого не было, что это сделал кто-то другой, или же что эти [обвинения] вообще фейк, или это снято в другом месте, [они говорят]: «Ну что вы тут? Ну ошиблись, забыли - ну всё». И опять же глаза закрывают их средства массовой информации, которые создают информационное поле. И мы постоянно [находимся] в такой ситуации.

Власть – это реализуемая на практике способность управлять. Управление – процесс информационный. Распространение информации – есть управление. Нам нужно, чтобы распространялась другая информация. А для этого требуется время и дипломатический манёвр.

- Мы тоже сражаемся против террористов. А почему мы против них сражаемся? А для того, чтобы защитить мирное население. Нужно перемирие? Давайте сделаем это перемирие. Вы обещаете, что отделите хороших террористов от плохих террористов - мы согласны, давайте попробуем (хотя террористы все плохие). Вы говорите о том, что они там случайно записаны в террористы, [что] они «хорошие» оппозиционеры, но случайно перемешаны с террористами. Давайте сделаем одно перемирие.

Сделали. [Говорят], что короткое:

- Времени не хватило.

- Но почему же эти ваши «хорошие» террористы, воспользовавшись этой паузой, провели полностью перегруппировку и снова пошли в атаку? А мирные жители как были в заложниках, так и [остались]. Еще одно перемирие [нужно]? Еще сделаем!

Сделали.

- А почему результат тот же самый? Нет, ребятки, - всё. Больше мы с вами в это не играем!

Что Лавров сказал? «Россия больше не идёт на односторонние уступки». И Западу, как дипломатическому корпусу, так и всему обществу предъявить нечего, кроме визга. Потому что у нас под каждое [решение] есть событийная фактура. Мы предъявляем [то], к чему приводят все предложения защитников террористов. Выясняется то, что и Пан Ги Мун, оказывается, ходит под пиндосами. Тоже орёт, что люди там страдают.

Что же вы не орали, когда игиловцы уничтожали мирное население? И сейчас нигде не орёте. Почему вы про хуситов ничего не говорите, которых геноцидит Саудовская Аравия? Там у вас ничего не происходит. А здесь Россия уничтожает именно террористов, ваших же врагов, которых вы объявили своими врагами. Что же вы защищаете их постоянно? Вы же официально подтверждаете, что вы никогда не бомбите Джебхат ан-Нусру, хотя признаете её террористической. Почему вы оружие им даёте?

Вот для того, чтобы были такие признания, нужна дипломатическая работа. Здесь шашкой махать не надо.  Здесь нужно терпение и понимание манёвра. А у нас многие хотят шашечкой помахать. А что потом у нас самих будет гражданская война, что всё рухнет - их не интересует.  Они же крутые. Они всё понимают, на кого они работают. А работают они на Соединённые штаты против России со своим «шашкомаханием». Вот о чём идёт речь.

Так вот, чтобы не бросать в бой такие высококлассные кадры тогда, когда это не требуется, чтобы интервью были такие, чтобы интервью дал и все встали – [нужны определённые средства массовой информации]. А то Лавров уже становится чернорабочим бойцом поля с Захаровой. Захарова брифинги проводит - это её поле боя, а расширение – это уже перегрузка. Чтобы не было перегрузки, нам нужны (нам в любом случае нужны, даже при том, что будут и пресс-конференции, и брифинги, и интервью - всё будет) информационные СМИ, которые будут работать в той же сфере, где работают «Файнэ́ншл Таймс» (Financial Times), «Нью-Йорк таймс» (New York Times), «Зю́ддойче ца́йтунг» (Süddeutsche Zeitung). Нам нужно создавать поле, нам нужно усиливать позицию нашей дипломатии. И тогда будет меньше крови при проведении таких манёвров, как в Сирии, с этими замирениями.

Вот, в принципе, коротенечко, сразу подчёркиваю, коротко по этому выкрику Кирби.

Ведущий: Вы уже упоминали один из сюжетов, пока отвечали на предыдущий вопрос. По нему есть вопрос: «Как Вы считаете, по каким соображениям выбран момент для дальнейшего раскрытия информации Россией по малазийскому Боингу? Ответ на удар США по сирийским войскам, результат выборов в ГД (Госдуму), подрыв доверия к Хиллари Клинтон накануне выборов, плановое продолжение подрыва основ киевской банды или всё вместе взятое?» Это от Антона из Харькова.

Валерий Викторович: Вообще-то это всё - уровень максимум, что выходит на внешнюю политику. Вопрос стоит гораздо значимей.

Я неоднократно говорил, что самым тяжёлым годом был 2014г. И что сбитие малазийского Боинга – это аналогично Гляйвицу 1939 г. Смотрите, на что вышла комиссия расследования. Причём Украина, которая является одним из подозреваемых в сбитии этого самолёта, является членом этой следственной группы. Что она выдала? Она не выдала ничего. Оказывается, за это время, что прошло с предыдущей пресс-конференции (оглашение предыдущих результатов), они смогли только мультик нарисовать. Больше ничего нового они не огласили. Это опять старая заезженная пластинка, что «кто-то, где-то и как-то». О чём им постоянно и говорят: «А где следствие? Следствие-то где? Вы почему следствие не проводите? Вы почему до сих пор не выложили самолёт, ни одного следственного эксперимента [не провели]? Ничего не сделали».

А суть заключается в следующем: когда проводили сбитие этого самолёта, то расследование этого сбития не предполагалось вообще. Предполагалось, что будет третья мировая война, разгром России, оккупация России. Россия погрязнет в гражданской войне, и все забудут об этом Боинге. Это по Гляйвицу.

В 1939 году Германия провела провокацию Гляйвица. Но до лета 1945 года, даже после победы, о Гляйвице никто не вспоминал - не до того было, воевали. Проблем было выше крыши у всех. И только когда разгромили [Германию], взялись за расследование Гляйвица: «Зачем вы эту провокацию устроили?»  

А сейчас эта провокация расследуется сейчас. А что сказать, если не планировалось, что вообще будет расследование? Если планировалось, что даже некому будет предъявить вот это всё. Врать? Ну так врать тоже надо с толком.

Украину сюда включили для одной простой причины: «Смотрите, что делает Россия? Ух как коварно поступает!»

Россия, раз, и министерство обороны показывает, что был самолёт. Надо как-то это дело отработать и всё прочее.

Украина не представила никаких документов: ни переговоров диспетчеров, ни показания радаров, ничего. Но Украина туда введена для того, чтобы не были видны контакты, как утрясается информация, как подгоняется этот доклад.

Мы дожидаемся очередной даты оглашения этого доклада, где они вроде бы всё это отработали, что мы вбросили (информацию), и вбрасываем новый элементик картины. [Картина] как пазл собирается. Мы вставляем ещё один элемент, и картиночка приобретает другой [образ]. Им снова требуется время. А поскольку доклад, который они подготовили, никуда не годится, потому что иначе сразу выяснится, откуда чьи уши торчат, они снова говорят общими фразами о том, что Россия виновата, [про] ЛДНР там и прочее. И снова-здорово, снова пошли по этой старой схеме, по этому кругу. И так каждый раз: они подготовятся - мы дозировано, раз, информацию [закинули], они снова уходят в глубокий аут.

И у них возникает вопрос: «Вообще, что делать?» И тут приходит, в общем-то, на помощь изменение Украины. Вызывают нашего посла в Нидерландах (МИД) и говорят: «Что это такое? Позиция России неконструктивна. Она вызывает недоверие к нашей информации». То есть мы дебилам, мы быдлу этому сказали: «[Самолёт] русские сбили. Доказательств никаких предъявлять не будем». А русские предъявляют доказательства, что не сбивали. Нам не доверяют, [говорят]: «Надо что-то решать, кто тут нас дурит». А следующий шаг будет: «Ах вот, кто дурит! Украина-то у нас член следственной комиссии. Это она нам все факты подтасовывает. Ату их!» Вот и всё.

К этому пошёл манёвр с этими вызовами послов. Сначала [нашего вызвали] в Нидерландах, а теперь голландского к нам, в наш МИД. Вот этот манёвр начался, когда «стрелки» за фальсификацию всего расследования, что оно не идёт, будут переводиться на киевскую банду, со всеми вытекающими отсюда последствиями для членов киевской банды. То есть война не получилась, и за это будет кто-то отвечать.

Тот же [самый] «Фокс-Ньюc» (Fox news) о чём сейчас показывает интервью с Мэтью Ли (Associated Press): «Да вы хоть как можете относиться к России, но учитывать её фактор в управлении вы просто обязаны. Вы должны [с этим] считаться. Вы не можете переломить».

А дальше немецкое издание, не помню [названия], говорит: «Запад скоро преклонится перед Путиным, потому что нет у нас доказательств. Поэтому придётся (они считают [это] как преклонение) признать правоту России». Что Россия, говоря правду, доказала эту правду.

Если бы у нас, повторю были СМИ уровня «Файнэ́ншл Таймс» (Financial Times), «Нью-Йорк таймс» (New York Times), «Зю́ддойче ца́йтунг» (Süddeutsche Zeitung), мы бы это провели в гораздо короткие сроки и с меньшими потерями, в том числе и во время войны на Донбассе (карательной операции на Донбассе).

Ведущий: Раз уж мы перешли к Украине, то следующий вопрос из Донецка от Максима: «Добрый день, Валерий Викторович и ФКТ-Алтай. Праймериз ДНР и ЛНР – это маркер, говорящий о том, что целостной Украины уже не будет никогда».

Валерий Викторович: Минуточку! Я сразу отвечу.

Неправильно. Праймериз в ДНР и ЛНР показывает о том, что происходит институциализация этих республик для того, чтобы они могли полностью принять правопреемственность управления Украиной в целом. Они показывают [свою] государственную состоятельность на фоне того, что Украина показывает свою государственную несостоятельность.

Ведущий: В принципе, тогда получается переходим к следующему вопросу, связанному с Украиной.

Валерий Викторович: А там что было?

Ведущий: В принципе, всё на посыле того, что Украина никому не нужна. Хорошо, продолжим вопрос: «Для чего России народные республики у себя на границе? Или это промежуточный этап для дальнейшего вхождения в состав РФ, ведь в целостности Украины уже никто не заинтересован?»

Валерий Викторович: Прежде всего, в целостности Украины заинтересована Россия и Украина сама.

Ведущий: Ну мы уже ответили на эту часть этого вопроса.

Итак, Фасхутдинов Руслан задаёт вопрос: «Здравствуйте, Валерий Викторович. 27 сентября президент Израиля Ривлин выступил в верховной Раде с критикой национализма, а уже 1 октября было нападение на синагогу в Москве. ГП (Глобальный Предиктор) пригрозил пальцем евреям и защищает бандеровщину на Украине?»

Валерий Викторович: Нет, всё как раз наоборот.

Ривлин, выступая в Раде, говорит: «Украинцы, особенно ОУН, являлись активными участниками геноцида евреев». Еврейский вопрос, хотим мы того или не хотим…

Да, [мы] понимаем, что готовится «глобальный холокост» - замена евреев на армян. А может быть это промежуточное звено будет [попросту] ликвидировано. То есть сразу пойдут на саентологию. Тут уже вопрос [в том], как карта ляжет и как надо будет вести игру - то, о чём я говорил: какие тактические приёмы приведут к изменению в стратегии.

В Великой Отечественной Войне были разные приёмы: были и стратегические наступления, но была и стратегическая оборона, закончившаяся Курской дугой.

Так что вопрос заключается в следующем. Ривлин обвинил украинцев в том, чем они больше всего гордятся. Они, великоукры, свидомиты, всегда гордились тем, что в том же Бабьем Яру палачами были 1200 украинцев и всего лишь 300 немцев. Депутатов никто за язык не тянул. Ведь было заявление? Было в 1993 году – хвастались. Но ведь время было другое.

Но свидомые укры, они потому и свидомые, что дальше собственного носа не видят. И они думают, что эта обстановка будет вечно. А положение поменялось. На Западе еврейский вопрос – один из самых главных.

Вот Дутерте, президент Филиппин, сравнил себя с Гитлером. Некорректно сравнил, вопросов нет. Но дальше-то что? Он приносит извинения еврейскому народу за 6 млн. жертв. Минуточку, но 20 млн. жертв понёс Советский Союз! Это и убитые, и практически больше 10 млн. [погибшие] просто в результате геноцида. Это Хатынь - то, что проводили украинские националисты, прислуживающие гитлеровскому Рейху.

Ты, президент страны, не знал об этом? Забыл об этом? Или, что точнее [сказать], срабатывает дисциплина: где хозяин [сказал извиниться], того и [просим извинить]. А русские… Ну что с ними считаться? Сколько бы жертв не было, это вообще не жертвы.

Вот о чём идёт речь. Это очень мощный механизм как бы раскатывания, нивелирования в общественном мнении любого, кого хотят опустить.

В данном случае, что произошло? Он приехал и выступил. А дальше укры возмутились: «А как это так? Пусть он принесёт нам извинения! Он вообще во всём виновен. А мы великие укры! И мы уже не столько убили. Мы вообще их защищали, мы их спасали!»

Разные голоса зазвучали. Но вопрос-то состоит в том, что теперь через это «сливается» киевская банда! «Вы посмотрите, кто пришёл? Пришли те, кто геноцидят евреев. Ату их!» Вот о чём пошла речь. А синагога – это попытка перевести стрелки. Идёт полномасштабный [слив Украины] по всем направлениям.

Мы сейчас [говорили] по докладу Боинга. По Боингу вызвали нашего посла - один маркер, кто виноват должен быть во всём этом, что негативно.

- Вы так измените позицию.

- А у нас позиция докладная, у нас все факты. А у вас ничего, у вас только слова.

- А откуда [такая ситуация]? Кто у нас тут все факты то зажилил? Почему у нас только слова? Украина!

А теперь они ещё и евреев ненавидят, они всегда их геноцидили.

Так что всё идёт нормально - «слив» киевской банды.

Ведущий: И в продолжении темы. Думаю, теперь получится коротко. Вопрос от Татьяны: «Здравствуйте, Валерий Викторович. Прокомментируйте, пожалуйста, совместное сообщение Гройсмана и Притцкер. "Ход реформ на Украине нужно ускорить, чтобы ускорить плавную передачу дел будущей американской администрации" - говорится в совместном сообщении глав кабмина Украины Владимира Гройсмана и минторга США Пенни Притцкер. Украинскому населению открытым текстом озвучат, кто правит балом на Украине. Они уверены в победе Клинтон или готовы прогибаться под любую власть в США? США готовит себе страну для переселения в случае катастрофы в Америке?»

Валерий Викторович: Это сообщение вообще не для Украины. Украина как субъект управления отсутствует. Это то, о чём мы постоянно говорили. Украина – это сегмент государственного управления Соединённых Штатов. И именно государственные институты Соединённых Штатов осуществляют управление всеми процессами.

В настоящее время, в Соединённых Штатах идёт подготовка передачи дел по всем субъектам, которыми управляет Вашингтон и в Техасе, и везде (Клинтон с Трампом встретились со спецслужбами). Идёт подготовка к передаче дел новой администрации. В рамках этого проекта на Украине и осуществляются эти мероприятия.

Но надо сказать, что все эти реформы, так называемые «реформы», на Украине Соединённые Штаты всегда подстёгивали. Реформы, которые ведут к тому, что на Украине будет полномасштабная гражданская война, которая по желанию США, хотелось бы, чтобы перекинулась и в Европу, и в Россию. Но не получается у них.

Но сейчас главное-то что? Идёт опускание сразу двух [систем]: идёт опускание страновой «элиты» США и выведение Соединённых Штатов из управления Украиной. И отсюда «по Сеньке и шапка».

Вспомните, я про Клинтон и Трампа рассказывал. Трамп встречается с президентом, какой бы там ни было, но всё-таки нормальной страны – Мексикой, и решает государственные вопросы. А Клинтон встречается с Порошенко. Это продолжение вот этого. Это отстройка. Весь негатив заводится на страновую «элиту» США. [Это] то, о чём я говорил, когда говорил про Кирби. Так что всё нормально идёт.

Это та самая правовая основа, которая позволит, отстраивая Соединённые Штаты, перестраивать управление Украиной. То есть отстраивать киевскую банду от этого: «Вы являетесь элементом управления Соединённых Штатов? Не пойдёт. Нам надо восстановление управления в лице Януковича. Где он у нас сидит, в Ростове? Ну, пожалуйте, а дальше уже будем посмотреть».

Это примерно как в Чехословакию вернулся Бенеш после оккупации Германией во время Второй Мировой Войны.

Ведущий: Ну вот, [заговорили про] Чехословакию и плавненько перетекли [к следующему вопросу]. Закончим [передачу] вопросом от Йозефа из Словакии: «Здравствуйте. Вы упоминали о встрече студентов Итона с господином Путиным. Я всегда был заинтересован в том, что делает разницу в образовании в этих элитных учреждениях по сравнению с нашей традиционной школьной системой. Является ли разница содержания учебных программ, например, они учат студентов истиной истории или в общей концепции образования? Спасибо, с уважением, Йозеф».

Валерий Викторович: А что значит истиной истории? Историю преподают по определённой концепции управления. Отбор определённых фактов всегда обслуживает концепцию управления. И здесь нужно понимать: какую историю сформируешь, так и будешь дееспособен в будущем.

В этих учебных заведениях учат не истиной истории, а мозаичному видению мира. Не калейдоскопическому восприятию, [а мозаичному]. Они должны понимать все процессы в их взаимосвязи для того, чтобы быть деятельными, дееспособными при изменении любой обстановки. Вот главное, чему их учат. И соответственно этому, они учат историю, но интерпретированную в их концепции управления.

Поясню это на примере. Идёт война в Сирии. Для сирийцев это – горе и беда, которые нужно преодолеть. Для России это - тоже беда, этот пожар войны надо погасить. А для Соединённых Штатов война в Сирии желательна. Они везде проводили «Арабскую весну». Привели войну в Ливию. Это их желательный результат.

Так вот, итонцев учат понимать историю следующим образом: если где-то что-то не удалось - это поражение их концепции управления, и значит в последующем надо не допустить этого поражения по этой концепции управления.

Сейчас с точки зрения Соединённых Штатов то, что не удалось полноценно зажечь пожар войны на Украине, и в Сирии он, в общем-то, затухает под действием нашей авиации (в данном случае ВКС [тушат] пожар войны, считай [что] это пожарные, которые тушат пожар войны) - это не соотносится с интересами Соединённых Штатов. А как преодолеть [эту ситуацию], они этого не знают. А вот глобальщики знают, как [действовать] в изменившихся обстоятельствах, где нужно отступить для того, чтобы продолжить управление по собственной концепции всеми процессами в мире. Этому их учат в Итоне.

Но опять же, учат не всему. Давая целостное понимание процессов в мире (мозаичное представление), собственно концепцию управления и знания теории управления там не дают. Там даются азы. Для чего [так делают]? А вдруг там найдётся какой-нибудь Борис Джонсон. Это фильтрация: кто пойдёт дальше, тот и получит.

В советской школе было политехническое образование. Пригодится [оно], не пригодится, но тебе давалось целостное миропонимание. А пойдёшь ты в [высшую] школу или пойдёшь двор мести – это уже твой выбор.

Именно эту функцию несёт сейчас тот же Итон и отдельные колледжи Оксфорда и Кембриджа. Вот о чём идёт речь. Поэтому естественно у них образование выше.

Плюс к этому то, что там [ученики] разделены по половому признаку (учатся мальчики) - это даёт возможность качественно преподавать такие предметы как биология. Потому что [там] нет [такого] фактора, который вносит деструктивный элемент, как межполовые отношения.

Надо и у нас разделять. Пусть [это будут] не школы для мальчиков и девочек - не надо этого делать. Тем более, [что] в сельских школах этого не добиться. Надо делать раздельные классы. И пусть они будут разной наполняемости, но [это] надо [делать]. Потому что восприятие одной и той же информации у мальчиков и девочек [разное]. Нужно чтобы они не искали одобрения или неодобрения со стороны своих сверстников и сверстниц, а чтобы воспринимали предмет. Ну и обязательно [должна быть] школьная форма, потому что все должны по знаниям равняться.

Это обязательное условие, иначе Россия не выживет. А если не выживет Россия - наступит полномасштабная технологическая катастрофа в мире. Кто через 10 лет придёт обслуживать ядерные реакторы? Кто будет обслуживать космос, ядерное оружие, просто оружие, ракеты, например, и самолёты? А технологически сложные циклы, такие как, например, ГЭС или ТЭЦ? Да и ещё масса разных предметов. Я уж не говорю про то, что необходимы заводы. Если сейчас Россия не изменит подготовку подрастающего поколения, содержание образования, не вернётся к сталинским нормам образования, [её ждёт печальное будущее].

Говорят: «А это что, мракобесие, ядерную физику [преподавать]?» Нет, ничего подобного. Законы Ньютона никто не отменял. Учебник физики должен развиваться также, как и любой другой учебник по мере развития всего общества. Но базовые основы-то, закон всемирного тяготения кто отменил?

Сталинское время чем характерно? Неграмотная страна резко скакнула вперёд и тут же создала технологическую среду, которая позволила и победить в самой кровавой войне XX века (во Второй мировой войне, нашей Великой Отечественно войне), и всего лишь через 16 лет(!) после победы в этой войне, которая разрушила почти до Волги всю территорию, запустить человека в космос. И первый мирный атом был использован тоже у нас, а не на Западе. У нас появились ядерные реакторы в мирных целях, а не у них.

Этот скачок можно сделать, только если мы введём сталинские принципы преподавания, сталинский подход к преподаванию, к расчасовке по разным предметам: математике, физике, химии и другим. Если же мы к этому не вернёмся…

Я понимаю, [что] подпиндосники вообще ничего не понимают. Но если мы к этому не вернёмся… Ливанов будет вспоминать, как он разрушал образование, если будет на ядерной помойке побираться чем-нибудь, [искать] какую-нибудь сдохшую радиоактивную крысу, чтобы поесть. Потому что, разрушив наше образование, он разрушит цивилизацию на планете Земля. Он это делал вместе с Фурсенко.

Вот это надо спасать, и Глобальный Предиктор это понимает. В этом отношении он оказывает поддержку России. Вопрос только в том, российские «элиты» окажутся способными при такой мощной поддержке реализовать то, что объективно выгодно им самим? Или же по-прежнему ради американских интересов готовы спалить мир в ядерной войне?

Вот такая ситуация.

Ведущий: Это был последний вопрос на сегодня.

Валерий Викторович: Сегодня опять мы начали «Вопрос-Ответ» с важности теории управления, знании теории управления и закончили, в общем-то, именно этим.

Надо понимать простую вещь, я постоянно об этом говорю: наши элиты, так называемые элиты, - недееспособны. Они феодализированы. У них места занимают не те, кто может качественно выполнять роль по управлению тем или иным субъектом или тем или иным объектом (объект, который в свою очередь является субъектом управления), а по принципу рождения в той или иной семье.

В принципе, этот феодализм так или иначе присущ всему миру. Только на Западе есть ещё и отбор тех, кто дееспособен - это Глобальный Предиктор для себя подбирает кадры. А у нас «спасение утопающих – дело рук самих утопающих».

Глобальный Предиктор при всём своём желании (а он бы хотел избежать глобальной ядерной экологической катастрофы) не сможет привезти сюда в Россию столько дееспособных кадров, чтобы они смогли подхватить всю технологическую среду России так, чтобы не рухнула цивилизация на планете Земля. И поэтому Глобальный Предиктор будет оказывать помощь России в воспитании дееспособных кадров. Потому что от этого зависит жизнь самого Глобального Предиктора.

Но от нас зависит, будем ли мы инструментом Глобального Предиктора, или же на основе взаимодействия с Глобальным Предиктором мы будем проводить собственную концепцию управления, по принципу «спасение утопающих – дело рук самих утопающих». А для того, чтобы спасаться, для того, чтобы обеспечить собственное будущее, нужно знать, как управляются социальные суперсистемы: государства, общества. И здесь без изучения теории ничего не получится. Нужно понимать, что знания являются властью, и нужно брать это знание в свои руки. Иначе тот, кто будет управлять, он может управлять во вред вашим интересам.

Изучайте работы Внутреннего Предиктора СССР! Будьте концептуально властными! Счастья вам.

До следующих встреч!               


Примечание:

*АУГ — авианосная ударная группа (кораблей), формируется на основе авианосца (таких АУГ — 10) или на основе авианесущего крейсера (таких АУГ — 13) и кораблей сопровождения. Данные по ВМС США, но принципы формирования АУГ во всём мире одни.

** То есть они уходили с поля боя, где оружием является слово, причём не важно, где это слово будет сказано: с трибуны или же с рабочего места депутата, либо же депутаты иначе в личном общении убедят своих коллег голосовать так или иначе. А уход из зала это дезертирство, отказ от всякой формы борьбы, освобождение поля боя тому, кого люди считают противником, тех кто сбежал с поля боя.

 

15:43 04.10.2016

Чтобы оставить комментарий необходимо войти или зарегистрироваться

Вопрос-ответ

Добровольцы

Это Алтай

Статистика