«Вопрос — Ответ» от 24 апреля 2017 г.

Аудио в формате mp3 - 24,6 МБ

СТЕНОГРАММА:

Ведущий: Здравствуйте, Валерий Викторович.

Валерий Викторович: Здравствуйте.

Ведущий: Здравствуйте, уважаемые телезрители, аудиослушатели и товарищи в студии. Сегодня 24 апреля 2017 года.

Естественно, всех интересуют прошедшие вчера выборы во Франции. Кстати, Валерий Викторович, Вы говорили до этого, что фаворитом с вашей точки зрения является Фийон, а Ле Пен является ледоколом, который расчищает путь перед Фийоном. Однако, результаты вчерашнего первого тура совершенно иные.

Валерий Викторович: Нет, абсолютно с Вами не согласен. Здесь можно говорить много, и можно ничего не говорить.

Я говорил всегда об одном, что Ле Пен не победит. Так она и не победила на этих выборах, несмотря на то, что она набрала достаточно много голосов. Не просто достаточно много. Надо отметить - она долгое время лидировала. Речь шла о том, что она получала более 30 % голосов, а не те 23 %, которые ей написали. Но! Я говорил о том, что она не победит.

Вы сказали, что фаворитом я [называл Фийона]. Нет. Я говорил, что к победе ведут Франсуа Фийона.

Здесь надо вспомнить то, о чем мы говорили. По этим выборам я говорил немного, но всё что говорил, реализовалось с математической точностью. Практически всё.

·         Когда выборы ещё только начались, только выдвинулись кандидаты, первое что я сказал: «Эти выборы французскими являются относительно!» На самом деле то, что будет происходить во Франции, напрямую зависит от политической ситуации в Соединенных Штатах.

·         Если в Соединенных Штатах, по сути, было два кандидата, о которых мы конкретно говорили: Клинтон – это «страновики», а Трамп – это «глобальщики», то по отношению ко всем без исключения кандидатам Франции так безапелляционно сказать нельзя. Я говорил о том, что любой из этих кандидатов может в определенный момент быть подхвачен и приведён «глобальщиками» к власти так, как это будет необходимо сообразно политической обстановке.

Но политической обстановке где? Разве во Франции? Нет, в Соединенных Штатах. Расклад там определяет расклад выборов во Франции.

Мы потом вернемся к Франции, а сейчас просто необходимо понять – а какой собственно расклад сил в Соединенных Штатах? В Соединенных Штатах противостояние страновой «элиты» и «глобальщиков» дошло до того, что для переключения внимания страновой «элиты» и её усилий с процессов свержения Трампа на его поддержку, потребовалось нанесение ракетного удара по Сирии, затем раскручивание корейского кризиса для прикрытия.

И когда я говорю: «Корейский кризис [создан] для прикрытия», - обратите внимание, как всегда [происходит]: всё отточено до звона - сначала боевые барабаны, чуть ли не война, потом медленно-медленно всё стихает, и, в конце концов, замирились по отлаженной схеме. По этой алгоритмике всё сейчас и идёт.

Я говорил о том, что ракетный удар по Сирии – это аналогично пролету Матиаса Руста. Но некоторые товарищи поставили здесь знак «равно». А в данной ситуации мы говорим о методологии разработки технологии «как ликвидировать противостояние».

Технология Матиаса Руста отличается от технологии нанесения ракетного удара. Матиас Руст – это прямое [воздействие]. Всё население было вовлечено в этот спектакль. Всем показали: «Вот они, генералы, которые не смогли выполнить поставленную задачу, несмотря на то, что Родина им всё дала. Поэтому их буду убирать!» И народ поддержал.

           Но разве такая ситуация в Соединенных Штатах? Нет. Трамп говорит: «Мы выполнили задачу. Молодцы, всё здорово», - полная поддержка на публику. Толпа его поддерживает. Как он в этих условиях будет убирать генералов публично?

Я же о чем говорил? Он не будет убирать генералов публично!

Между собой они знают результаты этого удара. Они могут говорить, что 58 ракет долетело, 57 ракет долетело, но при этом американцы [не имеют ни каких доказательств]. Я не видел, чтобы они публиковали хоть какой-то снимок нанесения этих ударов. Пусть даже последствия этого удара. Публиковали другие страны, но там совершенно нет попадания 57 ракет по аэродрому. Максимально, сколько я видел, это 44 обозначенных кружочка. Но реально там можно было выявить 10, ещё 6 как-то засчитать, а остальное – просто кружочки. Так я тоже могу [дорисовать] до 57, чего уж там. А просто не нашли, куда еще кружочек нарисовать.

И суть здесь заключается в следующем, нужно было поставить управление перед фактом: «Вы требуете конфронтации со всем миром, вы требуете конфронтации с Россией, вы требуете продолжения быть мировым жандармом. Вы видите последствия? Мы готовы к продолжению этой политики? Нет! Это толпе мы можем втирать сколько угодно, что Америка великая. А я вам говорю – Америку надо снова сделать великой, чтобы мы такими были». А, значит, тех, кто сейчас является поджигателями войны, я убираю. Они мешают нам возрождать армию, поскольку тратят её ресурсы вот на такие пустопорожние удары. Конфронтации внешнеполитические, зачем они нам нужны? Нам армию надо поднимать. Нам [необходимо] увеличивать финансирование, проводить научно-исследовательские работы, [обновлять] технику. [Необходимо провести] огромное количество работы по возрождению армии. Нам не до этого сейчас, чтобы со всем миром бодаться. Поэтому все поддержат увеличение финансирования.

А те, которые требуют бодаться: «[Смотрите], мы уже получили [ответ], Россия не сморгнула. Она в 2013 году не сморгнула, когда пустили баллистические ракеты. Они не долетели, и мы Израиль вынуждены были подключить. И сейчас [такая же ситуация]. Путин не Медведев, он страну перед нами не положит. Да даже не Путин, мир изменился. Не хватает сил. Значит, надо как-то закукливаться. Поэтому будем убирать тех генералов, которые этого не понимают».

Нужно было создать внутри генералитета определенные настроения для того, чтобы провести чистки. Вот в чём [заключается] технология. Матиас Руст в данном случае - это создание ситуации, при которой можно провести кадровые чистки. Вот где [суть]. А не то, что здесь аналогично.

У Трампа очень жесткая ситуация. Противостояние катастрофически напряженное.

И вот выборы во Франции. Кто будет проводить эти выборы? Естественно, Госдепартамент Соединенных Штатов.

Нам говорят: «Тиллерсон там провел зачистку». Он кого зачистил? Он верха зачистил. И то – эти верха пришли на конкретный аппарат. Помните, что произошло с Тиллерсоном на первой встрече с Лавровым? Ему слова не дали сказать на камеры, ему не заказали гостиницу, когда он приехал на [встречу] министров G20. Ему аппарат показывал, кто есть кто. Каждый из руководителей, которых назначил Тиллерсон вместо уволенных, столкнулся с этим аппаратом. А это время. Это противостояние. И для того, чтобы аппарат не был в войне и не подставил по полной программе, [нужно маневрировать].

В Соединенных Штатах подставить, в общем-то, достаточно просто. Там ведь общество условностей. Нужно постоянно быть политкорректным. Если ты чуть-чуть не политкорректный, то всё - какая-нибудь девушка семидесяти лет может сказать: «Он до меня домогался. Он смотрел на меня больше десяти секунд, и мне было дискомфортно». Всё, харассмент! И посыпалась карьера. И начинается [шумиха].

Нужно создать другую рабочую ситуацию. И соответственно этому надо работать таким образом, чтобы аппарат не напрягать.

[А на достижение чего] выстроена работа аппарата по проведению [выборов] президента во Франции? Выстроена на [победу] своего Макрона.

Но нам, «глобальщикам», в принципе-то, какая разница - Макрон, Фийон, Ле Пен? Если мы возьмём управление в Соединенных Штатах в свои руки, Макрон будет работать на нас просто без проблем. А потом мы его поменяем.

Вопрос-то состоял в следующем – почему «глобальщики» поставили на Фийона?

Вот вы, какого бы работника предпочли иметь у себя наёмным? Того, к которому подходили бы и говорили; «Вот здесь нарисуешь черточку. Нарисовал? Теперь здесь нарисуй черточку. А теперь вот тут». И вот так каждое действие, потому что он, в принципе, не дееспособен. Это и есть Макрон. Он абсолютно не дееспособен.

А есть другой - ты ставишь задачу, примерный объем работы, он подходит и решает [эту задачу] без твоего внешнего вмешательства, а потом докладывает: «Работа сделана». Ты проверяешь качество и говоришь: «Вот здесь ты немного накосячил. Здесь ты молодец». Это Фийон. Он самый профессиональный кандидат в президенты в плане управления.

И «глобальщикам» нужен был Фийон. Соответственно этому они и выстраивали [процесс].

А вообще, если возвращаться к положению всех кандидатов в президенты, есть такая песенка «Кукол дёргают за нитки на лице у них улыбки» - все они марионетки в ловких и натруженных руках. Я уже говорил, сравнивал с Йагупопом. Хорошая книга и хороший фильм – «Королевство кривых зеркал».

«Глобальщикам» надо поставить на управление человека, который будет маневрировать, будет соображать по ситуации. И они выбрали Фийона.

Но у Фийона есть определенный минус в том ракурсе, в котором создали «страновики» Соединённых Штатов во время подготовки развязывания войны в 2014 году против России. И особенно это вышло на пик во время предвыборной кампании в Соединенных Штатах между Клинтон и [Трампом], когда оказалось, что региональная держава Россия с разодранной в клочья экономикой на всё влияет, а Путин самый сильный и могущественный человек в мире.

А кто вот эти, которые ему противостоят?

Если кто-то думает, что на Западе профессионализм в управлении лучше, чем в России, на самом деле глубоко заблуждается. На Западе, вообще, сплошь танцоры, которым пол мешает – он неровный. И среди кандидатов в президенты всё это не исключение. Это всё медийные фигуры, марионетки. Но в России - Путин, и [у них есть] понимание собственной беспомощности, когда встречаются с Путиным и с его государственным управлением. Когда даже такие «специалисты», абсолютно [непонимающие управления], (сказать ноль – это большая похвала), как Шувалов, Абызов, Дворкович, смотрятся фигурами по сравнению с западными специалистами управления.

Путина исключили из G7. Ну и где теперь эта G7? Будем встречаться сами. Встретились вдевятером – всё, пшик полный.

Понимание того, что с Путиным очень трудно справиться – им и нужен был Фийон - человек, который хоть немного разбирается в управлении, и хоть немного самостоятельный.

А что ВВС? Как отреагировала? Да, в общем-то, и все западные и наши либерастические издания как отреагировали? «Во Франции кандидатом в президенты стал друг Путина. Они подружились, пока были премьер-министрами. Здесь такая дружба». Факты набрасывают и прочее.

Понимая, что стороны страновой «элиты» США это очень серьезный недостаток, и понимая, что именно сюда будут бить, когда будут останавливать [Фийона] –  тут же, прямо сразу был запущен противовес. И этим противовесом [стала Ле Пен]. Как хорошо образно прокомментировало «Radio France internationale» (Международное французское радио): «Друг Путина против подруги Путина». Изначально сразу же выставили дилемму: кто бы ни выиграл на этих выборах, всё равно выиграет Путин. Но если выигрывает Ле Пен – Путин выигрывает безоговорочно.

И здесь включается сценарий прикрытия: если Фийон опирается на французские ресурсы, то у Ле Пен нет других ресурсов, кроме как заемных средств от российских банков. Это неважно, что они включены в мировую кредитно-финансовую систему и только по названиям российские, а на самом деле уже давно «тамошние», что называется. Если Фийон получает благословение от всей управленческой, экономической «элиты» Запада, то Ле Пен приезжает в Россию, и получает благословение быть президентом от Государственной Думы России. С ней лично встречается президент Путин.

[Вокруг неё] создается такое [информационное поле], о котором Клинтон при атаке на Трампа даже не могла мечтать. Там один Жириновский суетился, создавал Трампу имидж русского агента, а здесь [её поддерживает целый] институт, Государственная Дума! Она выступает в Государственной Думе, там к ней практически все депутаты обращается как к будущему президенту Франции. И [вдобавок ко всему], встречается с Путиным.

И вот она приехала. Когда я об этом рассказывал, я говорил, что все готово к тому, чтобы запустить механизм прикрытия по Ле Пен. Но! Приехала она, и что? И всё. Средства массовой информации об этом промолчали.

Ведущий: Российские?

Валерий Викторович: Западные.

Ведущий: В смысле, когда она вернулась в Париж?

Валерий Викторович: Она вернулась. Казалось бы, сейчас её нужно «мочить», топить, весь электорат перетечёт к Фийону. А средства массовой информации как «воды в рот набрали», молчок.

О чём это говорит? А это говорит о том, что нерешённые проблемы взаимоотношений страновой «элиты» США с глобальной не смогли обеспечить такую возможность Фийону, чтобы использовать его потенциал для прорыва к должности Президента Франции. Но, мало того, что средства массовой информации молчат, ситуация начала понемножку разруливаться.

[Фийону предъявили] очень «лажовый» предлог: жена была оформлена как помощник и получала [за это] деньги.

Кстати, по букве закона он на тот момент ничего не нарушил, когда её оформлял. Если рассматривать ситуацию по сути, то жена любого политика, в принципе, его помощница по жизни. И если она плохая жена, то он не сможет быть политиком. Она не обеспечит ему тыл. Она не сможет обеспечить ему продвижение. И для того, чтобы она не разрывалась между работой и обеспечением работоспособности своего мужа, было бы целесообразно платить ей просто по факту того, что она является женой, ставку помощника политика. Повторю: «Если плохая жена, он не сможет быть политиком». Это полная защита. Пока он работает на интересы страны, и пока он хороший политический деятель, она будет получать зарплату, потому что она обеспечила его работоспособность, его нормальное моральное и нравственное состояние. Она его двигает. У него надежный тыл. Как только она перестаёт эту функцию выполнять, он просто начинает сбоить.

Это как бы такое отвлечение.

Но, всё понемножку стало затухать, всё как бы стало разруливаться, и он начал снова набирать очки. Вообще, с Фийоном все аналитики были в растерянности: казалось бы, его вроде совсем утопили.

И в данной ситуации надо напомнить, что произошло, когда по нему возбудили уголовное дело. Он, зная, какие силы стоят за ним, был слишком уверен и самоуверен [до такой степени], что допустил ошибку. Он публично сказал всем, что если против него будет возбуждено уголовное дело, то он снимет свою кандидатуру на пост Президента.

Ага! Кто ж тебе позволит!? Напоминаю – Йагупоп 77 и «кукол дергают за нитки». Кто ж тебе позволит? Такие глобальные сценарии [происходят], когда выводят, подбирают и двигают [кандидатов], и ты хочешь спрыгнуть с поезда? Естественно, ему никто не позволил.  

Но [при этом] и дело [против него] постоянно блокировали. И, в конце концов, удалось это дело задавить до такой степени, что Фийон вдруг из ниоткуда [выскочил]. А когда он был выдвинут кандидатом в Президенты, ни у кого вообще никаких сомнений не было в том, что он будет Президентом. Потому что это самый профессиональный кандидат.

Макрон по сравнению с ним – это пацан в розовых штанишках. Для того, чтобы он победил, требовалось не допустить Фийона.

И вот, Фийон выходит на выборы.

На выборах смотрят –  всегда [есть] пара наиболее вероятных кандидатов и кто там, следующие за ними. А как отслеживались выборы во Франции? Четыре кандидата шли ноздря в ноздрю. Четыре! Кто из них будет [Президентом]?

И в результате этого, смотря на динамику, как Фийон восстанавливает [свои] позиции, [в нём начинают признавать одного из лидеров президентской гонки]. Многие аналитики не понимали - как это у него вдруг начали восстанавливаться позиции там, где он практически не работал? Так надо понимать, какая сила за ним стояла! И какая сила надавила на определённые рычаги, чтобы восстанавливать эти позиции!  

Некоторые аналитики и издания начали говорить о том, что очень вероятен выход во второй тур Фийона и Ле Пен, и тогда в любом случае побеждает Фийон. Уже об этом речь шла, что он выйдет во второй тур. И, по сути, ему для реализации этого сценария не хватило всего несколько дней. Всего несколько дней! Это цена его опрометчивого заявления: «Если против меня будет возбуждено уголовное дело, я сниму свою кандидатуру». Он вынужден был сначала оправдаться, почему он остался в предвыборной компании, он уже в ущербной позиции был, а только потом перейти к набору очков. А если бы он этого не сказал, то для него эта ситуация стала бы стартовой. И он однозначно бы победил!

Но дальше возникает вопрос: а как же так получилось, что Ле Пен [победила]? Те, кто говорят о победе Ле Пен, фиксируют свою ошибку в анализе. И эта ошибка не позволит им разбираться в дальнейших сценариях.

Ле Пен не победила. Сценарию продвижения Фийона через прикрытие Ле Пен, который запустили «глобальщики», не хватило времени, из-за банальной ошибки. Из-за заявления в самом начале: «Я сниму свою кандидатуру». А на демократические процедуры необходимо время.

И тогда встаёт вопрос – а что делать? Нужно перехватывать управление.

Запускать сейчас Ле Пен – это полностью вносить раскол в управляемые структуры и внедрять хаос, если она будет реализовывать [свою программу], в кавычках, конечно. Надо всегда иметь в виду, что свободных политиков, особенно на Западе, нет. Они все - куклы, которых дёргают за нитки. Но в данной ситуации – «слово не воробей». За каждым политиком есть определённое реноме, под которое формируется информационное поле, и которое поддерживается энергией общественных масс. Они ждут определенного [поведения]. Если его нет, то наступает сбой в управлении. Сейчас нужно сделать так, чтобы то, что говорит Ле Пен, не реализовалось.

В чём была суть прикрытия, ледокола? Она выступает с радикальных, экстремистских позиций. О тех же вещах говорит Фийон, но говорит политкорректно, приемлемо для всего общества. И если общество его выбирает, то даже электорат Ле Пен, в общем-то, будет лоялен к Фийону.

Сейчас же идёт противостояние. Полное противостояние электората Ле Пен и электората Макрона.

Смотрим, чего же такого не добрал Фийон. Первые сообщения, которые пошли о выборах, стали свидетельствовать о том, что Ле Пен побеждает везде. Она везде побеждает. Я говорю, по многим…

Ведущий: …участкам…

Валерий Викторович: …не участкам, а округам она занимала 30% и выше.

И тогда встаёт вопрос – что и как делать? Мы же не хотим [чтобы она победила]. Мы всегда говорили, что Ле Пен выходит в первый тур, и дальше во втором туре она проигрывает.

Ведущий: Фийону?

Валерий Викторович: Фийону, любому [другому] кандидату - не важно.

Вспомним 2002 год, когда отец Ле Пен - Жан Мари Ле Пен вышел во второй тур. Он тогда набрал порядка 17% в первом туре, Ширак набрал, сейчас не помню, чуть больше 20%. Но что дальше происходит? Во втором туре Ле Пен набирает чуть побольше своих 17%, но Ширак набирает уже более 80%. Вот эту модель необходимо сейчас реализовать с любым кандидатом.

Но, Ле Пен прёт очень сильно. Значит какая стоит задача? Снизить голосование за Ле Пен. И механизмы такие есть. Когда говорят про Чурова, так у нас Чуров не то что в учениках, даже в подмастерьях не ходил у тех мастеров, которые там занимаются подсчётами. Во Франции есть «лишние» избиратели на участках, плюс ещё есть возможность манипулирования голосованием по почте, ещё масса всяких вариантов, что позволяет дать такой результат, [какой нужно].

Другое дело, что за Фийона нельзя было включать эти механизмы. В принципе нельзя. Слишком серьёзное противостояние «подпиндосников» и тех, кто в принципе работает на глобального предиктора, является составной частью управленческой «элиты», глобальной «элиты», хотя внешне они всё равно вынуждены работать под крылом Соединенных Штатов. Его можно без проблем раздавить, чтобы обеспечить победу Макрона.  

Ле Пен нужно остановить. Включились механизмы, и у неё резко начали падать [показатели]. За счёт одного Парижа, где она набрала меньше 5%, можно было скорректировать [результаты]. Она действительно не пользуется популярностью в Париже.

Смотрите, какая динамика по Ле Пен. Время московское. 23 апреля в 21.04 МВД Франции сообщило о лидерстве Ле Пен на выборах Президента страны. 23 апреля в 21.30 премьер-министр Казнев, министр иностранных дел Эро, кандидат в Президенты Амон и кандидат в Президенты Фийон сразу обратились к избирателям, [с призывом] остановить продвижение фашизма. Что надо голосовать за Макрона, а не за Ле Пен.

Фийон, под которого работала Ле Пен, и кто должен был подобрать её электорат, обращается к этому самому электорату [с просьбой] голосовать за другого [кандидата], не за Ле Пен. Это очень серьёзный момент.

И что сразу же происходит? Тут же кто-то начинает собирать толпу на площади Бастилии. И во Франции начинаются беспорядки: «Нам не нужен Макрон, нам не нужна Ле Пен». Это сигнал от «Никто» обоим кандидатам, обеим силам, которые [за ними] стоят.

Эти силы такие – страновая «элита» Франции, страновая «элита» Соединенных Штатов. «Макрон - он нам не нужен, но нам не нужна и Ле Пен. Давайте договариваться». С «глобальщиками» имеется в виду.

У Ле Пен сейчас нет [иных] вариантов, [кроме] как работать на реализацию плана глобального управления.

Но мы тут же ставим штрих, сносочку: это будет реализовано с тем или иным качеством в зависимости от разрешения внутриполитической ситуации взаимоотношения страновой «элиты» США и глобальной «элиты» внутри США. Там ключи от выборов. Не во Франции. Во Франции толпу гоняют как надо.

То, что Фийону не дали выйти [во второй тур], он просто по времени не успел, «глобальщики» всё равно бы переиграли. Нельзя говорить о победе Ле Пен, не видя связку «Фийон-Ле Пен», как Ле Пен работала ледоколом. Просто [ситуация сложилась так], что корабль, который она должна была привести в порт, оказался всё-таки на удалении от этого порта в то время, когда нужно [было] финишировать в этой гонке. Поэтому ледокол дошёл сам.

Вот какая ситуация во Франции, а не то, что нам рассказывают по телевизору.

И если бы у нас государственное управление России было более профессиональным и поддержало бы Путина - ох, какие перспективы открываются России во взаимодействии с Европой. В частности с Францией. Повторю; «Макрон – вообще никто». Ему нужно указывать каждое действие. Это с точки зрения страновой элиты США идеальный кандидат. А тот, который позволяет себе мыслить [им не нужен]. Они уже нахлебались с Меркель, поэтому не хотят больше людей, которые позволяют себе мыслить.

Ведущий: Вы всё время говорите о противостоянии глобальных и страновых «элит». А что с этой точки зрения означает наезд на Шона Спайсера?

Валерий Викторович: Который был на прошлой неделе? Да, шумел очень сильно. В принципе, казалось бы, что он сказал?

Асада обвиняют в том, что он бомбит собственное население, травит собственное население химическим оружием, бомбит химическими бомбами, обстреливает снарядами. А отравленное Асадом население в благодарность за [всё] это почему-то его поддерживает, и сражается с ИГИЛ. Но против ИГИЛ он почему-то химическое оружие не применяет. [Отвечая на эти выпады] он сам спросил: «Почему тогда я не применяю химическое оружие против своих конкретных противников? А тех, кто меня поддерживает, травлю»

Суть-то в чём? Асада обвиняют в том, что он применяет химическое оружие против мирного населения. Своего! Такие мысли вбивают в головы …

Ведущий: …европейского и американского обывателя…

Валерий Викторович: …да, европейского и американского обывателя. И на этом фоне его естественно нужно демонизировать.

А чья личность демонизирована больше, чем кто-либо? Пока что это Гитлер. С Гитлером всё сравнивают. Почему с Гитлером? Потому что холокост делал, евреев травил.

Спайсер естественно и говорит:

- Асад хуже Гитлера.

И все так раз, и поднялись:

- А почему хуже Гитлера?

- Даже Гитлер своё собственное население химическим оружием не убивал.

Разве он бомбил свои города? Не бомбил. Обстреливал их химическими снарядами? Не обстреливал. Что он такое сказал? Ничего. Он [всё] сказал, как бы в рамках [дозволенного]. Чего поднялись? «А что, он забыл, что в концлагерях [было]?» Да он не об этом говорил. Речь то [шла о другом]. Вы, ребятки, передёргиваете.

И у меня встал вопрос: «А чего это они вдруг так передёрнули? Да так завопили и заорали, что требуют его немедленно уволить?»

А дело вот, в чём: он в этот день проводил брифинг и говорил на этом брифинге достаточно много. Минут за двадцать до сравнения Асада с Гитлером он сказал то, что ему вообще не следовало говорить. Карьера любого политика держится на его языке. Надо соображать, где и что ты можешь сказать. На этом он брифинге сказал то, что средства массовой информации проигнорировали, (зачем обывателю вообще знать о той фразе, что он сказал). А он сказал, что нет никаких доказательств того, что Северная Корея хоть в какой-то мере представляет ядерную угрозу для США.

«Опана! Мужик, а ты чего говоришь-то? У нас там [проблемы]. Мы заявляем, что три авианосца туда идут, чтобы разобраться с Северной Кореей. Что война тут на носу. А ты говоришь, что ничего [нет]. А ради чего тогда всё это? Даже Трамп следом за тобой выступил [с заявлением], что «мы целую армаду кораблей туда отправили».

Шум связанный с этим якобы «антисемитизмом», за который Шон Спайсер извинялся перед всеми, связан с тем, что он проболтался. Он сказал то, что толпе знать нельзя: что нет никакой [угрозы], что всё это шумиха, что это спектакль на публику, всё это корейское обострение.

Вот так рушатся карьеры. Я не знаю, как Шон Спайсер сможет выправить свою карьеру. И выправит ли? Всё возможно. Но «наезд» очень серьёзный, и вполне возможно, что его под благовидным предлогом уберут.

Но вполне возможно и другое: «за одного битого двух небитых дают». Раз он осознал и понял [свою ошибку], на таком крючке он будет нормально работать. На его прикрытие кинулся сам Трамп. И потом, надо понимать простую вещь: Трамп заинтересован сохранить Спайсера, по одной простой причине - у него очень мало своих людей в государственном управлении. Он должен работать с людьми, которым он может доверять. А [то, что] человек проговорился, это же никому не стало известно. Ну, подумаете, репортёр CNN (Си-Эн-Эн) выложил в «Твиттере» его фразу, так это так - ушло и всё. Никто и [не вспомнит]. Средства массовой информации в наших руках, всё затёрли.

Вообще [есть] масса свидетельств о том, что это просто спектакль вокруг Кореи. Просто спектакль.

Вы представляете, что было бы в обществе, если бы средства массовой информации сообщили вот эту фразу Шона Спайсера?

Он провинился очень сильно. И я говорю: «Я не знаю, какой там расклад, и как он из этого положения выйдет, с какими потерями». Во всяком случае, он уже извинился за свой «антисемитизм», которого изначально не было в его выступлении..

Вот так творится глобальная политика. Когда надо что-то прикрыть, поднимается шумиха по другому поводу, и всё.

Ведущий: А память толпы - сегодня плюс-минус две недели.

Валерий Викторович: Да. Толпа - это собрание людей, живущих по преданию и рассуждающих по авторитету. Историческая память толпы - настоящее плюс-минус две недели. И если этой толпе ещё ничего и не сообщили, то это вообще управляемое стадо.

Ведущий: Кстати, ещё к событиям в США: 20 апреля Рекс Тиллерсон обвинил Иран в спонсировании терроризма. И вслед за ним подобное заявление сделал Джеймс Мэттис, а затем уже и сам Трамп.

Валерий Викторович: Немножко наоборот. Первым заявил глава Пентагона Мэттис о том, что все проблемы на Ближнем Востоке - это порождение иранской политики. Затем выступил глава Госдепартамента с подобным заявлением. И только потом уже президент.

Смотрите, три дня подряд только [поговорили], раз и вывели [на конфликт].

А почему это так? Вроде бы всё: с Ираном уже договорились, с Ираном началось сотрудничество. И вдруг Иран назначают во враги. А это переключение. Нельзя двигаться дальше, если у тебя не будет врага.

Назначать Россию во враги? Так с Россией надо дружить и использовать её ресурсы для решения внутриполитических задач в Соединённых Штатах. А как [мы это сделаем], если опять объявим Россию во враги? Но [при этом] Россия будет строить свою политику, и дальше продолжать влиять на все выборы, [использовать] хакеров и прочее.

Вы поймите простую вещь: санкции к таким странам как Иран, Россия, в общем-то, всегда благотворны. Иран под санкциями, не имея возможности работать с внешним миром, чем занялся? Инфраструктурными проектами. Он (Хасан Рухани) поднимал Иран. Россия под санкциями чем занимается? То же самое - инфраструктурными проектами. Мы поднимаем свою экономику. Поэтому грозить санкциями тому же Ирану бесполезно.

Но к нужному моменту Иран, создав у себя все инфраструктурные проекты, будет готов к доминирующей роли управленца в регионе. То есть расклад «Иран-Китай» будет работать. Иран к этому будет полностью готов. Он свою страну перестроил. [Это] то, что сейчас делает Китай. Китай сейчас закрывает вредные производства, занимается инфраструктурными проектами, дороги строит, железные дороги, мосты, строит сферу быта, улучшает экологию. Причём часть вредных производств переносится в Северную Корею. Очень интересный момент. А нам говорят, что Китай отказывается от какого-то производства.

Так что, нужен враг. И этим врагом выбрали Иран: «Ну ладно, побудь ещё немножко врагом. Свои проекты доведёшь. Всё равно, так или иначе...».

Что такое ядерная сделка? Там целое международное сообщество участвовало. Соединённые Штаты не могут ничего решить в одночасье. У тебя будет продолжаться всё взаимодействие с миром, которое тебе нужно. Будешь получать технологические новинки, будешь сотрудничать с теми, с кем надо. Сотрудничать с Россией, мы тебе запретить не можем. Будешь получать самолёты, Россия будет развивать своё авиастроение. Не какие-то там «Суперджеты» делать, а нормальные самолёты: Туполев, Ильюшин.

Ведущий: Следующий вопрос от Дмитрия возвращает нас к теме прошлого выпуска: “Валерий Викторович, раскрыт теракт против дортмундской «Боруссии». Оказывается, это не исламисты, а русский немец, который хотел сорвать куш на биржах. И «Süddeutsche Zeitung» (Зю́ддойче ца́йтунг) опять одна из первых подхватила эту новость. Что это за манёвр такой?”.

Валерий Викторович: А что значит «не исламисты»? Это как: «Идёт по Берлину Штирлиц, за ним тащится парашют. Он идёт в будёновке, с орденом Красного Знамени на груди. И ничто в нём не выдавало русского разведчика?» Исламисты - это что, какие-нибудь бородачи в чалмах, и прочее? Да нет, конечно.

Повторю то, что я говорил уже неоднократно: «Нет никакого международного терроризма». Есть терроризм, который используется при проведении внешней и надгосударственной политики. Но осуществляют его спецслужбы разных стран, в том числе и спецслужбы Германии. Поэтому кто реально взорвал какую-то там бомбу, кто реально стрелял в каком-нибудь торговом центре - это одно, а вот кого конкретно предъявят - это совсем другое, (в соответствие с теми целями, которые имеет перед собой управление).

Нужно было показать западным «элитам», (ИГИЛ же создано спецслужбами США, это их иррегулярная армия): «Смотрите, Швеция осудила Соединённые Штаты за ракетный удар - [получила] теракт. Вы (Германия) только немножко сказали - у вас немножко другой теракт. Но теракт! И это всё ИГИЛ. Давайте-ка выстраивайте взаимоотношения с Соединёнными Штатами». И все европейские «элиты»: «Нам это не подходит,  чтобы нас Соединённые Штаты мордовали когда хотели. Мы бы хотели обладать определённым суверенитетом и самостоятельностью. Значит, нам надо отстраиваться от Соединённых Штатов».

А когда это дело было выстроено, когда с этими людьми договорились, возникает другая ситуация, и мы снова возвращаемся к чему? К выборам во Франции, к противостоянию страновой «элиты» и глобальной «элиты» в США, которые имеют свою проекцию этого противостояния на Францию.

Что такое Германия? В Германии в этом году тоже [будут] выборы, и тоже противостояние между страновой «элитой» США и глобальной «элитой» США.

Сначала страновой «элите» США говорят: «ИГИЛ, и у вас противостояние [с Европой]». Потом страновая «элита» США идёт на определённое сотрудничество по Германии. «Ладно. Он хотел на бирже поиграть, пусть [играет], мы спишем без проблем. Договорились! Но если что, помните, всегда [может оказаться], что он играл на бирже для того, чтобы финансировать ИГИЛ. Потому что он - член ИГИЛ».

Всегда есть козырный туз в рукаве. С кем взялись играть страновые «элиты»? И «Süddeutsche Zeitung» (Зю́ддойче ца́йтунг) отрабатывает каждый шаг, показывает куда двигаться.

Ведущий: Нина Решетникова просит прокомментировать ситуацию в Турции после проведения там референдума.

Валерий Викторович: Нормальная ситуация в Турции.

Когда шла речь по «Брекситу», помните, «Брексит» готовился в рамках разрушения европейского пространства, построения на этом европейском пространстве новых государств, образования новых народов и новых языков. Об этом в 2011 году в Лондоне прямо говорил Обама, что всё это будет в Европе. Под это дело готовился «Брексит». Но поскольку [повлиял] фактор России, [произошёл] фазовый сдвиг, и  они не успевают,  то Европу надо стабилизировать. А «Брексит»-то запущен, народные [массы подняли]. Там целые механизмы, партии, их просто так не выключишь. Люди-то работают.

Ведущий: …инерционно…

Валерий Викторович: …инерционно. Человек - не «вкл/выкл», его просто так не переключишь.

Значит, что нужно сделать? Нужно не допустить «Брексит» другими способами. Выходят, смотрят: процент победы просто не тот. 51% - это что такое? Это получить раздрай в обществе и нереализацию собственных проектов.

Что нужно сделать [в этой ситуации]? Нужно отдать эту победу противнику. Отдаёшь противнику, дальше ставишь [в управлении] Терезу Мэй, Бориса Джонсона, которые напрочь дискредитируют управление, а потом проводишь новые парламентские выборы. Нормальный ход, который, кстати, просматривался-то изначально, о чём мы постоянно говорили, когда касались [вопроса] по «Брекситу». Вспомните про 100 дней и разложите на другую алгоритмику, вернее на другие временные интервалы. 100 дней Бонапарта по созданию Бельгии.

Дальше получается следующее. Смотрим, что происходит у Эрдогана.

Многие думают, искренне полагают, что власть - это какое-то кресло, какая-то бирка на дверях какого-то начальственного кабинета, и «мне только полномочий не хватает». На самом деле, власть - это реализуемая на практике способность управлять. И если ты не способен управлять, то никакие полномочия тебе не помогут.

Вспомните последние дни Горбачёва. Ведь его приказы уже никто не исполнял. Он сидел в кабинете [и думал]: «Раз я президент СССР и мои приказы никто не исполняет, тогда я тоже пойду». И пошёл он.

А кто исполнял распоряжения Временного Правительства? Их присылают на места, и там начинают обсуждать: «А надо их исполнять или не надо? А зачем свергли царя? У меня вообще другие политические взгляды».

И только некоторые в мире задаются вопросом, (особенно в России), о какой-то расширительной базе полномочий президента. Например, России. «Путин всемогущ. А как?» Вот этой законодательной базы, в принципе, хватает для осуществления его управления.

Как Сталин стал всемогущим? Ленин получил самую высшую должность в стране - он стал председателем Совета Министров, (народных Комиссаров, имеется в виду). А Сталин? А Сталину дали техническую должность генерального секретаря в партии. Сиди, партией занимайся. Мы победившая партия, мы всем управляем.

И вот приезжает какой-нибудь руководитель губкома губернии к Ленину и говорит: «У нас проблемы такие, такие и такие». Я условно говорю, там после Ленина Рыков и прочие. Получает определённые советы. Потом, уже на бегу [вспоминает]: «Ой, я же по партии не отчитался. Надо забросить бумаги, штампики поставить». Прибегает к Сталину.

- Ты чего такой запалённый?

- Да у меня вот то, то и то.

- Дак ты вот так и вот так-то сделай.

Приезжает [домой]:

- Ё-моё, получилось!

Потом [думает]:

- Да что мне эти уже? Я пока здесь, пойду-ка со Сталиным поговорю.

Уже побольше времени [с ним проводит]. А потом:

- Да что я в правительство-то пойду? Я, вон, к Сталину пойду, с ним посоветуюсь, как сделать.

Вот как перетекает власть в руки. Если ты понимаешь существо управленческих процессов и явлений, ты можешь дать дельный совет, на тебя и будут ориентироваться.  Так ориентируются на Путина. А если ты этих процессов не понимаешь, то тебе хоть каких полномочий дай, ты всё равно ничего не сделаешь.

У Николая II полномочий было выше крыши. Где империя? А его в святомученики [записали]. Он втравил страну в мировую войну, и в результате его управления получили гражданскую войну.

Возвращаюсь к Эрдогану, пояснив этот необходимый момент.

Кстати, достаточно часто слышатся упрёки о том, что я говорю об одном, а потом переключаюсь куда-то в другое. Но ведь ситуация какая?

·         Есть само собой разумеющееся, но в обществе [по нему] наработано другое, и для того, чтобы меня правильно поняли, я это само собой разумеющееся, то о чём я говорю, должен пояснить. Это первое.

·         Второе. Если я говорю о каком-то явлении, то я должен дать к нему определённую информационную базу для понимания, если средства массовой информации этой информационной базы не создали. А это происходит сплошь и рядом.

Возвращаясь к Эрдогану - что мы имеем? Ему, оказывается, не хватает полномочий. Просто полномочий. И он начинает за эти полномочия грызться.

Он как победил-то? Да он на бровях переполз эти 50%. А ещё говорят, что были фальсификации, вбросы. А уж агитация за Эрдогана шла с нарушением всего и вся. Даже Европу захлестнуло, когда он своих министров отправил агитировать.

Это о чём говорит? Ему, если бы он был умный человек, [нужно было] сказать: «Да ё-моё. Я не могу преодолеть общество. Значит, что мне нужно? Мне нужно сейчас «слить» референдум, который я затеял. Отдать противникам. А потом всех этих противников обвинить в том, что это не получилось, вот это не получилось и вот это не получилось». И твои политические противники низложены. А ты сможешь повторить этот референдум и выйти абсолютным победителем.

Следующий момент. Что получает общество в лице Эрдогана?

Как они проголосовали? Голосовали-то за Эрдогана. Но нельзя голосовать за личность, предлагая модель управления. Нужно понимать, что сегодня на этой должности один человек, а завтра может прийти другой человек, и у них [могут быть] совершенно разные морально-нравственные качества. Это надо [понимать]. Надо руководствоваться государственными интересами, а не человеком. А здесь агитация была: «Я Эрдогану верю! Я хочу чтобы он и дальше управлял. Он будет управлять ещё сколько-то лет, и это будет хорошо».

Разве? Он же не понимает процессов управления. Он пришёл в кризисное общество, которое не принимает его управление. И если он додумается, а он додумается, действовать репрессивными методами - прощай Турция.

[Поэтому] я и говорю: «Не надо мешать Эрдогану. Он Турцию добьёт».

Ведущий: Управленец погибели?

Валерий Викторович: Абсолютно. Абсолютно управленец погибели. Поэтому: «Флаг ему в руки!»

Ведущий: Ещё один вопрос. Вас, Валерий Викторович, просят прокомментировать заявление Назарбаева о переходе Казахстана с кириллицы на латиницу.

Валерий Викторович: И мы снова возвращаемся к выборам во Франции.

В мире вообще всё взаимосвязано. Надгосударственное управление в мире долгое время осуществляет страновая «элита» США. Она [является] мышечной массой управления мирового жандарма Соединенных Штатов  в руках глобального предиктора.

И вот Соединенные Штаты вступили в конфронтацию с «глобальщиками». Соответственно этому им нужно создание определённой напряжённости во всём мире для того, чтобы решать свои узкострановые задачи. Одна из таких глобальных задач, которая решалась руками страновой «элиты» - это создание Великого Турана с центром в Астане. Я уже [не раз] говорил: «Формат Астаны ещё не раз «клюнет».

И [все] рассуждают чисто о том, что принесёт людям перевод письменности с кириллицы на латиницу, какие [будут] последствия для страны. А нужно же смотреть какие глобальные последствия будут? Что будет с определённым проектом?

  Перевод с кириллицы на латиницу - это необходимое условие для создания Великого Турана. Это необходимое условие. Нужно все народы оторвать от их исторических корней.

Когда говорят о том, что в Казахстане когда-то была латинская письменность, (да [была], семь лет), надо помнить простую вещь: ничего на этой письменности создано не было. По одной простой причине - тогда население было неграмотным. А на латинице, по сути, большей частью писали троцкисты и то грамотное население, которое было задействовано в управлении.

А вот когда пошла ликвидация неграмотности, и когда народ стал творить культуру, то он уже писал на кириллице. И оторвать его [от кириллицы] – это сделать Манкуртов, «Иванов не помнящих своего родства». Эта задача [стоит перед страновой «элитой США].

Ведущий: Как в Турции.

Валерий Викторович: Да, как в Турции. Была арабская письменность. Ататюрк пришёл, обрезал, перевёл на латиницу. И всё, он создал Турцию. А теперь этой Турцией как хотят, так и крутят. Потому что от корней-то отрезаны. Внуки-правнуки уже не могут прочитать собственные дневники дедушек-прабабушек, у кого они сохранились.

  Так что нужно сделать? Перевод на латиницу однозначно вызовет общественный напряг в России.

Надо это страновой «элите»? Надо. Значит надо надавить на Назарбаева. А тому зачем «оранжевая революция»? «Ребята, разберёмся. Я всегда [за]. Я [просто] проект. Вы же видите, я с вами никогда и не ссорился. Шёл [с вами] по пути. Я снова сделаю заявление».

[Какова] перспектива этого заявления? [Это зависит от того], как разрешится мировой конфликт между страновой «элитой» США и «глобальщиками». Вот отсюда перспектива, а не то, что захотел сделать Назарбаев и представители [национальных] «элит».

Они подпиндосники. Как им будет сказано из Вашингтона, так они и сделают. Им не выгодно ни с экономической, ни с политической [точки зрения] переводить письменность с кириллицы на латиницу. Но если это нужно будет хозяину в Вашингтоне: «Бай сказал, надо делать». И не важно какие издержки. «А если Бай не скажет, то нам выгоднее так работать». Будет собственный интерес, свой страновой интерес. Даже если они подпиндосники, они всё равно будут ориентироваться на свою страну - на Казахстан. На Киргизию. В данном случае имеется ввиду ещё одно предложение. Там тоже депутат вякнул, что надо бы перевести [алфавит] на латинский.

Они забудут про это, потому что у них другой интерес в своей стране. Но им плевать на этот собственный интерес, им бы Баю услужить. Но Баю не до них будет, если [что].

Вот такая ситуация.

Это просто чтобы разрядить обстановку: «Ребята, вы там дальше разберитесь. Мы понимаем, что везде напряг. Вы вон и Афганистан отбомбили, и вокруг Кореи создаёте напряг, и с Ираном ссоритесь. А нам-то это зачем? Выйдем отсюда. Вы требуете от нас? Скажем».

Ведущий: Это последний вопрос.

Валерий Викторович: Вот, в принципе, опять же здесь по некоторым вопросам как бы укор такой: «Вы говорили по Ле Пен...». Я что-нибудь не понятно рассказал по Франции? По-моему я изложил достаточно целостную картину. Пусть я её не всю изложил, потому что об этом можно говорить много-много, но ведь каждый человек может составить такую картину для себя сам, если будет обладать определёнными знаниями: знаниями «Концепции общественной безопасности» и «Достаточно общей теории управления».

Нужно становиться концептуально властными. А иначе как? Чтобы манипуляторы и ничего не понимающие аналитики снова с телевизора рассказывали и не понятно чем пугали?

Сначала они рассказывают с телевизора о том, что там просто катастрофа - три авианосные группы идут к Корее. А потом [говорят]: «Ребята, простите нас. Это была мистификация, и мы на это дело купились». Ну как купились, если вы можете по открытым источникам проверить где какой авианосец, и чем он занимается? Сейчас это не скрыть. Просто не скрыть.

А это непрофессионализм. Просто непрофессионализм. Они не аналитики, те кто формирует такие программы, кто выступает в ток-шоу.

  Тут на днях в ток-шоу у Соловьёва был достаточно интересный диалог. Там постоянно выступающий с Украины Ковтун сказал, что политическое шоу - это форма по выработке общего противника и формированию общего взгляда по отношению к этому противнику, что делать. А Соловьёв ему говорит: «Нет. У нас другая задача. У нас задача разобраться». И тут же язычок прикусил. Зачем говорить дебилам, что они, в общем-то, занимаются анализом политической обстановки? Но поскольку сами освоить не могут, они собирают противоборствующие группировки и те в пылу [дискуссий] осуществляют притирку разных целей и задач, и форм достижения этих целей.

А когда ты это посмотрел, то на основе этого, если конечно достаточно умный, можешь выработать собственную политику проведения, свою стратегию управления по достижению определённых целей. [Можешь] скорректировать достижение целей, изменить цель: что достигать, что не достигать. А самое главное - ты более осмысленно ориентируешься в существующей реальности. Когда каждая кланово-корпоративная группировка сказала собственное видение какого-либо события, то при правильном подходе возникает уже не калейдоскоп, а мозаика.

Для этого их и собирают. Потому что сейчас все аналитики страдают калейдоскопическим идиотизмом. Они не могут вырваться за рамки собственных ограничений, и видят только какую-нибудь одну вещь. Это как слепые слона [ощупывают]: за хвост - это змея, за ногу - это дерево.

Когда [они] посмотрели и каждый описал, ты эти элементы составил, и у тебя уже есть какое-то представление о том, что реально происходит. Вот ради этого [проводят] политические ток-шоу. А не для того, чтобы кто-то там попиарился. Хотя все лезут в телевизор именно для этого.

Ну что ж! «Каждый в меру понимания работает на себя и свои интересы, а в меру непонимания на того, кто знает и понимает больше», - гласит правило «Достаточно общей теории управления». Изучайте другие правила «Достаточно общей теории управления», изучайте вообще «Достаточно общую теорию управления», и будьте концептуально властными.

  Счастья вам! До свидания.

14:07 25.04.2017

Чтобы оставить комментарий необходимо войти или зарегистрироваться

Nikolajevas Aleks

Подписчик

Спасибо за большую работу Валерий Викторович!

14:59 25.04.2017

Юрий Зибницкий

Подписчик

Валерий Викторовичь нас радует своим трудом. Спасибо ему большое. И большое спасибо иерархически высшему управленцу за то, что дал нам такого человека. Единственный он, чьи выпуски жду с не терпением большим. Хвала Богу Вседержителю.

17:22 25.04.2017

Марс

Подписчик

Больше всего волновал вопрос перехода Казахстана на латиницу. Как ни крути, а Казахстан какой никакой, а союзник. Про Эрдогана и так все понятно. Спасибо за разъяснения. Здоровья Вам и вашей семье.

00:47 26.04.2017

Вовк Галина

Подписчик

Спасибо. Интересно, глобальщики пойдут на крайнюю меру (типа несчастный случай), что бы избрали Фийона? А также интересно, как драка между страновой и глобальной элитами, повлияет на наше правительство (типа Медведева в отставку)?
ps берегите себя, здоровья вам.

07:24 26.04.2017

Кобов Владимир

Участник

Спасибо за выпуск. Творческого настроения и успехов.

10:22 26.04.2017

Лариса

Подписчик

Граждане, занимайтесь, пожалуйста, повышением вашего общего культурного уровня. В данном случае речь идёт о минимальной юридической культуре, для которой достаточно Википедии, или метода дедукции позаимствованного у сира Артура Конан Дойла.
Что означает «чтобы избрали Фийона»?
1. Первый тур выборов прошел, после него, законодательно остаются 2 кандидата, один из которых будет избран президентом во 2-м туре, 7 мая (кстати, очень умно придумано – понедельник 8 мая в Европе выходной – День Победы. На 3 дня выходных большинство французов уедут кто на дачу, кто куда – голосовать некому будет…).
2. Предположим, что с одним из финалистов «что-то» случается. Скорее всего президентство просто отдадут оставшемуся кандидату (надо проверить содержание французской конституции по этому поводу), так как, чтобы пропихнуть Фийона (который уже и так морально и медиатийно выдохся) нужно заново переорганизовывать избирательную кампанию (хотя бы передвигать и переорганизовывать 2ой тур), что не отвечает ничьим интересам, так как:
a. На это, чисто технически, нужны дополнительные (и немалые) средства, которые не предусмотрены ни в чьём бюджете (тем более в госбюджете Франции, объёмом долга которой приближается к 100% валового внутреннего продукта).
b. Нужны дополнительные (и немалые) средства, чтобы управлять средствами массовой информации, так как поднимется жуткая шумиха.
c. Нужны дополнительные (ГИГАНТСКИЕ) средства, чтобы управлять населением, так как на данный момент Франция уже почти неуправляемая страна, где все манифестуют против всех, и где социальная напряженность достигла небывалых пропорций (близка к уровню «низы не хотели, верхи не могли»).
d. Нужно время – 7 мая это через неделю.
Посмотрите канал Дмитрия Тарана – это хорошее дополнение к тому, что объясняет ВВП:
https://www.youtube.com/user/taranstudio/videos

08:11 01.05.2017