«Вопрос — Ответ» от 25 ноября 2015 г.

СТЕНОГРАММА

Ведущий: Здравствуйте, Валерий Викторович!

Валерий Викторович: Здравствуйте!

Ведущий: Здравствуйте, уважаемые наши телезрители, аудиослушатели, а также посетители группы «ФКТ-Алтай»!

По инициативе группы «ФКТ-Алтай» в «ВКонтакте» поступила просьба прокомментировать вчерашнее событие, а именно - сбитие нашего военного самолета Су-24 над территорией Турции. И основной вопрос, который волнует посетителей этой группы: а почему, собственно, это произошло?

Валерий Викторович: Потому что, в принципе, это и должно было произойти. Ситуация складывалась таким образом, и к этому все шло. Мы на последнем «Вопросе-Ответе» говорили о том, что США во что бы то ни стало нужна война - полномасштабная война в Европе, в Азии, для того, чтобы остаться супердержавой мира, мировым жандармом. Но после вмешательства России у Соединённых Штатов встали проблемы с организацией этой войны как в Европе, как на Украине, так и в Сирии.

И мы говорили о том, что ключевой комбинацией по развязыванию Третьей мировой войны является альянс Соединённых Штатов и Турции, которые объявили о необходимости проведения наземной операции. А как начинать эту операцию? К чему стремиться? Как спровоцировать конфликт, чтобы [он привел к началу войны]? И изначально, когда наша авиационная группировка там появилась, речь шла о том, что там вдруг появятся зенитно-ракетные комплексы, способные доставать наши самолеты на той высоте, на которой ПЗРК не способны добить.

Но вы представляете, [что значит] поставить ЗРК «тапочникам»? Это означает полностью выдать себя с головой. [Допустим] через территорию Сирии зайдет какой-то зенитно-ракетный комплекс, и им удастся сказать, что этот зенитно-ракетный комплекс был поставлен с Украины, Но, [ведь] Украина уже показала, что она даже с пассажирским самолетом не смогла справиться, «Боинг» сбить нормально не смогла, а сбить военный самолет - это ещё сложнее. И плюс к этому какая ситуация возникает? Сбивают они самолёт, а зенитно-ракетный комплекс не такой мобильный, как самолет. Есть опасность того, что он будет захвачен и тогда всё выплывет наружу, кто и как организовывал [его поставку].

Значит, нужно организовать провокацию так, чтобы она сработала, но при этом тот, кто совершил эту провокацию, не был бы схвачен за руку. То есть за счёт контроля [над] СМИ нужно будет дать такую «картинку», которая бы отвечала антироссийской направленности. [Как говорится] «не пойман - не вор». Да и вообще на Западе [даже] очевидное отрицают, просто говорят: «Нет, не было». Им предъявляют документы, а [просто] они не хотят об этом говорить, и не говорят. [Был] блэкаут в Крыму: они не хотят об этом говорить, просто не замечают этого преступления. В крайнем случае, они [говорят] как «Рейтер»: «Техническая авария, техническое происшествие». Потому что выгодно [так] против России [говорить].

Но в данном случае надо отметить другое, (здесь будет спектр вопросов), когда задумывалась эта провокация, а задумана она была давно, она не задумывалась против самолётов России, против авиации России. Она задумывалась под иной сценарий.

Все говорят: «Турецкие ВВС, турецкие ВВС». А кто сказал, что это был самолет турецких ВВС? F-16? Но это американский самолёт. Кто сказал, что за штурвалом этого самолёта сидел турецкий пилот? Кто сказал, что самолёт был чисто турецкий? Такого пока никто не сказал. А мы знаем интересную особенность организации [этой ситуации]. Смотрите, какая ситуация происходит: в августе 2015 года в Турцию перебрасываются американские F-16, в октябре [американцы] выводят из Турции свои средства противовоздушной обороны «Пэтриот». И какая ситуация получается? Они (американцы) наносят удар [по Российскому самолёту] и напрашиваются: «Наносите ответный удар! Мы же чистые (типа не причём)! У нас же здесь (в Турции) никого нет, чтобы защититься от вас, от вашей авиации». Россия, естественно, на такую провокацию не пойдет, значит, расчет был на то, что в Сирии будут летать другие самолеты, может быть, китайские, а [возможно] расчёт был на сирийские.

Для того, чтобы качественно изменить течение конфликта в Сирии, нужно было дать новый импульс. И вот представьте себе ситуацию: они сбивают самолет, (между прочим уже не первый самолет в Сирии), [на что] Сирия отвечает или пытается им ответить. Американцы взрывают самолет, он падает, и всем показывают: «Сирия агрессивна. Режим Башара Асада - преступный. Он не только мирных ИГИЛовцев бьёт, он уже и на Турцию напал. Нам нужна полномасштабная наземная операция коалиции западных стран». Всё очевидно.

Но здесь у них не сработало, по одной простой причине: самолет оказался российский.

Казалось бы, а зачем им тогда вообще [сбивать российский самолёт]? Самолёт российский, значит, Россия эти вопросы будет решать по-другому, и Россия сможет [их] решить, как сильная суверенная страна. В данном случае [у неё] достаточно суверенитета для того, чтобы решать эти вопросы. Зачем они [на это] пошли?

Недавно был G20 в Анталии. И Путин, выступая там, говорил о том, что некоторые страны, входящие в блок НАТО, оказывают помощь ИГИЛ, что нефть [из Сирии] перевозится автоцистернами сплошным потоком. [Если] смотришь сверху, [то кажется], что это нефтепровод. Уже давно шла речь о том, что львиную долю нефти, (трудно сосчитать процент, практически вся нефть), которую поставляют ИГИЛовцы, они поставляют в одну единственную страну, в которую она и может идти, исходя из географии – это Турция.

Представьте ситуацию: эта нефть учтена у тебя в балансе государства, [подписаны контракты]. Сыновья Эрдогана [по сути являются] поставщиками нефти. Они едва успевали покупать и арендовать танкеры, потому что контракты на поставку нефти всё увеличивались и увеличивались. И вот представьте себе: контракты есть, а танкеры стоят пустые. Нефти нет и даже не предвидится [в ближайшем будущем]. Просто не предвидится, по причине того, что за последнее время в результате российских бомбардировок по инфраструктуре нефтедобычи ИГИЛ было уничтожено более тысячи бензовозов. Это катастрофа! Как ни старайся, ты эту тысячу [бензовозов] быстро не восстановишь. Просто не восстановишь. Эта тысяча собиралась достаточно долго. Это тяжёлые машины. Их [собрали тогда], когда смогли работать на полную мощность, когда нефть пошла по-настоящему большими объёмами. [Именно] тогда сыновья Эрдогана стали покупать танкеры.

А теперь представьте себе [ситуацию]: собирали-собирали эту нефть с большим трудом, она шла-шла-шла, и вдруг всё - обрубилось. А она уже, повторю, учтена в балансе государства Турции и учтена в контрактах по продаже за рубеж. Нужно же отвечать [по контрактам]. Вот за это надо отвечать! Что нужно сделать Эрдогану, чтобы остаться во главе государства и не отвечать по контрактам? Ему нужен форс-мажор. Ему нужна полномасштабная война здесь, в Турции. Не где-то там, а [именно] в Турции нужна война. [Нужно], чтобы война пришла к нему.

И здесь его интересы смыкаются с интересами Соединённых Штатов. Эрдогану уже плевать на интересы Турции. И был расчёт [на то, что] в результате атаки на российский самолёт в Турцию придёт война. А война всё спишет: и все контракты спишет, и дисбаланс спишет. «А как же, мы ведь подверглись российской агрессии».

Но вернёмся к [началу]. Кто сказал, что самолет был турецким и что лётчик был из турецких ВВС? Почему такой вопрос правомерен? А дело вот в чём: о том, что это [был] самолет турецких ВВС, мы знаем их двух источников, это сказал президент страны Эрдоган и премьер-министр страны Давутоглу́. Но они же полностью «подпиндосники», и в силу этих обстоятельств для них решение интересов Соединённых Штатов вопреки интересам своей страны является сейчас [приоритетным]. Если раньше Эрдоган мог маневрировать, то после того, как он был лишен нефти [эта возможность исчезла]. А у России не было другого варианта [как поступить] с Эрдоганом, он дошёл «до ручки», до края договороспособности. [Эрдоган] не хотел [придерживаться] договорённостей, ему нужен был ИГИЛ, ему нужны были поставки нефти, ему нужна была война в Сирии. Значит нужно было решать кардинально - уничтожается ИГИЛ, уничтожается и бизнес Эрдогана. [Вследствие этого] Эрдоган становится полностью «подпиндосником». Он [готов] спалить свою Турцию ради того, чтобы не сгореть самому. То есть у [Турции] есть [свой] интерес. Поэтому Соединённые Штаты запускают своих летчиков, те сбивают наш самолет, а Эрдоган с Давутоглу́ подтверждают, что это самолет турецких ВВС.

Может быть, это было не так. Но вот интересный факт: у нас есть налаженный прямой канал связи с турецкой армией, с военными.

Ведущий: Прямой, причём, контакт.

Валерий Викторович: Прямой контакт! И мы вызываем их на контакт, а турецкие военные не идут на контакт и не идут, молчат и молчат. И вдруг что происходит? Публикуется карта от имени Генштаба Турции [с информацией о том], как пролетал российский самолет. И тут молчание Генштаба моментально прекращается. Они [как] не выходили на связь, [так и] не вышли. Но они вышли весьма своеобразно - через СМИ. Они заявили, что карту эту они не составляли, что карта эта составлена в пресс-службе Давутоглу́, премьер-министра. И ответственность за эту карту несёт именно премьер-министр.

И это значит многое. Это означает, что армия возможно каким-то образом и поучаствовала в сбитии, возможно сбивал турецкий самолёт, но она осознала, что её делают «козлом отпущения». И публиковать откровенный фейк о том, что российский самолет был на территории Турции, и якобы за это его сбили, они не будут, потому что они поняли, если сейчас военные промолчат, то публикация этой карты [станет] удавкой на их шее.

У Эрдогана с военными очень серьезный конфликт. Для того чтобы выправить свое положение в мире, Эрдоган вполне способен перенаправить удар на военных. Но военные за чужие преступления отвечать не хотят. Они понимают, что значит вступать в конфликт с вооруженными силами России. Они не заинтересованы, как Эрдоган в этой войне. Договориться с военными о такой операции Эрдогану было бы проблематично, к тому же возможна утечка информации, которая эту операцию может сорвать. Это обстоятельство говорит о том, что это мог быть и не турецкий самолет, и летчик. Проще осуществить эту операцию силами американских ВВС, а Эрдоган и Давутоглу́ примут эту операцию на Турцию.

Кто бы не сбил самолет, во внешней политике нам следует исходить из заявления Эрдогана и Давутоглу́. Самолет турецкий со всеми вытекающими для Турции следствиями. Именно таким образом, можно решить всё.

Ведущий: Пересекал ли наш самолет турецкую границу и пересекал ли «турецкий» самолет границу Сирии?

Валерий Викторович: Судя по реакции генштаба Турции однозначно можно констатировать, что российский самолет турецкую границу не пресекал. Иначе генштаб не пошел бы ва-банк против премьера и президента. Это очень серьезный шаг - откреститься от этого фейка.

Ведущий: Возникают вопросы о том постановочном видео, которое прокручивается на всех каналах в мире. Создаётся такое впечатление что оно действительно постановочное.  

Валерий Викторович: Нет, здесь немножко не так. Когда мы говорили о необходимости этой провокации, мы говорили о том, что эта [провокация] необходима Соединённым Штатам, и что во всём будет обвинена Россия.

Происходит сбитие самолёта, и выясняется, что сьёмка происходила с различных точек, снималось это сбитие высококачественной аппаратурой, и затем это видео попадает в СМИ. Начинается новая антирусская истерия, попытка этой новой антирусской истерии. Что происходит дальше? Дальше происходит интересная вещь. Люди смотрят и видят: спускаются наши летчики, по ним стреляют террористы. Когда заканчивается стрельба, вроде как убили одного летчика, на видео не совсем видно, у этих «героев» берут интервью. А кто берёт? Берут «CNN» и «Fox News» - две американских телекомпании, которые «случайно» оказались именно там, где надо. Это показывает лишь одно, что всё было организовано американцами в конкретном месте. Американцы способны через космос отследит взлёт наших самолётов и дать команду на взлёт своему самолёту.  Распределённые по территории группы, как и засады были отнюдь неслучайны, поэтому-то наши поисково-спасательные группы и нарвались на них. Это явно показывает, что сбитие самолёта было не случайным.  

Ведущий: Плюс к тому же уничтожили вертолёт.

Валерий Викторович: Я об этом и говорю, что поисковые группы нарвались на засады, подготовленные заранее. И освещают [это событие] американские телекомпании, телекомпании, которые обслуживают интересы американской страновой «элиты». Они эту операцию подготовили, и они же её освещают. Поэтому сразу готова хорошая картинка, и хорошее видео. [Всем] показывают: смотрите они не террористы, они мирные демонстранты, «они же дети», они просто мирно стреляют по тем, кто убивает террористов, они же герои.

Всё это указывает на то, что Эрдоган и Давутоглу́ просто инструмент американской политики и решают задачу развязывания полномасштабной Третьей мировой войны.  И у нас все подпиндосники заорали: «Срочно бомбить! Срочно отвечать!» Команду получили из Вашингтона и завопили. Я понимаю, когда [это говорят] люди, не понимающие в политике, [ведут себя] как дети: «Как это они посмели [так поступить]. Надо срочно [отвечать]», но, когда это говорят депутаты государственной думы, они обязаны отвечать за свои слова. Они обязаны предвидеть последствия того что они говорят. Россию делают исчадием ада, а они это сами и подтверждают. На основании чего [мы должны бомбить]? Да, сбили [самолёт]. Но у нас есть целый комплекс мер, чтобы ответить Турции, ответить Соединённым Штатам, ответить всему миру по этому событию. Эрдоган просто не представляет, что он сделал для будущего Турции и всего мира. А мир в результате этого удара кардинально изменился.

Ведущий: Интересна реакция Запада в целом, и в частности НАТО. Вчера собирались в Брюсселе, и представители западного мира говорят, что наш самолёт не пересекал границу, но председатель НАТО витиевато сказал о том, что в этом надо разбираться.

Валерий Викторович: Вспоминаем, что было на прошлом «Вопросе-ответе». Мы говорили о том, что в Европе снова поднят вопрос о создании полномасштабных силовых структур, о создании европейской армии, европейской спецслужбы, объединённой европейской разведки. Зачем это надо? А за тем что Европа должна защищать свои интересы. Европейские армии сейчас являются элементами НАТО. Когда поставили вопрос о европейской армии, Европа заявила о собственном интересе отличном от интересов от блока НАТО, где 1-я скрипка и дирижёр - Соединённые Штаты.

Соответственно этому, трудно было бы ожидать, что Европа просто так подпишется под провокацию Турции, которая организовала им поток беженцев. «А за что я буду вступаться?». И против России [им выступать не хочется]. [Российская] армия показывает, что у нее есть самое высококлассное оружие, и она умеет этим оружием владеть. [Если] они все навалятся на [Россию], ей будет очень трудно, но Россия ответит так что мало никому не покажется. А им этого не хочется.

Им что, перепоказать парад Победы 1945 года? Европа это реально видит сейчас в Сирии.

Когда задают вопрос: «[Не кажется ли, что] с военной точки зрения удары избыточны?», я говорю: «Не избыточны». Вы можете щелчком убить муху, но вы бьёте её всей ладонью, и сразу же сэкономили свою силу, реакцию.

Самое главное, что происходит? Да, можно было бы возиться с ИГИЛ длительный срок, но зачем [это делать]? Это, во-первых, перерасход ресурсов. А главное, этот массированный удар показывает всему миру, нашим западным партнёрам: «Ребята, посмотрите, что есть». Это не просто повышение по немножечку: [у нас] вот это есть, а ещё вот это есть. Мы сразу вываливаем комплекс. «Вы хотите применения всего этого против себя? Вы понимаете, что если мы применили это против ИГИЛ, то если нас кто-то ударит, мы ударим в ответку». Это превентивное применение оружия. Это предотвращение войны, это [победа] на 6-м приоритете. Я не понимаю, как кто-то может говорить о каком-то избыточном применении силы, когда это [является] предотвращением удара, когда противник запугивается заранее. Ему показывается: «Тебе мало не покажется, и ничего хорошего тебя не ждёт, когда против тебя последует такой удар». Так что этот удар не избыточный, этот удар правильный.   

Европа, которая не желает погибать ради интересов Соединённых Штатов, все более и более активно заявляет о том, что надо отменять санкции, потому что от этих санкций страдает в первую очередь Европа. В России строится импортозамещение, и, если оно будет построено, Россия вырвется из этих когтей колониальной зависимости и полусуверинитета от Запада. И тогда с Россией нужно будет договариваться на других условиях. Сейчас пока есть прозападная «элита», которая готова предать интересы России. В результате импортозамещения произойдет и замещение этой «элиты». Не будет [подпиндосников], будут национальные государственноориентированные кадры. А Соединённым Штатам нужна война.

Они понимают долгую перспективу: если сейчас пойти на диалог с Россией - не будет войны. А если ещё поднапрячься, (там поднапрячься, здесь поднапрячься), то получится [взаимовыгодное сотрудничество].

Многие обратили внимание на то, как интересно синхронизировано оказалось: новое обострение на Украине, блэкаут в Крыму и удар по нашему самолету. А потому что это из одного центра режиссируется. Поэтому и приказали через СБУ «Правому сектору», этому карательному батальону отщепенцев крымско-татарского народа, осуществить эту террористическую акцию. А государства на Украине нет. Поэтому естественно решается вопрос [таким образом]: «Мы будем ремонтировать тогда, когда нас к этому допустят». А они пальцы гнут: «Мы ещё немножко постоим, и может быть допустим». А чего они ждут? Они ждут команды из Вашингтона, когда скажут: «Всё, не получилось в этот раз. Отступаем».

Ведущий: Вы сейчас говорили о западе, а как в эти события вписана Франция?

Валерий Викторович: Франция вписана очень интересным способом. Опять же в предыдущем «Вопросе-Ответе» мы говорили о том, что всегда во всех странах страновая «элита» непосредственно осуществляющая государственное управление более оперативна чем глобальная «элита». Но для Европы сложилась очень интересная ситуация, когда глобальная и наднациональная «элита» более оперативна, нежели страновая «элита».

Что я имею ввиду, говоря «надгосударственная элита»? Долгое время после Второй мировой войны вопросы государственного управления [в Европе] находились в ведении Соединённых Штатов. Соединённые Штаты формировали кадровый резерв и привод определённых политиков во власть в соответствии со своими государственными интересами, надгосударственными по отношению к данным странам. Это процесс длительный, не всегда устойчивый, но тем не менее к началу 2000-х годов, в значительной мере, Соединённые Штаты преуспели в назначении президентов. Ширак не понравился - убрали, Шредер не понравился - убрали, Берлускони не понравился - убрали. И Ширак, и Шредер, и Берлускони работали на свои страновые интересы. Но самое главное -  они работали на интересы глобального предиктора, который, видя фазовый сдвиг процессов в России, снял вопрос построения европейского исламского халифата и развязывания войны в Европе. Снял он этот вопрос. Но страновая «элита» Соединённых Штатов, используя свои государственные инструменты, смогли этот вопрос в силу инерционности этих процессов продвинуть до такой степени, которая сейчас есть.

Во Франции оперативным управлением обладают надгосударственные и глобальные «элиты», которые перетекают друг в друга, и для страновой «элиты» и государства она может смотреться либо как проамериканская «элита», как Олланд, например, либо её вообще могут не идентифицировать, как глобальную «элиту».  

Задача Соединённых Штатов, почему во Франции и провели теракты, подписать Францию под наземную операцию в Сирии. Франция обладает самой мощной европейской армией. Но Франции эту армию необходимо собрать из своих колоний. Поэтому Франция обращается к своим союзникам по НАТО заменить ее во франкоговорящей Африке, то есть в своих колониях, своими частями, кто сколько пошлёт. Управляемость процессов [там налажена]. На какое-то время этого хватит, а там мощным ударом иностранный легион и другие подразделения бьют по Сирии, решают вопросы и быстро возвращаются на свои места. Такая задача.  

Что происходит дальше? Страновая «элита» Соединённых Штатов, чтобы подстегнуть Францию к тому чтобы она работала [в её интересах], и чтобы она имела основания бороться с международным терроризмом, устраивает теракт в Мали. Все обратили внимание [на присутствие] американского спецназа. А как же там не будет американского спецназа, если именно он организовал и провёл эту операцию, и должен был зачистить конкретных исполнителей - мавр сделал своё дело, и должен уйти. Исполнители совершили теракт, их зачистили, и всё шито-крыто. Они американскими средствами доставили этих террористов, подготовили их, и те [этот теракт] совершили.

Американцы думают, что подстегнули Францию к тому, чтобы она участвовала в наземной операции. Но глобальная «элита», имеющая серьёзное влияние во Франции, плюс заинтересованность страновой «элиты» и уникальное положение Франции в результате срыва контракта по «Мистралям», а также участие в санкциях - весь этот симбиоз показал [своё отношение]: «Штаты нас долбят, а мы что, за их интересы вписываться будем?» Ни шатко, ни валко всё идёт к тому, что Франция не будет участвовать в этой операции. Олланд заявляет о том, что [Франция] не будет участвовать в этой операции. А чтобы он от своего слова не отказался, ему организуют теракт на заднем дворике - в Тунисе: «Не забудь, отправишь свои войска и спецподразделения в Сирию, у тебя полыхнёт так, что ты останешься без колоний, а этот огонь придёт к тебе во Францию».

Есть интересный фильм «13 район». Там есть эпизод, когда мигранты пытаются прорваться к президенту и прорываются, потому что их умения, владение боевыми искусствами, боевыми навыками значительно превосходят владение этими боевыми искусствами, боевыми навыками спецназа Франции. Это очень серьёзный посыл. Рекомендую пересмотреть.

Франции ещё раз напомнили – ты в коалиции с Россией, и должна добиться того, чтобы ты была штабом, а Россия получала у тебя полётные задания. Но если этого не получится, то это не та задача, которую Франция обязана выполнить. И если этого не получиться, ты должен участвовать в коалиции с Россией и быть гирей на её ногах: контролировать движения России, и под предлогом участия [вредить экономике Сирии]. Например, Россия наносит удар по инфраструктуре ИГИЛ, а Франция наносит удары по той нефтяной инфраструктуре Сирии, которая должна достаться освобождённой Сирии. Причём это не какие-то отдалённые объекты, а именно те, которые должны достаться сейчас.

Там и так уже [скоро] прекратиться нефтедобыча и нефтепереработка. Зачем это [делать]? Там и так ИГИЛовцы будут взрывать.  

Франция – это стремление Европы и глобального предиктора отстроиться от самоубийственной политики Соединённых Штатов, предоставить Соединённым Штатам [возможность] рухнуть в результате своей провокации, а Европе выстроить и европейскую армию, и европейские спецслужбы, и сформировать свой европейский интерес.  

Ведущий: После вчерашнего сбития нашего самолёта Минобороны заявил о том, что, начиная с сегодняшнего дня, все наши бомбардировщики будут прикрываться истребителями. Почему до этого наши самолёты не прикрывались.

Валерий Викторович: В этом не было необходимости как таковой. Когда мы туда зашли, то Соединённые Штаты как системоорганизующая сила западной коалиции против ИГИЛ заключила соглашение с российскими ВКС о полетах в воздухе, выработала определённые правила. И поэтому не надо говорить, что Турция не подпадает [под эти правила]. [Она] подпадает. Иначе нет коалиции, если Турция не подпадает. Соединённые Штаты заключили такое соглашение, и соответственно этому турецкие ВВС должны его соблюдать. Тем более, что там не было никаких предпосылок, чтобы Турция [так поступила]. Она ведь совершила удар в спину, подлый удар, предательский удар. Не было никаких предпосылок к тому, чтобы Турция так сделала. Это было сделано сразу [как разбомбили нефтевозы ИГИЛ]. Воспользовались одной простой вещью: Эрдогану плевать на Турцию, ему главное было свой бизнес, и он готов спалить Турцию, как проворовавшийся завсклада.

Ведущий: Вчера произошла эта трагедия, чего нам ждать от этого события? Разрыва дипломатических отношений с Турцией?

Валерий Викторович: Ни в коем случае. Зачем? Управление - процесс информационный. Дипломатические отношения - это вопрос влияния одного субъекта управления на другой субъект управления, и возможность превращения этого субъекта управления в объект управления. Поэтому дипломатические отношения нам рвать ни в коем случае нельзя. Мы должны эти дипломатические отношения использовать на благо страны: воздействовать через дипломатические рычаги [на ситуацию].

Исторически дипломаты шли к, казалось бы, [злейшим] своим врагам. Вспомните, парламентеры. При этом парламентёров не убивали, дипломатов не трогали. Конечно были такие случаи, как, например, с Грибоедовым, когда [происходила] трагедия. Но там [прослеживается] английский след, чтобы поссорить нас с Персией.

Рвать дипломатические отношения - это первый шаг к конфронтации. как [тогда] будете договариваться? Как будете конфликт разруливать? Через какие-то третьи страны? Но конфликт будет нарастать. А если у вас посредником будут Соединённые Штаты? Это «глухой телефон», корыстный «глухой телефон». Это как в знаменитом анекдоте про чукчу: снимается кино. Приходит ЧК, [спрашивают]: «Где золото?»  Чукча отвечает: «Вон там, под порогом». Переводчик переводит ответ чекистам: «Расстреливайте, не скажу». Чтобы этого не было должен быть прямой контакт. Ни в коем случае нельзя [вмешивать в конфликт третью сторону]. Если планируешь войну, то да, надо разрывать отношения. Тогда как можно строить свою политику, если у тебя нет никакой договорённости? Если ты планируешь нормальное мирное развитие событий, решение всех вопросов мирным путём, то дипломатические отношения необходимы.

Ведущий: А, что будет с визовым режимом?

Валерий Викторович: Визовый режим надо вводить. Турция осуществила акт агрессии против России. Соответственно этому ни нашим туристам, ни людям, которые просто туда приезжают безопасности больше нет. Если турецкое государство осуществило против государства [России], то о какой безопасности простых людей может идти речь? Если завтра что-нибудь произойдет, скажут, что это какие-то уголовники, будем искать.

Визовый режим ограничивает поток [передвижения] и вводит ответственность государства в большей степени, чем приезд кого-то без визы и проживание неучтённым. Это учёт потоков. Это необходимо сделать. Это необходимая забота о населении нашей страны, чтобы никто не пострадал даже по своей глупости. Если кто-то хочет испытать экстрим, пожалуйста, отправляйтесь по визе и испытывай. А все остальные должны задуматься: вы пойдёте оформлять визу, [значит] знаете, на что идёте.

Ведь как сейчас летают? Захотел отдохнуть, раз и поехал. А там что угодно может произойти. Вспомните, в Тунисе расстреляли [людей] в отелях. Вы хотите этого? А там ведь к этому и идет. Ситуация какая? Турция и Соединённые Штаты заряжены на разжигание Третьей мировой войны, и они на всё пойдут, чтобы втянуть Россию в войну.  

Ведущий: Тогда следует ожидать эвакуации наших туристов, наподобие [того] как [это] было сделано в Египте?

Валерий Викторович: Вообще это сделать надо, но это как получится. Это уже технический вопрос, [нужно подумать] как его решить, каким способом: сделать это через туристические компании или же [сделать] на государственном уровне, как это было в Египте. Но в Египте была кризисная ситуация. В Турции, несмотря на такой мощный удар, всё-таки есть определенная стабильность, я не скажу, что можно расслабиться и спокойно всё делать, но определённая стабильность и безопасность для проведения этих операций есть.

Ведущий: Мы уже прокомментировали запрет на туристические поездки в Турцию, Ростуризм сегодня озвучил эту [информацию], в связи с тем, что безопасность никто не гарантирует. А на счет рекомендации бизнесу на прекращение контрактов в течение месяца?

Валерий Викторович: Да, это первый шаг к [безопасности наших граждан].

Ведущий: Это что касается частных поездок наших соотечественников. А как Вы прокомментируете рекомендации бизнесу на прекращение всех контрактов с турецкими компаниями в течение месяца.

Валерий Викторович: Далеко не всех. Прекращать контракты безусловно надо. С какой радости мы должны покупать. Почему мы должны покупать турецкий текстиль плохого качества, если можем покупать текстиль худшего качества турецкий, когда мы можем производить свой или в крайнем случае покупать пакистанский, индийский, китайский гораздо лучшего качества.

Куда смотрят наши надзорные органы, когда к нам приходят зараженные фрукты и овощи? А турецкая кожа невысокого качества? Надо просто включить механизмы по защите своего рынка. И пусть турецкие граждане, чей бизнес был завязан с поставками в Россию, спросят со своего руководства: «Почему эти контракты прекращены? Почему [с ними] вели бизнес, а теперь прекратили?» Опять же турецкий строительный бизнес - у нас своих строителей хватает. Если вы привлекаете турецких строителей, значит здесь [имеет место] коррупционная составляющая. Нашим специализированным надзорным органам надо просто нормально подойти к этому вопросу, заняться этим вопросом и навести государственный порядок. Не надо ничего запрещать, надо нормально подойти к этому вопросу. Не желают решать вопросы нормально, не желают взаимодействия, значит не будем помогать им выводить жучков из фруктов. Пусть сами этим занимаются.

Когда мы это сделаем, [в Турцию придут тяжёлые времена]. Турция поднялась за счёт России. Именно российские туристы и российские челноки обеспечивают доход Турции, обеспечивали процветание Турции. В начале 90-х годов она была нищая, просто никакая. Это российские деньги, российские люди, российский туризм, российский бизнес подняли Турцию. Пусть возвращаются в начало своих 90-х. Почему мы должны рисковать своим бизнесом, своими деньгами, людьми, если там складывается такая государственная политика.

Ведущий: А как быть с государственными контрактами? Аннулировать? Тот же "Турецкий поток"?

Валерий Викторович: Нет, ни в коем случае. "Турецкий поток" надо продолжать строить.

Тут вот какое обстоятельство: когда я сказал, что Эрдоган не понимает, что он сделал, я имел в виду следующее - сейчас сложилась уникальнейшая ситуация окончательного решения турецкого вопроса. Турция является осколком Османской империи, которую создали венецианцы для решения своих проблем по контролю над этим регионом. И к XX-му веку Османская империя показала свою недееспособность в результате русско-турецких войн. Именно Россия перемолола всю ресурсную устойчивость Османской империи. И Запад встал перед задачей: переформатировать Османскую империю так, чтобы она по-прежнему продолжала выполнять определённые задачи для глобального предиктора.

По Севрским соглашениям после Первой мировой войны Турция должна была быть разделена на три государства. Часть территории должна была быть отдана Армении, Болгарии и Греции, а остальное должно быть разделено на три государства. Фактически, Турция тогда устояла чудом. То, что Турция осталась [как государство] - это чудо. Теперь решение турецкого вопроса стоит на повестке дня: создание курдского государства - это необходимый вопрос. Поэтому-то Эрдоган так бескомпромиссно дрался против курдов. Ему не ИГИЛ страшен. Повторю, ИГИЛ - это иррегулярная армия Соединённых Штатов, находящаяся в союзнических отношениях с Турцией. Через ИГИЛ Турция получала конкретную экономическую выгоду, и конкретную выгоду получал Эрдоган.

Поскольку появился Советский Союз и начал двигаться «не туда», то Турцию на какое-то время решено было сохранить.

Что происходит в этом регионе? Необходимо вспомнить постоянное стремление России и её цели как в Первой мировой войне, так и во Второй мировой войне. Одной из задач являлось получение контроля над Босфором и Дарданеллами. Англичанам нужно было удержать [здесь свое влияние], поэтому Османская империя [располагалась] на двух берегах. Турция также на двух берегах [находится]. А России нужно было вырваться. Даже Сталин ставил задачу [контроля над этими территориями]. Турция участвовала в войне на стороне Гитлера, соответственно этому контроль над Босфором и Дарданеллами [должен быть со стороны] Советского Союза.  Но этот вопрос был снят [с повестки] в результате смерти Сталина.

Необходимо вспомните, что в X-XIV веках Черное море называлось Русским морем. [Соответственно этому] сейчас сложились обстоятельства для решения турецкого вопроса совершенно уникальнейшим способом с решением долговременных задач глобальной политики российского государства: выход и контроль над Дарданеллами и Босфором.  

О чём идёт речь? Помните, я постоянно говорил, что [идут разговоры о том, чтобы] отдать эту территорию Греции, отдать [другим странам] в рамках Севрского договора.  А сейчас получается очень интересная ситуация, и Запад пойдет на [её решение] без проблем. Украина показала свою ненадежность как [транзитная территория] газового потока. Мы запускаем транспортный поток через Турцию, и Турция тут же заболевает «украинизмом-хохлизмом», газовой болезнью, и тоже начинает «гнуть пальцы»: «Я буду [делать то-то и то-то]». Да пожалуйста, «гни свои пальцы», только вопрос [заключается] в том, что Европа остаётся без газа. В этих условиях Европа не то что за вторую, она руками и ногами проголосует за третью нитку "Северного потока". Другое дело, что технически Европа была бы заинтересована в сохранении и других потоков: и "турецкого", и "украинского". И в этих условиях у Европы встает выбор: «А что делать?»

Турция, страна НАТО, толкает Европу в войну. Турция, страна НАТО, организовала против своих союзников мощнейший поток мигрантов, который поставил Европу на грань этнической войны, на грань уничтожения европейских наций и создания на этих территориях других наций и других государств. Европа сейчас пойдёт на то, чтобы решить турецкий вопрос раз и навсегда. Потому что решение турецкого вопроса - это в определённом смысле и решение вопроса мигрантов. Европа сможет переварить этих мигрантов и сохранить свою культурную идентичность, сохранить свою государственность, но только в том случае, если Турции в её нынешнем виде не будет, если появится Курдистан, и вопрос будет решаться по примеру Севрского договора.

Идём дальше. Сейчас глобальным игроком является Россия. А Болгария договороспособна? Она подпиндосница. Она всё делает против России. Греция – очень слабое звено. Если отдать территорию им, смогут ли они её удержать, смогут ли сделать так, чтобы отсюда не исходила угроза для Европы? Нет. Остаётся один выход - договариваться с Россией и отдавать Константинополь и Балканы России. Пусть Россия владеет Дарданеллами и Босфором. На каких условиях, это в данном случае вопрос десятый. И Европа пойдет на это по одной простой причине - размен. Что для Европы более ценно Украина или Турция. Турция – это одна головная боль. А что такое Украина? Сохранив целостность Украины, сохранив рассадник бандеровщины, Европа имеет долгосрочный инструмент влияния на Россию и возможность организации в России гражданской войны. Сохранив за собой Украину, Европа, в конце концов, может решить вопрос с присутствием России на Балканах и в Турции в Стамбуле, [бывшем] Константинополе. Вопрос Дарданелл и Босфора будет решён в будущем, но только если Европа сможет сохранить рассадник бандеровщины.

При каких условиях [Европа] сможет сохранить рассадник бандеровщины? Если сейчас напряжение, которое растёт на Донбассе, реализуется не в сторону России и Донбасса, а реализуется в сторону Киева, в сторону Киева разрядится это напряжение. [Сделают они это], ликвидировав под собственным контролем тех, кто не спрятался. Остальных-то они спрятали под руководством глобального предиктора. [Спрятали] в СБУ, СБУ прячут под ФБР и всё шито-крыто. Уходит Ярош и другие лица. Но Ярош не крупная фигура, это один из достаточно эффективных функционалов. Не функционеров, а функлионалов. Поэтому ему позволено уйти в тень. А если бы он не был достаточно эффективным функционалом, его бы просто спалили, использовали бы как Ляшко или как Кличко.

Европе сейчас надо срочно решить вопрос на Украине, чтобы Украина была суверенным, нейтральным, демократическим, демилитаризованным государством. Это как раз то, о чём мечтают прыгавшие бараны с Майдана – ассоциация с Европой, когда их наконец-то смогут более-менее нормально принимать в Европе.

Сейчас Европа заинтересована в стабилизации и консервации положения на Украине. И здесь она полностью договороспособна с Россией, потому что иначе – война. Мы [также] заинтересованы в целостности государства Украина. Мы заинтересованы в том, чтобы оно было демократическим, целостным, нейтральным государством. Нам нужно ликвидировать бандеровское наследие. Нам нужно ликвидировать бандеровское гнездо, бандеровский питомник. Здесь мы расходимся [в интересах]. Но это вопрос долгой политики. Глобальные процессы, они низкочастотные. Но в данный период [времени] наши вектора целей по решению текущих проблем на Украине совпадают.

Европа тоже заинтересована в смене [руководства Украины]. У Европы нет другого [выхода]. [Им также необходимо], чтобы [на смену] в Киев пришло руководство Донецкой, Луганской республики. Чтобы они начали перестраивать Украину в соответствии с теми целями, которыми которые сейчас декларируются в Донецкой и Луганской республиках. Европа заинтересована в этом по одной простой причине - у них нет возможности предложить другие кадры и другую государственность. Они ничего не могут предложить. У них ничего нет. А здесь есть всё, что может стабилизировать [ситуацию]. Вопросы встанут потом в холодной войне, в информационном воздействии, что будет в будущем с Украиной. Но сейчас необходимо [сделать всё], чтобы не было войны на Украине, чтобы конфликт разрядился в сторону Киева, чтобы сменившееся в Киеве руководство посредством силовых структур ликвидировало террористические карательные батальоны, зачистило всех майданутых бандеровцев, которые не хотят складывать оружие, и навело порядок в стране.

Какой будет Украина: унитарной, федеративной, конфедеративной – сейчас нет никакой разницы ни для России, ни для Европы. Разница есть только для подпиндосников, которые орут: «Расчленить Украину. Отдать часть территорий Польше, часть России, часть ещё кому-нибудь: Венгрии, Румынии, Словакии». Вот это предлагают всегда подпиндосники. Люди, мыслящие государственно, мыслящие на перспективу и не желающие в ближайшей перспективе войны, [выступают] за целостность Украины.

Так что Эрдоган сделал для себя очень плохую вещь.

Нам не нужно те цели, о которых я говорил: превращение Черного моря снова во внутреннее Русское, и выход на Дарданеллы, активно декларировать. Абсолютно не нужно. Это яблочко упадет к нам само. Надо нужно только иногда поправлять мелкими слабыми направляющими действиями течение процессов.

Какие это процессы? Хотел того Эрдоган или не хотел, но он добился того, что сейчас в Турции будет конфликт. Мы воздействуем на мелкого и среднего турецкого предпринимателя, и они начинают подниматься. Армия против Эрдогана? Против Эрдогана. Соответственно этому, оставшаяся [часть] Турции в любом случае, будет Россия участвовать в этом процессе или не будет, способна привести к переформатированию Турции. Наша задача поучаствовать так, чтобы нам это было выгодно. Чтобы там не было полномасштабной войны. Чтобы Турция распалась демократически, без войн. Чтобы те территории, которые положены, отошли к Армении.  Про Грузию я молчу в данном случае. Чтобы образовался Курдистан. А территории Константинополь и Балканы отошли к России. Европа гарантировано получает "Турецкий поток", гарантированно получает газ по нужному им маршруту. И отвечает за это договороспособный, всегда выполняющий свои обязательства государственный субъект под именем Россия.

Это если коротко. Об этом можно говорить много. Это можно за пять минут изложить, а можно говорить по этому направлению очень и очень много. Я [рассказал] в общих чертах.

Ведущий: Говоря о мелком и среднем предпринимателе, можно ли считать в качестве рычагов карантин по продовольствию?

Валерий Викторович: Обязательно. Я же говорил, что у них [в товарах обнаруживаются] всевозможные жучки, вредители. Это обязательно нужно сделать.

Ведущий: Что касается самого сбития, то некоторые предлагают разбомбить авиабазу с которой прилетел турецкий истребитель.

Валерий Викторович: Я уже говорил, что это предложение по развязыванию Третьей мировой войны. Это предложение идёт от подпиндосников, которые необходимо вписать Россию в эту войну. Они получили приказ из Вашингтона, и они будут орать по этому вопросу. Будут, никуда они не денуться, потому что деньги за это получают. Они в этом заинтересованы, ментально завязаны. Для них солнце встаёт в Вашингтоне.  

Самое главное, что в результате этого [сбития] Эрдоган приговорил своё государство. Он полностью подписался под [уничтожением своей страны]. Он приговорил Турцию.

Мы живем в удивительное время, когда происходят значимые события, которые будут иметь глобальные последствия [для всего] мира в будущем. Путин сказал по долгу Украины, и вот вам, пожалуйста, перестройка кредитно-финансовой системы, перестройка Европы, перестройка Соединённых Штатов.

Кстати, «глобальщики» ответили Соединённым Штатам. Как только был сбит самолет, в Тунисе [произошёл] теракт. А в Соединённых Штатах что? [Выложили] видео, в котором показано как белые полицейские убивают чернокожего подростка. И там снова напряг. Страновой «элите» снова показали: «Рыпнитесь, поставите мир на грань катастрофы, (вы её и так уже поставили), если будете упорствовать в этом направлении заполыхает у вас. Будут спущены все тормоза». И [всё это будет происходить] раньше времени, потому что у глобального предиктора не будет другого выбора, кроме как потопить Соединённые Штаты, если они будут недоговороспособны. «Глобальщики» дали бы им ещё какое-то время бы дали какое-то время, пока не перестроили всё управление.

Сейчас бешеными темпами идёт перенос центра концентрации управления из Лондона в Пекин, имею ввиду вообще в Китай. Гонконг и Макао - это лишь элементы. Вообще имеется ввиду Китай, юго-восточная Азия. Азиатско-тихоокеанский регион станет Новой Европой. Это Сингапур, Малайзия, Таиланд. Это всё будет в этом сегменте. Поэтому оттуда сейчас выжимают Соединённые Штаты, и туда усиленно заходит Китай, который решает все вопросы в свою пользу.

А России сейчас нужно просто спокойно работать, не педалировать. Я обозначил перспективу. Перспектива просто великолепная. Ныне живущее поколение имеет колоссальную перспективу увидеть Черное море Русским морем. Им некуда будет деваться. Для того чтобы навести там порядок [необходимо присутствие России]. Не хотели возвращаться в средневековье, когда территории принадлежали Греции, Болгарии, вернёмся к тому времени, когда эти территории были русскими, было русское внутреннее море. Русское.     

Ведущий: Спасибо, Валерий Викторович. От имени группы «ФКТ-Алтай» благодарим Вас за сегодняшний комментарий.

[00:00] Зачем Турция сбила российский самолёт?
[16:27] Пересекал ли границу Турции наш самолёт?
[17:03] Постановочное видео крушения самолёта
[21:48] Реакция НАТО на крушение нашего самолёта
[27:18] Как в эти события вписана Франция?
[35:00] Почему раньше наши бомбардировщики не сопровождались истребителями?
[36:47] Чего ждать от этого события?
[38:53] Что будет с визовым режимом между Россией и Турцией?
[40:29] Эвакуация наших туристов из Турции
[41:44] Рекомендации бизнесу о прекращении контрактов с Турцией
[44:22] Как быть с турецким потоком и госконтрактами?
[59:25] Карантин по продовольствию из Турции
[59:43] Стоит ли бомбить авиабазу с которой влетел турецкий истребитель?

01:00 25.11.2015

Чтобы оставить комментарий необходимо войти или зарегистрироваться

Вопрос-ответ

Добровольцы

Это Алтай

Статистика