«Вопрос — Ответ» от 30 мая 2016 г.

Аудио в формате mp3 - 23 МБ

СТЕНОГРАММА

Ведущий: Здравствуйте, Валерий Викторович.

Валерий Викторович: Здравствуйте.

Ведущий: Здравствуйте, уважаемые телезрители, аудио слушатели, а также товарищи в студии. Сегодня 30 мая 2016 года.

Самый популярный вопрос связан с освобождением Савченко. И в связи с этим событием пришло очень много претензий в Ваш адрес. В частности, Евгений Витальевич Гильбо пишет следующее: «Интересно, как теперь будут отпиаривать своего босса путинские пропагандисты…», - зачитаю, - «…придерживающиеся линии, что выдавать нацистку в руки собратьев нельзя? Как теперь, к примеру, выкручиваться главному пропагандисту проекта бывшего 5-го управления КГБ товарищу Пякину? Ведь он утверждал, что с точки зрения интересов России и принципов глобального управления выдавать эту сволочь никак нельзя, и при этом добавлял, что Государь этим самым управлением владеет лучше всех, да ещё интересы России соблюдает. И вдруг Путин действует прямо противоположно приписанной ему государевой мудрости. До следующего понедельника В.В.Пякину придется или сочинить какой-то хитровыгребанный ХПП (хитрый план Путина) или признать очевидное и совершить ту же эволюцию от пропутинской позиции к реалистичной, как совершил, к примеру, Эль Мюрид. Выбор тяжелый. В общем, тяжело быть пропагандистом при слабом режиме».

Другие пользователи на сайте также оставляли сообщения. В частности Валерий Аксаненко: «В одном из недавних Ваших выпусков речь шла о том, что Россия ни при каких обстоятельствах не должна обменивать Савченко на кого бы то ни было. А если такой обмен состоится, то Россия признает легитимность киевской банды и поступится государственным суверенитетом. Что получается – Путин враг России? Это Ваш вердикт. Это не просто преступление, это больше, чем преступление, это – ошибка. Что-то с аналитикой КОБ не то. Пякин создал параллельную реальность, которая ничего общего с реальной не имеет. Савченко выпустили, Кудрина назначили, за убийство русских Путин милует. СМИ предают из-за гуманности. Абсурд! Зачем нужен весь этот цирк?»

Валерий Викторович: Что здесь следует отметить? Во-первых, никак выкручиваться не буду, а буду рассказывать так, как оно есть.

На что следует обратить внимание? Претензии идут так, как будто мы полностью связаны с управлением и управление государством строится соответственно нашему прогнозу. Если что-то произошло не так, как мы рекомендовали, то это значит, что аналитика не работает. А при чём здесь наша рекомендация и работа аналитики?

У Гильбо совершенно неправильная постановка [вопроса]. Вообще, что можно сказать о человеке (Эль Мюрид), который еще в 90-е годы писал тексты по глобальной политике? Наверное, потому что он писал тексты, он не понимает разницу между пропагандой и аналитикой. И вопрос заключается в следующем: он предлагает совершить эволюцию от пропутинской [пропаганды] к антипутинской, но такие эволюции совершают люди, которые не понимают глобальной политики. А мы глобальной политикой занимаемся. Поэтому говорить о том, что мы занимаемся пропагандой - это, мягко говоря, некорректно. И никаких эволюций в этом плане совершать не будем.

Более того скажу, что в данном случае я не только не отказываюсь ни от одного своего слова по поводу того, что выдача Савченко является преступлением против России, но и [продолжаю утверждать], что Путин действительно разбирается в государственном управлении, действительно работает на интересы страны, и как может их защищает. Потом поговорим об этом [подробнее].

Вы привели несколько цитат, и они напомнили мне фильм по пьесе Булгакова «Дни Турбиных». Там есть такой эпизод, когда юнкерам и студентам объявляют о том, что гетман Скоропадский сбежал и никого защищать не надо. И у одного из юнкеров случилась истерика. Говорили, говорили, а оно вон как получилось.

Вы должны понимать, что мы всегда работаем с той реальностью, которая есть, а не с той, которую мы выдумываем.

У одного [из пользователей] было сказано: «Это больше, чем преступление, это – ошибка». Это выражение существует в двух вариантах: «С'est plus qu'un crime, c'est unefaute», или «C'est pire qu'un crime, c'est une faute». «Это больше, чем преступление, это ошибка», либо «Это хуже, чем преступление, это ошибка». В данном случае речь идет о варианте, в котором звучит: «Это хуже, чем преступление, это ошибка».

Это выражение принадлежит человеку очень известному в узких кругах. Его часто приписывают Талейрану, Туше, кому угодно, но не этому человеку. А это сказал Антуан де ла Мёрт. Этот человек для Франции должен быть легендой, поскольку он был президентом законодательной секции Государственного совета Франции, и именно он занимался разработкой Кодекса Наполеона, гражданского Кодекса, по которому до сих пор живет Франция. Это очень известный человек.

Что же произошло, почему это ошибка? Смотрите, в каких условиях произошла выдача. Выдача Савченко произошла в условиях, когда само требование выдачи было предельно оскорбительным для России и для Государя. Не было ни одного требования выдачи Савченко сделанного более-менее прилично. И [благодаря] этой выдачи теперь каждая украинская блядь будет знать о том, что Путин как раз есть то, о чём поется в песенке, популярной на Украине, которую совсем недавно на день депортации крымских татар исполнял глава администрации Херсонской области и глава города Геническа. Мы не будем повторять.

Но нас не интересует в чём уверены украинские бляди. Нас интересуют их европейские партнёры - европейские политики, которые теперь точно также как украинские бляди знают, что Путин отнюдь не самостоятельный человек, отнюдь не такой государственник, как его рисуют СМИ, по одной простой причине, что его государственный суверенитет, его государственная деятельность ограничена рамками «вашингтонского обкома». Насколько в Вашингтоне сказали: «Разрешено быть государственником», настолько и можно быть этим государственником. Сказали: «Отдать Савченко!», - и как бы ты ни хотел, как бы не сопротивляться, ты её отдал. Всё!

Соответственно этому все межгосударственные отношения с Россией теперь будут идти с учётом этого факта. Это резко ухудшило позицию России на международном уровне в плане обретения её суверенитета.

Но это – первый план. Это – то, что кажется.

Совершил ли Путин это преступление потому, что он действительно плохой человек, плохой патриот России, плохо разбирается в государственном управлении? Конечно, нет. Чтобы понять это, нужно помнить «ничто не ново под луной».

Было выражение: «Это хуже, чем преступление, это ошибка». Если человек употребляет какие-то красивые слова, он должен понимать к чему они относятся. Когда было сказано это самое выражение? А это выражение было сказано в 1804 году, когда французские власти в лице первого консула Наполеона выкрали из Бельгии наследника Бурбонов герцога Энгиенского и казнили его. По поводу этой казни и были сказаны эти слова.

Что реально произошло? Произошло следующее: герцог Энгиенский, несмотря на своё родовитое происхождение, мирно и спокойно живёт на границе с Францией. В это время во Франции раскрывается заговор, который говорит о том, что этого герцога планируют использовать для восстановления монархии во Франции. А как же восстанавливать монархию, когда полным ходом идёт подготовка к тому, чтобы назначить императором Наполеона. Этот заговор надо пресекать в любом случае. Он антигосударственный и реставрации монархизма во Франции не должно быть.

И министры наполеоновского правительства Талейран, Пуше убеждают всех в существовании этого заговора и уговаривают выкрасть [принца Энгиенского]. Там непонятно, то ли это был рейд спецназа жандармерии, который выкрал Энгиенского, либо же выкрали только его женщину, а он сам попал на территорию Франции, в общем – неважно. Какая [сложилась] ситуация? Выкрали его, расстреляли. И происходит очень интересный момент, о котором сказал де ла Мёрт: «Это хуже, чем преступление, это ошибка».

Наполеон понимал, что что-то происходит не так. Он направляет своего посланника, чтобы отсрочить приведение приговора в исполнение до того момента, пока не будут разрешены сомнения самого Наполеона. Но по странному стечению обстоятельств посланник Наполеона проспал и прибыл к месту казни, когда уже герцога Энгиенского расстреляли.  

Вообще, надо сказать, что когда дело касается глобальной политики, это «проспать» является очень популярной формой.

Например, в 1918 году другой наследник престола Максимилиан принц Баденский, назначенный Вильгельмом II новым главой правительства, должен был заключить перемирие с западными странами. На следующий день после того, как он был назначен, принимает таблеточку, (заболел), и спит 1-го, 2-го и 3-го ноября. За это время исчезают Османская империя, Австро-Венгерская империя. И когда он просыпается, в Германии уже вовсю [бушуют] народные недовольства. То есть условия для заключения перемирия на тех условиях, что были 3 дня [назад], просто не существует, и нужно договариваться уже на других условиях. На каких условиях договорились и заключили перемирие? Капитуляция выглядит более приемлемой, нежели вот это перемирие, которое заключили.

Я к чему это рассказываю? Вот если де ла Мёрт был искренним сторонником Наполеона, что показали 100 дней и последующая его судьба в эмиграции, то и Фуше, и Талейран сделали прекрасную карьеру после реставрации монархизма во Франции. Они никуда не исчезли. Но именно они давили на Наполеона – расстрелять принца-герцога Энгиенского, расстрел которого полностью переформатировал политическое поле Европы в отношении Наполеона. И Наполеон был загнан в такие условия, когда действовать по-другому он уже не мог. Его просто направили в определенное русло, которое, в конце концо, привело его к краху. Другого варианта просто не было.

О чем сказал де ла Мёрт? Он сказал о том, что Наполеон совершил ошибку. Это хуже, чем преступление. Расстрел Энгиенского – это ошибка. Наполеон вписался в глобальный план глобальной политики, которой не понимал. Он стал инструментом исполнения чужой политики.

Теперь смотрим на то, что произошло здесь. Многие, как, например, Эль Мюрид, который изменил [своё мнение], сразу кинулись утверждать, что выдача Савченко - это тайный хитрый план [Путина]. На самом деле Савченко не такая головная боль для Европы и Украины, как это пытаются представить. А вот у нас, повторяю, негативный эффект многократно увеличился. Многократно увеличился!

Посмотрите, в каких условиях это происходило. Кто утверждал, что Савченко не надо выдавать? Да только мы. Вся патриотическая общественность в той или иной мере работала по плану, который был сформулирован на РИА «Новости» - «Спасти Александрова и Ефремова», так статья называется. Спасти!

«Надо обменять, потому что их там пытают». А других не надо обменять? Других там не пытают? «Надо [обменять] во что бы то ни стало». Завтра других будут хватать, мы опять будем обменивать?

Не удалось погасить это влияние. Фактически все СМИ работали на то, чтобы создать определённое давление на Государя, чтобы тот пошёл на этот обмен.

Дальше, есть информация о том, что на Путина давили генералы. Тут такая ситуация: если генералы действительно хотели блага для страны, им нужно было давить не на Путина, а на Чайку, на генерального прокурора. Тогда бы не только Александров и Ефремов вернулись героями и без судимостей даже вот такого ублюдочного псевдо-государства, этой псевдо-государственности Украины, но вернулись бы все остальные. Были бы созданы совершенно иные условия для обмена «все на всех». А то, что они давили на Путина, означает, что они решали свои корыстные интересы по торговле государством Россия.

Представьте себе ситуацию у Государя, когда все государственные институты и общественное мнение формируется в направлении – отдать Савченко и вызволить хоть кого-нибудь. Все, кроме нас, в той или иной мере это допускали, а некоторые пропагандировали прямо.

Как в этих условиях маневрировать? Не считаться с реальным состоянием управляющей системы, системой структурного управления России [означает] завтра слом [государственности] и майдан. Тогда мы пойдём по киевскому варианту. Значит нужно каким-то образом сманеврировать.

Не смотря на то, что Путин, казалось бы, выполнил ультиматум, [на самом деле] он ультиматум не выполнил. О чём я и говорю: «Он – хороший управленец». Он даже в этих условиях нашёл, как из двух зол выбрать позитив. Обмена не было. Было взаимное проявление доброй воли руководства псевдо-государства и России.  

Таким образом, вообще нет [речи] ни о каком признании суверенитета Украины. [Такой вопрос] в принципе не ставится. Есть некоторое государственное управление на территории Украины, с которым мы вынуждены вести определенное взаимодействие, поскольку мы не можем не считаться с состоянием среды.

И за то, что этого обмена не было, нужно сказать отдельное искреннее спасибо родственникам наших журналистов, которые пошли на этот очень важный шаг. Это гражданский подвиг, который они совершили во имя России. Они дали возможность Государю совершить столь необходимый маневр - [осуществить] освобождение через акт помилования.

Тем самым Россия сохранила свободу маневра и всему миру, за исключением украинских блядей, показала - суверенитетом не торгуем! «Да, вы вынудили нас к этому. Да, мы вынуждены были так сманеврировать. Но мы сохранили все достигнутые позиции. А дальше мы с этого начнем играть».

Так что здесь [сложились] тяжелейшие условия. И я до сих пор стою на позиции того, что это ошибка, которую можно было избежать. Потому что такие варианты были и есть.

Что еще вот по этому поводу сказать?

Ведущий: Как это стало вообще возможно? И как выходить из этой ситуации?

Валерий Викторович: Как стало возможным то, что все клановые группировки в России начали давить на Путина до такой степени, что тому пришлось маневрировать и с таким ущербом для России выходить из этой ситуации? Дело в том, что в России напрочь отсутствует сегмент информационной политики, отвечающий за проведение глобальной политики. В России нет ни одного СМИ, которое бы работало в той сфере информации, в которой работают «Financial Times» (Файнэ́ншл Таймс), «New York Times» (Нью-Йорк Таймс), «Süddeutsche Zeitung» (Зю́ддойче ца́йтунг), которая опубликовала панамские документы. У нас такого сегмента нет. В какой-то мере [эту функцию осуществляет «Russia Today»]. К этому вернемся [позже].

И мне [становиться] очень больно и обидно за страну, [когда] из-за отсутствия этого ресурса и Владимир Владимирович Путин, и Сергей Викторович Лавров вынуждены работать с перенапряжением. Они просто вынуждены сначала создавать платформу, с которой должны говорить, а потом создавать условия, в которых они смогут с этой платформы сманеврировать.

В какой-то мере эта позиция облегчалась, когда ваш покорный слуга давал комментарии на радио «Голос России», теперь называется «Спутник». Я всегда там отрабатывал вопрос глобальной политики. Это давало какой-то старт, с которого можно было [начинать]. Пусть даже не в полной мере, эпизодично. Потому что выбор комментариев был такой, что не позволял подчас привлечь именно ту информацию, которая должна была прозвучать для совершения определённого маневра.

Но, что произошло? В то время, когда нужна была такая работа, нас полностью исключили из эфира. Просто напрочь. Мы отсутствуем. Кто это сделал? А тот, кто хочет торговать Россией, кому мы мешали в своей позиции.

Если бы мы формировали позицию [по Савченко], если бы нас хоть раз спросили, что мы думаем, и это услышал бы весь мир - это была бы позиция государственного СМИ, с которой можно маневрировать. Это одно. Другое дело, когда какая-то передача в интернете какого-то человека. Это совершенно другой резонанс.

У нас сейчас [есть] очень хорошая возможность, хороший задел под будущее, благодаря великолепной, просто ювелирной работе нашего Государя Владимира Владимировича Путина, который в этих жесточайших условиях совершил просто немыслимый маневр. Опять же спасибо родственникам наших погибших корреспондентов, потому что без [их помощи] он просто не смог бы [совершить] этот маневр. Но реализовать его в полной мере [будет возможно], если у России появится сегмент работы с глобальной политикой.

Что мы сейчас видим? У нас нет аналитиков, которые бы работали на уровне глобальной политики.

Вы обратили внимание, что сейчас очень много разных политических ток-шоу? А что такое ток-шоу? Не смотря на то, что думают участники, на самом деле ток-шоу – это банальный мозговой штурм по отдельно взятой проблеме в интересах аналитических структур, осуществляющих управление. Это съём обратной связи, как сманеврировать. Но все они работают в лучшем случае в рамках внешней политики. А верх ювелирности – это песочница геополитики.

Надо работать на уровне глобальной политики. И тогда можно было бы сказать: «Валерий Викторович, Вы сказали так, Вы обеспечиваете информационную политику государства. [Тогда] почему это не реализовано?» А потому и не реализовано, что информационная политика государства обеспечивается по-другому. Не в интересах России! Потому что клановые группировки работают не в интересах России. Потому что на Путина давят всевозможными способами.

Смотришь новости и [видишь] как просто запредельно и со всех сторон идёт давление. Идёт ожесточеннейшее [давление]! Как он в этих условиях смог сманеврировать таким образом? Это просто великолепное [управление]!

Сейчас отправили Савченко. Да, с определённым ущербом для нас. С возросшим ущербом! Но надо сделать так, чтобы наш ущерб стал нашей победой. Чтобы наше отступление превратилось в полный разгром противника.  

Для чего отправили Савченко? Тут ведь какая ситуация? По Украине дело. Савченко нужна Западу для одной простой вещи. Помните, я говорил о том, что перед Западом сейчас стоит задача совершения маневра? Им в течение года нужно дискредитировать действующую власть [Украины], полностью её делегитимизировать, и снова привести [к власти] бывшего президента Украины Януковича, чтобы восстановить легитимность и дальше продолжить.

Рекомендую в этом отношении посмотреть очень содержательное интервью, которое взяли у Киссинджера в программе «Международная панорама» по поводу его дня рождения. Сын Примакова её ведёт, если что.    

Ведущий: Внук.

Валерий Викторович: Внук, извините, оговорился.

Очень содержательное интервью. Но как я смотрю, интервью показали еще 27-го числа, до сих пор реакции нашего аналитического сообщества на это очень содержательное интервью ноль. Почему? А потому, что многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы, а потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.

Он говорит о глобальной политике, а наши аналитики в лучшем случае копаются в песочнице геополитики. Где им понять такого [человека]? А он, [между прочим], прямым текстом говорит. Кстати, у Путина никогда нет никаких хитрых планов. Никогда! Он действует прямо. Но, поскольку люди не понимают глобальной политики с того уровня, с которого работает Путин, многим кажется: «А, это хитрый план».

Так что нужно Западу? Западу нужно совершить очень серьёзный маневр – полностью делегитимизировать [киевскую власть] в глазах Запада. Они сделали очень многое для легитимизации нынешнего преступного режима в Киеве, захватившего власть государственным переворотом. [Теперь] нужно показать Западу: «Ах, как мы ошибались. Оказывается-то там преступники. Оказывается, там полностью невменяемы люди. Там нацисты», - и совершить передачу власти. Украину сохранить для себя. Сохранить бандеровский питомник для того, чтобы направить потом Украину против России.

Поэтому выдача Савченко – это реализация минских договоренностей. Это ускорение реализации Минских договоренностей. Но только в данной ситуации Европа планирует получить Украину всю себе. Для этого сейчас депутат Европарламента Савченко должна поехать в Европу, и показать там, что такое есть кондовый украинский политик по полной программе. Полномасштабная дискредитация украинской власти [начала] понемножку подготавливаться различными публикациями о наличии нацистов в бандформированиях вооруженного сброда Украины. Помните по фильму, как во Франции выступали, и прочее. Привлекали внимание, чтобы люди это видели. Потом была проведена очень шикарная акция по дискредитации государственности – это проведение референдума в Нидерландах. И теперь она должна приехать и показать во всей своей красе, [что из себя представляет украинский политик].

Дальше [будут действовать] по алгоритмике, которая предусматривает «сработает у них или не сработает». Потому что Надія (Надежда), в общем-то не та, которую ждала Украина. Они рисовали её совсем не той. И уже пошли ролики, что: «Клятые кацапы поменяли нашу героиню на свою засланку. Это вообще не та [Надежда], которую нам прислали». Её могут ликвидировать просто на уровне личной инициативы. Она просто не успеет выполнить возложенные задачи.

Но задача у них одна – она должна возглавить новый майдан, который свергнет эту власть. Её поддержат Луценко и Парубий. Потом Западу предъявят: «Смотрите-ка, какая здесь ситуация. Здесь, оказывается, все со справками, все дебилы. Да вы их видели? Они же [к нам] приезжали. Она выступала в Европарламенте. Ходила по улицам…»

Ведущий: …босиком.

Валерий Викторович: Это пока еще в Киеве. А там будет Европа. Всё покажут. «Она захватила власть. Нет, надо что-то решать».

И в это время на Украине восстанут генералы, которые скажут: «Всё, натерпелись эту нелегитимную власть. Хотим легитимного президента». [Нынешнюю власть] свергли, приехал Янукович и дальше пошло. Вот такой план просматривается. И для того, чтобы мы абсолютно не могли этому плану противодействовать, было требование выдать Савченко в этих предельно оскорбительных для России и Государя формах, когда выдавать вообще нельзя.

Ну, получили они [своё]. [Значит] надо превратить это не в выигрыш, а в эффект обезьяньей лапы. Но для того, чтобы превратить это в эффект обезьяньей лапы для Европы, у России должны быть информационные ресурсы, работающие в сфере глобальной политики, которые могли бы проводить информационную политику на уровне «Financial Times», «New York Times», «Süddeutsche Zeitung». Не будет этого – будет очень проблематично, хотя и небесперспективно. Но проблемно!

Ведущий:  Перейдём к другим темам. Пришло несколько вопросов в связи с так называемыми предварительными выборами Единой России. В частности, Александр Викторович спрашивает: «Что, они остались незамеченными в массах? Информационная поддержка во многих случаях сводилась только к упоминанию их, но не к информированию о программах кандидатов. Опять при всех плюсах участие свободных кандидатов выбор проходил только по экстерьеру кандидатов. Ко дню голосования никто понятия не имел, кто баллотируется, какие взгляды, какой уровень понимания и т.д.» И Вас просят прокомментировать итоговые результаты этих выборов особенно в виду заявления Матвиенко об отмене результатов голосования на некоторых избирательных участках.

Валерий Викторович: Для того, чтобы ответить на этот вопрос, нужно понять для чего вообще проводились Праймериз. Что такое - этот Праймериз?

Опять же, сколько я смотрел наших аналитиков, политических деятелей – никто даже близко не подошел к пониманию сути Праймериз. Что происходит? Они даже не понимают, как это происходит в Соединенных Штатах. Все думают, что Праймериз – это отбор кандидатов на голосование. Да, это присутствует. Но главная задача любых Праймериз совсем не эта. Это тестирование среды.

Все знают такую прививку «реакция Манту». Знают. Ввели определенный препарат, смотрят: есть положительная реакция – есть туберкулез, нет положительной реакции – нет туберкулеза. Всё нормально. Мы это знаем.

А как управлять обществом? Любое управление, которое осуществляет управление социальными суперсистемами, оно не знает, в каком состоянии реально сейчас пребывает общество. Питаться аналитическими разработками аналитиков? Мы убедились: аналитики ничего не понимают, аналитики дают тот результат, который нужен заказчику, а не то, что есть на самом деле. Ориентироваться на СМИ? Но СМИ формируют информационную среду в нужную сторону для правящего управления. А каково реальное состояние, какие внутренние процессы идут в обществе? Где подводные камни, на которые можно налететь? И вот здесь работает режим Праймериз.  

Смотрите, как это делается в Соединенных Штатах. Запускается две партии, разная масса кандидатов, которая берет различные сегментики волнующие людей, и начинают их бужировать. Это получает определенную поддержку в обществе. Пошел резонанс, люди начали реагировать, начали по цепочке передавать. «О, злободневная проблема». А а как кандидат на эту проблему работает? Понимает он эту проблему или не понимает? Кто в комплексе работает, кого отсеять надо, на кого вывести? И таким образом делается тест на состояние. Это реакция Манту на весь политический организм. Делается сбор информации, в каком состоянии пребывает этот организм? Какие политические маневры надо совершить? На какие политические направления надо обратить внимание? И можно ли управлять по-старому или же надо менять что-то, где-то как-то подстраиваться? Где-то надо ограничивать тех же самых чиновников, которые осуществляют вбросы бюллетеней, чтобы на Праймериз победил нужный человек, и тогда нужно отменять результаты выборов, потому что не дали, не показали реальное состояние объекта. Поэтому сейчас в Соединенных Штатах [с одной стороны] Трамп, а с другой стороны Хиллари Клинтон и Сандерс.

О чем идет речь? Поставили глобальщики на Трампа. Хиллари Клинтон - кандидат, которого [выдвинула страновая «элита» США]. А почему Сандерс до сих пор держится? Почему он до сих пор не сошёл с линии? Почему он всё время выступает и отбирает голоса? Он нужен по двум причинам – он всё время своей деятельностью ухудшает позицию Клинтон, поскольку он работает на себя и не дает тот сегмент, который отработал он, взять на себя Клинтон, которая бы сказала: «Я буду это делать, и буду делать это лучше». Как только уходит кандидат, весь этот позитив забирает тот кандидат, который остался. И так всё под Трампа подогнали. А здесь Сандерс не даёт, не даёт, не даёт. Он постоянно ухудшает положение Клинтон. Но самое-то интересное [заключается] в том, что в случае необходимости Клинтон будет снята с предвыборной гонки. А кто тогда останется? Чтобы был готовый кандидат – вот вам Сандерс. Чтобы не было неуправляемых процессов.

Что происходит в России? В России есть единая партия чиновников – это Единая Россия. А с кем ей соревноваться? И тогда они говорят: «Всё, все кто хотите, давайте к нам. Будем у нас проводить все выборы. Не в соревновательном [виде] между какими-то двумя организациями, а в одной организации. Давайте кандидаты, соревнуйтесь, предлагайте проблемы, а мы будем смотреть, как тот или иной информационный посыл на это работает». И что нам нужно будет делать? Пройдут наши подтасовки или не пройдут? Где и как надо будет теперь сманеврировать. Может быть нам надо будет пойти на большую демократию для народа и дать других кандидатов включить, или можно будет обойтись теми, кто заказано победил? Как, например, Милонов в Санкт-Петербурге? Там сомневаться не было [причин], потому что состояние структуры, в которой он участвовал, было однозначно заряжено на его победу. Их вообще не интересовало реальное состояние среды. Им нужно было, чтобы победил Милонов. Он победил. Но те, кто замутил вот эти Праймериз, внимательно смотрят за всеми кандидатами, программами, и всё прочее. Для них, не для народа проводились Праймериз. Для того, чтобы определиться, как дальше управлять и как дальше маневрировать.

И всем партиям, вместо того, чтобы фыркать, нужно внимательно изучить результаты. Да, вы не участвовали, но результаты изучайте. Информация в интернете доступна. Садитесь и изучайте. То, что они для себя сделали, вы используйте для того, чтобы победить на выборах. Открытый вопрос.

В общем-то всё по Праймериз.

Ведущий: К следующему вопросу. Владимир и еще 25 пользователей подписались под этим вопросом. Прокомментируйте новость о том, что Роскосмос отказался продлевать контракт с NASA и Европейским Космическим Агентством по доставке астронавтов на МКС.

Валерий Викторович: Прежде всего, Роскосмос не та структура, которая может сейчас отказываться или планировать что-либо делать. Такие решения абсолютно политические и принимаются они сейчас на уровне глобальной политики. Не надгосударственной, а глобальной политики.

И в данной ситуации речь [идёт], как бы немножко, неправильно. Было сказано о том, что не подписаны договора и Роскосмос не планирует. Вот здесь – это правильная постановка. А то, что Роскосмос отказался - это уже вольная трактовка того, что произошло.

Будут пуски у нас, и будем ли мы работать для той же NASA или для Европы - это вопрос глобальной политики. И то, что такая информация озвучена [означает], что эта информация имеет совершенно иное направление и иных адресатов. Чтобы те, кто участвуют в этой программе, сориентировались в какие кланово-корпоративные игры играть и на чьей стороне.

Ведущий:  Ещё один вопрос от Павла Глазунова. Прокомментируйте заявление Рогозина, что Россия не сможет догнать США в космической сфере. Это сказано специально, с тем, чтобы дать понять, что мы как будто верим, что они впереди или подстегнуть американцев в заведомо провальном направлении?

Валерий Викторович: Нет, ни то, ни другое. Всё гораздо серьёзнее и всё гораздо сложнее.

Я сейчас закончил тем, что Роскосмос заявил о том, что он не планирует [подписывать договора]. И это сигнал тем, кто должен принимать участие в различных кланово-корпоративных играх.

Что заявил Рогозин? Это лучше процитировать и у меня кстати есть в этом отношении [статья]. Он говорит: «Мы сегодня в космической отрасли отстаем от американцев в девять раз. А все наши амбициозные проекты говорят о том, что мы должны повысить эту производительность в полтора раза. Ну, повысим в полтора раза, но все равно их не догоним никогда. Так и будем потом смотреть за новостями НАСА или Илона Маска». И дальше он говорит: «Нельзя допускать крайней забюрократизированности структур. Сегодня московские офисы превратились в цитадели, недоступные для директорского корпуса, для инженеров и конструкторов. Пробиться невозможно, ждут часами и днями, чтобы быть услышанными». И добавляет ритуальное: «Этого быть не должно».  

Что произошло из того, что сказал Рогозин? А произошло следующее. Рогозин допустил ошибку, которая ему может очень дорого стоить. Дело в том, что он как вассал, как холуй огласил, что он принес присягу своему господину, которую верно выполнял и которую будет выполнять, но потребовал от господина защиты. Что произошло? Рогозин не смог реализовать [возложенные на него задачи] на «Восточном». У него выговор, от него начали все отваливаться, на него пошёл вал, его стали делать козлом отпущения. И он говорит Соединенным Штатам: «Я, человек, который с 2011 года назначенный Дмитрием Анатольевичем Медведевым на эту должность, сделал то, что сегодня московские офисы превратились в цитадели, не доступные для директорского корпуса, для инженеров и конструкторов. Пробиться невозможно, ждут часами и днями. Я сейчас нахожусь под ударом. А ведь я вам гарантирую, что мы никогда вас не догоним». Рогозин прекрасно знает о том, что Илон Маск со своим проектом – это такая же афера, как и лунная афера. Что там нет ничего.

Когда мы говорили о Путине, вы вот это имейте в виду. «Патриот» работает на интересы другого государства, он давит. Это тот, который обещал американцам; «На батуте будете летать на свою МКС». И вдруг она завопил: «Мы никогда не догоним. Будем на Илона Маска смотреть. И в офисах  я пять лет ничего не делал».

По Рогозину. Он никогда ничего не говорил в пику Соединенным Штатам. Посмотрите на его биографию. Он всегда собирал пенку с того, что уже произошло, к чему он не причастен. Пропиариться в Твиттере каким-то хлестким [выражением] типа батута у него [желание] появлялось. Но заявить о чём-то вперед – он никогда не делал этого.

Вассал сюзерену, холоп господину не может ставить условия. А он поставил условия. Если он будет вписываться, его отматросят, конечно. Но в любом случае за то, что он посмел так себя вести, его вашингтонские его хозяева растопчут.

Может я наговариваю на Дмитрия Олеговича? Может он хороший, и я неправильно говорю? Может он говорит о том, что у нас проблемы, мы ничего не сможем, бюрократизация.

Есть два управленца. Есть управленцы успеха, есть управленцы погибели. Управленцы успеха выполнят любую задачу, которую возможно выполнить по объективным условиям при повышении качества управления. А есть управленцы погибели, которые угробят любое самое успешное предприятие, потому что ничего не могут делать. Как ставят задачу управленцы успеха?

Чтобы вы сравнили, как поставил задачу Дмитрий Олегович.

Зачитываю: «Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в 10 лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут. Вот, что диктуют нам наши обязательства перед рабочими и крестьянами СССР. Максимум в 10 лет мы должны пробежать то расстояние, на которое мы отстали от передовых стран капитализма. Для этого у нас есть всё, все объективные возможности. Не хватает только умения использовать по-настоящему эти возможности. А это зависит от нас. Только от нас. Пора нам научиться использовать эти возможности». Сталин, речь на 1-й Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности «О задачах хозяйственников» от 4 февраля 1931 года. Задача поставлена. Как реализована? Через 16 лет после самой кровопролитной в мире войны, которая прошла по территории нашей страны, разрушив почти до Волги весь промышленный и хозяйственный потенциал, мы были вынуждены восстанавливаться плюс к разрухе после гражданской войны, плюс к этому общему отставанию от Запада в 50-100 лет, (нам говорили, что мы никогда не сможем подняться), через 16 лет осуществлен первый пилотируемый полёт в космос. 16 лет! Это – одна постановка задачи. Это один управленец.

И как там говорит Дмитрий Олегович: «Мы всё равно не догоним их никогда» Это другая постановка задачи. Это то, на что он реально работает в своей деятельности, каждодневно, везде, всегда. Заблуждаться не надо в этих вопросах.

И этот человек вынужден реализовывать [поставленные задачи]. И это патриот. Один из лучших. Это патриот России.

У нас, например, есть Абызов – министр без портфеля, который отвечает за то, чтобы наше правительство работало в рамках того, что диктуют из Вашингтона. Про него никто не знает. Министр открытого правительства. Это что за дела такие, постоянно сливать информацию в Вашингтон, получать оттуда указания и транслировать их министрам.

Вот в каком режиме у нас работает правительство. А мы от Путина требуем невозможное, не обеспечив [его] информационно.

Власть – это реализуемая на практике способность управлять. А управление – процесс информационный. Управление не строится на песочных замках. Оно должно быть информационно обеспечено.

Вот насколько у Путина была информационно обеспечена невыдача Савченко, он это сделал. Насколько было возможно для блага России использовать выдачу Савченко, он это сделал. Он пошел, он убедил родственников наших корреспондентов, что это надо [сделать], и они согласились. Понимаете, Путин и народ - они работают на Россию. Путин и народ!

А прослойка чиновников - вот она вся в словах Рогозина. Мы никогда, мы ничего. Я пять лет ничего не делал для того, чтобы ученые и конструкторы могли спокойно работать. Чтобы не было никакого сбоя на космодроме «Восточный», который сожрал уже не один бюджет. А людям до сих пор не выплатили зарплату. Он за год не ударил палец о палец, чтобы людям зарплату выплатили. Патриот! Зато у него сколько угодно времени, чтобы пиарить себя в интернете и в тире стрелять. Как он стреляет, мы тоже видели и слышали.

Ведущий: Получил выговор, хотя там недалеко Магадан.

Валерий Викторович: С выговора всегда надо начинать в таких случаях. А там, где возможно, те, кто нужно, уже присели.

Ведущий: После таких событий [хочется узнать] следующее, может быть, оно и было в мировых СМИ: «Валерий Викторович, происходило ли на саммите G7 что-нибудь серьёзное, что мы не заметили за посадкой деревьев, попиванием пивка, похлопываниям по плечам и дежурным заявлениям о продлении санкций?»

Валерий Викторович: Происходит. И это заметили все, но выразили это словами: «Мы не заметили».

То, что произошло на G7 - это очень серьёзно. С исключением России из G8, по образному выражению Государя Владимира Владимировича, G7 превратилась в клуб по интересам. Всё. Они ничего не могут сделать. Если финансовый пузырь ещё что-то из себя представляет, то по производственному потенциалу G7 далеко отстаёт от БРИКС. Это уже давным-давно всем известно. Мы едим не деньги - мы едим продукты. Мы носим не деньги - мы носим вещи. Это всё производство. И сколько бы вы не надували щеки, вы ничего не можете.

А ведь это было не G7, это же было G9. Обратили внимание, что в G7 полноправное участие принимали глава Европейского Совета Дональд Туск и Еврокомиссии Жан Клод Юнкер. Кого они там представляли? Вроде бы один субъект, только две разные управленческие структуры. Но тем не менее, в результате этого [сложилось] G9. И они ничего не смогли принять, ничего не смогли решить. Там были распространены брошюрки типа «Отдайте северные территории». Наехали на Китай тоже по территориальному [признаку]. Но, это – всё. Понимаете, они ничего не смогли предъявить миру.

Вспомните, как раньше проходили G7. Были какие-то программные вещи, которые определяли направление всей деятельности. А теперь ничего. Будет G20 – там будут решать. БРИКС – да, там решают. G7 не решает ничего.

Что произошло в Японии? Они сказали, что они никто и звать их никак. Люди ничего не заметили. Всё.

Ведущий: Ещё пару новостей, событий, которые просят Вас прокомментировать. Первое – это экономический совет при Президенте.

Валерий Викторович: Опять же возвращаемся к условиям, в которых была выдана Савченко.

Что произошло на экономическом Совете. На экономическом Совете было представлено две модели развития экономики. Одна модель как её, абсолютно ничуть не стесняясь, выразил Кудрин – это капитулировать и сдаться Западу. Снова подсесть на внешние инвестиции и сокращать производство. Повторю, чтобы было понятно.

А Глазьев, кстати, предлагает вполне работоспособную программу.

Мы только что говорили про Сталина. У нас не было внешних инвестиций, когда поднималась страна после 100-летнего отставания от Запада. Мы поднимались за счёт внутреннего ресурса, внутренних инвестиций. Мы поднялись. Мы создали такие отрасли экономики, которые работают до сих пор, за счёт которых мы живём, и прорвались в космос. За счет внутренних инвестиций. Потому что это было нужно нам, и это не было сверх напряжением всего населения, как в Северной Корее. Напряжение было, но надо понимать, что это обусловлено гражданской войной, разрухой после гражданской войны, Великой Отечественной войной, разрухой после Великой Отечественной войны. Восстановились после двух войн, и вышли в космос всего лишь через 16 лет.

Примечательный пример: Сталин дал распоряжение разрабатывать автомобиль «Победа» в 1942 году. Сложнейший для нашей страны год. Сложнейший! Немцы наступают. Разгром Красной Армии почти аналогичный 1941-му году. А он думает о победе и даёт поручение создавать [автомобиль].

В таких условиях самый лучший министр финансов Кудрин сказал бы: «Как? Это же нецелевое расходование денег! Вы о чём вообще думаете?!» По Кудрину – финансирование ВПК – нецелевое расходование. Сопротивляться Гитлеру? Да вы что, это нецелевое расходование. Это невыгодно. По нему выгодно сесть на западный крючок финансирования.

Что будет развивать у нас Запад? Только то, что Западу выгодно. Что Западу выгодно? Западу выгодно, чтобы у нас работал только сырьевой сектор, чтобы мы были сырьевым придатком Запада. И тот прирост производительности, который предлагает Кудрин, как раз и обеспечивает обеспечение Запада сырьем, не более того.

Это гибель страны, [которую] неприкрытым текстом предлагает Кудрин. Он предлагает вернуться в 1990-е годы, стать сырьевой колонией Запада и благодарить Запад за то, что они согласились нас убивать медленно. Потому что мы просим убивать нас медленно. Мы готовы обслуживать их, пока сами все не сдохнем. Вот он – план Кудрина. Какая инвестиция?

Мы постоянно говорим об импорте вооружений. Почему? Импорт вооружений – это сразу включение страны во внешнюю политику, в глобальную политику страны, откуда покупает оружие. Начнёшь ты воевать, и твоя политика не будет согласована с политикой этой страны, у неё будут в этой войне другие интересы, ты останешься без оружия, без боеприпасов. Как Саддам Хуссейн. Купил у французов РЛС, которые должны самолёты находить. Западная коалиция напала на Ирак, французы у себя тумблерочек щёлк, и всё - свободное небо, летай, бомби, не хочу. Никто тебя не видит, потому что французские РЛС.

Я к чему это говорю? Запад будет развивать только то, что Западу нужно. Мы нужны им как конкуренты? Ни в коей мере. Соответственно этому, если Запад что-то у нас будет делать, он будет делать в своих интересах. А если мы что-то будем делать не так, то эта отрасль моментально лишиться всей подпитки. Инвестиции Запада – это сразу отсутствие собственных опытно-конструкторских научно-исследовательских работ. Это отвёрточная сборка здесь.

Вот о чём идет речь. Вот что предлагает Кудрин. Он именно это предлагает: Запад для себя определит, нужен нам [тот или иной] завод в России или не нужен. Не в интересах жителей России.

Представляете, Сталин бы сказал: «Давайте западные инвестиции, приходите к нам. И будете определять, нужно нам автомобилестроение, которого у нас нет, или не нужно. Нужно нам двигателестроение, которого у нас нет, или не нужно. Нужно нам танкостроение, которого у нас нет. [Нужно нам] тракторостроение, которого у нас нет. Вы, Запад определите».

Вспомните, Бухарин говорил: «Зачем нам строить свои тракторные заводы? На Западе купим». А [если] перестанет Запад продавать?

Все страны почему-то стремятся развивать свои автомобилестроение, двигателестроение и тракторостроение. Даже невоенные отрасли нужно свои развивать. А Кудрин предлагает: «Давайте мы развитие страны отдадим западному инвестору. Пусть он определит приоритеты развития нашей страны».

В этих условиях Путин вынужден назначить в экономический совет Кудрина. Почему? А потому что давление такое. В этих условиях Путин вынужден принимать решение по освобождению Савченко. Со всех сторон давят. Вот это надо понимать.

И будут давить, кстати. Не будет собственной глобальной политики информационного сегмента – будет давление. И оно будет только нарастать. Не хватит Сергея Викторовича и Владимира Владимировича на то, чтобы закрыть эту нишу. Не хватит. Они и так на разрыв работают. Они и так на пределе возможностей в обеспечение информационной ниши работают. Вот так.

Ведущий: Ещё одно событие...

Валерий Викторович: А, кстати, по Кудрину. Путин Кудрину ответил: «Не мы начинали противостояние. И мы суверенитетом не торгуем». Мы, может быть в чём-то и отстаём. Догоним и перегоним. Запад начал противостояние – пусть он это противостояние и заканчивает. «Мы суверенитетом не торгуем!» Это – Государь!

Ведущий: Прокомментируйте заявление Медведева по поводу низких уровней пенсий в Крыму.

Валерий Викторович: Да что здесь комментировать?

Вы поймите простую вещь. В рамках подготовки государственного переворота, в рамках свержения Путина, все чиновники различного уровня, различного направления, напрягают по всем сегментам. Стараются напрячь все социальные слои населения. Я уже говорил об этом. Один говорит, что будет огромная цена на уголь, поэтому крестьяне – как хотите, так и живите. У кого нет угля, можете лес вырубить и сделать пустыню. Другой прямо предлагает: «Давайте сделаем пустыню на Алтае и дальше, но зато всю воду отправим в Китай». И вот так каждый напрягает, чтобы до всех дошло.

Что сделал Медведев? Он напряг пенсионеров. Сначала министр напряг, сказал, что пенсионеры хорошо живу. А теперь премьер-министр говорит с улыбочкой: «Нет для вас денег». Все сразу кинулись: «Да как же нет денег? Да вот же там есть». По сути, что он сказал? «Нет денег для русского быдла. Вы все должны сдохнуть, потому что мой вашингтонских хозяин сказал это». Мало ли что деньги есть. Вы должны сдохнуть в интересах надгосударственного управления. Поэтому для вас денег нет. Если и есть какие-то деньги, мы их своруем и вывезем за рубеж. Потому что мы туда работаем, где деньги лежат. Как было [сказано]: «Вы определитесь, чья это элита – ваша или наша, поскольку деньги лежат здесь». Фридман, по-моему, говорил: «Родина там, где деньги».

Ведущий: Это был последний вопрос на сегодня.

Валерий Викторович: Сегодня мы основное время посвятили Савченко и, так или иначе, выдаче Савченко на Украину, связанной с этим вопросом. Касались вопросов по геополитике, Гильбо, который, повторю, в 1990-е годы писал тексты по глобальной политике. Теперь встаёт вопрос: «Он понимает вообще те тексты, которые пишет? Или он просто оглашает какой-то инсайт?» Это вообще вопрос. Казалось бы, как бы загнали в угол: или-или. Но это если не знать глобальной политики, где как бы работает Гильбо. Это вопрос к его хозяевам, насколько он компетентен, и как правильно загоняет в угол.

Все люди должны понимать то, что вокруг происходит. Все. Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы, но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий. И, в первую очередь, не входят в круг понятий понятия «концептуальной власти», «идеологической власти», и понятие «глобальной политики». Это вне круга понятий основной массы даже политически активной части населения.

Эти понятия могут дать только работы внутреннего предиктора СССР, которые надо читать и осваивать, если вы хотите защитить интересы свои, своей семьи и своего государства. Надо понять простую вещь: «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Мы потому эту передачу «Вопрос-ответ» ведём, потому что прекрасно осознаём, какой мощный барьер [стоит] между Государем и народом. Сейчас мы фактически только о том и говорили, в каком вражеском, реально вражеском для России окружении Путин вынужден работать.

Поэтому, если хотите защитить интересы свои, своей семьи, своего государства, и жить счастливо – вы просто обязаны заниматься политикой. Если ты не занимаешься политикой, политика займётся тобой. И не факт, что займётся в твоих интересах. Занимайтесь политикой в своих интересах. Изучайте, как осуществляется управление социальными суперсистемами. Читайте работы Внутреннего Предиктора СССР, осваивайте их.

Будьте счастливы. До следующих встреч.

 

В связи с вопросом о РОСКОСМОСЕ смотрите работу нашего Фонда - Запад и СССР, как на самом деле шла «холодная война».

Также работу А.И Попова ЛУННАЯ ГОНКА: СОРЕВНОВАНИЕ ДВУХ СИСТЕМ ИЛИ «ПРОДАЖА» ЛУНЫ АМЕРИКАНЦАМ? из серии И снова «Запад и СССР, как на самом деле шла ”холодная война”».

Аудиодорожки выпусков рубрики «Вопрос — Ответ» (а также некоторые дополнительные материалы) можно скачать (как всё вместе, так и по отдельности) по следующим ссылкам:
Яндекс.Диск
Облако Mail.ru
Гугл.диск

Содержание: 
00:20 Освобождение Надежды Савченко и претензии, посупившие в связи с этим. Уровень понимания Гильбо и людей со сходным направлением мышления. История основной ошибки Наполеона. Условия, сопутствующие выдаче Савченко и возможные точки зрения при взгляде на это событие. Информация о давлении на Путина генералов. Разница между просто обменом и актом взаимного проявления доброй воли после помилования. Подвиг родственников погибших корреспондентов и отстаивание суверенитета в тяжелейшей обстановке. Важность и необходимость обретения сегмента информационной политики, отвечающего за проведение глобальной политики. Основная задача Савченко, подготовленная ей западными «партнёрами».
•Доп.теги: Франция, Антуан де ла Мёрт, герцог Энгиенский, Украина, ток-шоу, Янукович
33:18 Предварительные выборы партии «Единая Россия» и их результаты. Что такое «праймериз» и какова их подлинная цель. Соотношение ролей Дональда Трампа, Хиллари Клинтон и Берни Сандерса на предстоящих в США выборах в качестве наглядного примера. «Единая партия чиновников» и невостребованная другими партиями польза результатов, полученная ей после этих праймериз.
•Доп.теги: Милонов
41:04 «Роскосмос» и его контракты по доставке астронавтов на МКС с НАСА и Европейским космическим агентством.
42:40 О причинах заявления Рогозина, что Россия не сможет догнать США в космической сфере. Два типа управленцев: успеха и погибели.
•Доп.теги: НАСА, Илон Маск, Сталин, Абызов
52:47 Итоги и тенденции 42-го саммита G7 («Большой семёрки»), прошедшего в Японии.
•Доп.теги: Дональд Туск, Жан-Клод Юнкер
55:23 Проведённый на днях Экономический совет при президенте и обстановка, при которой он состоялся. Две модели развития экономики, представленных в лице программ Глазьева и Кудрина. Соотнесение экономики эпохи Сталина с нынешней; внешние и внутренние инвестиции. Экономическая модель в интересах Запада и её последствия. Внутреннее давление среды и решения, которые вынужденно принимаются в таких условиях. Ответ Путина Кудрину.
•Доп.теги: ВПК, Саддам Хусейн
1:02:36 Заявление Медведева по поводу низких уровней пенсии в Крыму. Элементы перенапряжения государственной системы.
•Доп.теги: госпереворот
1:04:36 Важность осознанного отношения к таким понятиям, как концептуальная власть, идеологическая власть и глобальная политика. Необходимость понимания и деятельности в русле последней.
•Доп.теги: ВП СССР, КОБ, ДОТУ

12:41 31.05.2016

Чтобы оставить комментарий необходимо войти или зарегистрироваться

Привалов Тимофей

Подписчик

В политике, как и в военном деле, ход тем сильнее, чем больше вражьих фигур окажется под ударом! (с) А. Вассерман. Жаль только, что под ударом оказался и Путин.

Валерию Викторовичу, видимо, пробили защиту. А может быть довели просто. Очень уж он сегодня эмоционален.

14:39 31.05.2016

Добрышкин Артем

Подписчик

Как бы там не было Россия сейчас находится в состоянии лучшем, чем было в 90тые. Нас хотят вернуть в 90тые очень многие политические деятели. И народ понимает это, но не весь. От того и политики антироссийские пока еще на своих местах....

22:38 31.05.2016

Екатеринбургский Олег

Подписчик

То что надавили на Путина и так понятно... . Интересно какой ответный шаг будет?

03:23 01.06.2016

Екатеринбургский Олег

Подписчик

Вопрос! Кто набирал статью "Запад и СССР, как на самом деле шла «холодная война»"? Что за "мiр" там?

13:57 01.06.2016

Привалов Тимофей

Подписчик

Екатеринбургский Олег
Что за "мiр" там?


Почитайте книгу ВП "Язык наш как объективная данность и как культура речи". По моему, там есть ответ.

05:16 07.06.2016