«Вопрос — Ответ» от 5 мая 2014 г. (О текущем моменте)

Скачать аудио в формате mp3 — 43 МБ

 

Стенограмма:

Ведущий: Здравствуйте, Валерий Викторович!

Валерий Викторович: Здравствуйте!

Ведущий: Здравствуйте, уважаемые телезрители и аудиослушатели! Сегодня 5 мая 2014 года. Начнём мы с события, которое произошло 2 мая в Одессе, когда прошла так называемая карательная акция против украинского народа, в результате которой погибло не менее 50 человек.

Валерий Викторович: Это не «так называемая карательная акция», это действительно самая настоящая карательная акция, осуществлённая против народа Украины. Мы искренне скорбим со всей Украиной, с Одессой. Нам безконечно горько от того, что такие события всё-таки пришли на многострадальную землю Украины, в Одессу.

Но надо разобраться в этих событиях, для того чтобы не повторять ошибок, для того чтобы отразить информационную агрессию и для того чтобы такие трагедии, как [та, что] произошла 2 мая в Одессе, были бы просто невозможны. Техническую часть всего этого события люди разбирают и разбирают достаточно подробно, [есть] видео, фотографии, поминутно расписаны действия каждого, мы это не будем рассматривать. Мы рассмотрим эти события с другого ракурса, а именно с точки зрения управления: что же там реально произошло и как это стало возможным.

Наверняка все, кто смотрит и разбирается в этих событиях, удивляются поведению милиции. Казалось бы, любой сотрудник милиции согласно закону о милиции, если он является свидетелем того, что на его глазах происходит преступление, посягающее на жизнь и здоровье человека, он должен применять оружие на поражение преступника без предупреждения. На глазах милиции преступники сжигают людей в Доме профсоюзов, мешают тушить пожар пожарным милиция бездействует. И бездействовала во многих других случаях. А ведь милиция, между прочим, была обязана вмешиваться во все случаи, если они становились свидетелями приготовления к преступлению: [приготовление] «коктейлей молотова», разбор мостовых на камни не проходили без их взгляда, без их взора, тем не менее никто не действовал. Скажут: «Там были конкретные взаимодействия милиции и этих боевиков». Да, правда. А откуда это взаимодействие милиции и боевиков?

Чтобы понять это, нужно посмотреть вот какое событие. Мы к [действиям милиции] вернёмся, но для начала нужно понять: события  в Одессе не являются каким-то частным эпизодом, события в Одессе были синхронизированы с событиями в Славя́нске/Сла́вянске (там началась активная фаза, там начались боевые действия), с конфликтом на российско-украинской границе, когда под руководством националиста Джемилева (ну и Чубарова ещё) пытались нарушить государственную границу и совершались противоправные [действия]. То есть уровень организации очень и очень серьёзный, то есть события происходили во многих [местах].

И поэтому здесь нужно посмотреть вот что. Третьего мая стало известно о том, что 2 мая «Правый сектор» расстрелял 10 мирных жителей посёлка Андреевка. А как [это] произошло? В видео свидетели рассказывают о том, что они договорились с солдатами, что те израсходуют боекомплект в воздух и уедут, и когда солдаты стреляли в воздух, подошли два представителя «Правого сектора», пять иностранных наёмников (здесь немножко [информация] разнится, и по большому счёту неважно, кто подошёл подошли политические комиссары), и эти подошедшие начали стрелять по людям. И здесь ведь важно понять вот что: ни у одного украинского солдата не хватило чести, совести и мужества защитить людей и расстрелять этих убийц, ни один не направил автомат против тех, кто уничтожал мирных людей. Почему? Да потому что и в Одессе, и в Андреевке сработал один и тот же механизм слепое подчинение приказу: «Лучше выполнить приказ. Как бы чего бы не вышло». Общество, которое имеет такую армию и такие правоохранительные органы, глубоко нравственно больно́, как это ни прискорбно признавать это ОЧЕНЬ серьёзная вещь.

И всех, конечно, интересует такой вопрос: откуда же такая жестокость? Зачем же люди (а точнее сказать, не́люди) убивают своих идеологических противников, [только] потому, что эти люди имеют отличное от них мнение? Это происходит от комплекса неполноценности. Создание украинца по плану австрийского генерального штаба означает маргинализацию сознания. Маргинализация сознания приводит к тому, что человек начинает завидовать и ненавидеть окружающих его людей, он не хочет сам трудиться, добывать чего-то собственным трудом, уважения, но при этом он ненавидит тех людей, которые оказываются более умными, более действенными, дееспособными и уважаемыми в обществе. Они требуют для себя «элитарного» положения и [хотят] жить за счёт общества.

И если они выйдут с этими нравственными параметрами к людям и скажут: «Вы должны нам подчиняться по той простой причине, что я хочу быть господином, чтоб вы у меня были рабами, что вы право ни на что не имеете, а я только хочу иметь это право, а взамен этому я буду служить другому...», ну то есть такая иерархия курятника, то люди этого не поймут и не примут.

Ведущий: Если напрямую об этом сказать.

Валерий Викторович: Да, если напрямую об этом сказать. Но ведь им хочется быть господами в обществе, им хочется кого-то унизить, оскорбить, почувствовать [таким образом своё превосходство]! Потому что доказать собственное превосходство и добиться авторитета тем, что он сделает что-то хорошее своими руками – станет токарем, врачом, инженером, каким-то специалистом, что-то изобретёт, роман напишет, и люди восхитятся его талантом – они это не могут. Они внутренне осознают это (для себя они внутренне осознают), но на публику они никогда этого не скажут.

И в этих условиях у них остаётся ТОЛЬКО ОДИН вариант. Если они вступают в полемику с человеком – они её однозначно проиграют, значит, они не должны вступать в полемику с людьми ни при каких обстоятельствах. Любой человек, который не принимает их диктат, должен умереть – вот [их] принцип.

И этим принципом они чего добиваются? Они обеспечивают себе псевдо-«элитарное» положение в обществе, при котором не надо работать, а можно господствовать над «быдлом» и это «быдло» будет на тебя работать. Второе – они дезориентируют и запугивают людей, всех, кто может представлять для них какую-то опасность. Одни начинают думать, что так, как [эти маргиналы] себя ведут, это правильно, и примыкают к ним, а другие, не имея возможности возразить, перед силой ломаются. И, грабя других, они дополнительно повышают свой материальный статус. Вот что они делают.

То есть для них важно, чтобы люди для них были рабочим быдлом, которым бы они управляли. И ради достижения этой цели они готовы служить ЛЮБОЙ политической, военной силе, опираясь на которую они смогли бы заставить людей подчиниться им. Вот отсюда сотрудничество украинских националистов с Гитлером, отсюда их искреннее служение сейчас Соединённым Штатам и отсюда их лозунг действия: «Наша влада повинна бути страшна» («Власть должна быть страшной»). Понимаете? Если она будет не страшной и если люди будут иметь возможность высказывать собственное мнение, то они никогда не смогут остаться у власти. Чтобы [им] остаться у власти, необходим террор! И чем страшнее будет смерть каждого человека, тем гарантированнее они будут селить страх в сердца людей. [Но] это они так думают. Они поселили страх в сердцах людей во время Великой Отечественной войны? Нет! На все их зверства их люди ответили только одним – восстанием и разгромом этой фашистской нечисти. То же самое произойдёт и в Одессе. Другого варианта нет. Но они стремятся убить всех, кто не согласен быть их рабом, быдлом.

И если раньше, до события, [произошедшего] 2 мая в Одессе, вопрос о том, какая власть будет на Украине, какой государственный порядок будет на Украине, был ещё дискутируемым и можно было ещё о чём-то разговаривать, то после 2 мая этот вопрос закрыт – власть показала своё реальное лицо. Именно этот порядок будет: если на Донбассе не хотят лезть в шахты и безплатно горбатиться на этих свидомых, если в  Днепропетровске не хотят встать к станкам и безплатно горбатиться на них, то будут карательные отряды «Правого сектора» под названием Национальная гвардия. И они это проявляют.

Но будучи УБЛЮДКАМИ по своей сути (нравственными, физическими ублюдками), они хотят выглядеть ГЕРОЯМИ. И отсюда «Украина понад усе», постоянно «сала» себе требуют ([«Слава Украине! Героям слава!»], обзывают себя героями. Понимаете? Им нужно как-то героизироваться, им нужно в этих сложившихся параметрах нравственности общества показывать людям, что они якобы потому вынуждены действовать так жестоко, действовать именно силовыми методами, что они защищают людей, живущих здесь (которых они заставляют работать на этих ублюдков), от какой-то более страшной силы. И эту страшную силу они выбрали в лице России. Они готовы служить…

Вот гетман Дорошенко сформулировал, что надо продаваться кому угодно, только не России, потому что иначе украинство не сможет выжить. И он платил людьми Украины (Малороссии) и Крымско-татарскому ханству, и Турции. Понимаете? И вот это всё продолжается: для них люди – это быдло, это скот, который они могут и туда, и сюда… 

Термин «бендеровцы» откуда пошёл? Ещё раз напомню: когда они оказались без содержания у царя, а они ведь 8 лет были на содержании, выросло очень много молодых казаков (имеется в виду по социальному статусу), они 8 лет [не ходили в походы], им хотелось как-то повысить своё благосостояние, а так они по кошту получают сколько-то и всё. И они, естественно, воспользовавшись войной России со Швецией, выставили Петру I свой ультиматум: «Ах, ты не так...», и ушли к шведскому королю. Когда их за это разбили, [а] крымский хан их не собирался кормить, [то] что они начали делать? Они начали [совершать] набеги на Украину, уводить людей и продавать в рабство! Отсюда и пошли «бендеровцы». Другое дело, что в той же Запорожской сечи не все этим промышляли. Благодаря казакам-то и сохранилось и вообще на Украине закрепилось само обозначение «бендеровец».

Когда началась Великая Отечественная война, доклады партизанских командиров, которые были засланы [на оккупированные территории], в частности, Медведева (книги «Это было под Ровно», «Сильные духом»), [говорили, что] неграмотные крестьяне почему-то называют оуновцев бендеровцами: мало того, что они не знают, [кто такой] Бандера (а они бендеровцами называют), так [оуновцы] там Мельникову подчиняются, и их мельниковцами надо называть, а не бендеровцами. Люди правильно называли, они по сути называли тех, кто были ублюдками, то есть сохранилось это [в памяти народной]: во время этого «бендеровского сидения» (когда они были изгнаны из Запорожской сечи в 1709 году) произошло расслоение – одни вернулись назад в Запорожскую Сечь (где-то в 1714 году), а другие продолжили свою бандитскую деятельность, остались бендеровцами.

Так вот им нужна героизация. Именно поэтому (именно поэтому!) они и стараются, чтобы смерть врага… А врагом для них является любой человек, который отказывается признать себя быдлом по отношению к ним – господам. Но эти «господа» тут же становятся быдлом по отношению к любой силе, служа которой они смогут давить и уничтожать людей, [и которая] им обеспечит эту возможность. Отсюда… Хатынь-то кто сжёг? Украинские националисты. Там [один]-единственный немец был – командир батальона Дерлингер. И зверства, которые творили украинские националисты во время Великой Отечественной войны – те же самые. Вот что пришло [на Украину].

Ну а что же произошло в Одессе 2 [мая]? И почему именно в Одессе? Надо сказать, что те события, которые произошли в Одессе – это, к сожалению, только начало того процесса, который они запускают. Я уже неоднократно говорил, что ключевой задачей банды в Киеве является война на Украине. Те военнослужащие, которые активно (то есть сознательно) или пассивно (думают: «Авось как-то пронесёт», но не пронесёт) принимают юрисдикцию киевской банды, сознательно или пассивно допускают то, что на Украине разразится полномасштабная гражданская война, что является целью киевской банды.

Что произошло в Одессе? Толкая страну к расчленению, ключевой точкой расчленения была избрана Одесса. Дело вот в чём. Мы неоднократно говорили… Вообще, то что я рассказываю, это не какая-то заумь, недоступная аналитикам любой аналитической структуры – достаточно посидеть нормально в Интернете и собрать информацию, любой аналитик любой спецслужбы может без проблем эту информацию собрать и увидеть всю целостность этой картины, поэтому не надо думать, что я сейчас буду рассказывать что-то заумное, что нельзя проверить через Интернет, то есть любая фактология – доступна.

Так вот, обломавшись с переносом войны через Сирию в Россию, Соединённые Штаты были вынуждены экстренно нанести удар на Украине, мы неоднократно обсуждали, как переносился этот удар. Помните, всё это было связано с объявлением/необъявлением дефолта, невозможностью расширения иностранного вторжения в Сирию. И вот в Сирии боевиков стали перемалывать. Но их же готовили: часть боевиков, например, готовили в Азербайджане, из других республик бывшего Советского Союза сражалось в Сирии достаточно много. Эти люди знают русский язык в той или иной степени, и это надо иметь в виду – что они знают, то есть среди боевиков в Сирии есть люди, которые в той или иной мере знают русский язык.

Итак, что делается сейчас на Украине? На Украине власть киевской банды очень и очень неустойчива. Для того чтобы подавить народ Украины, для того чтобы удержаться у власти, они вынуждены постоянно собирать отряды «Правого сектора» (а в «Правый сектор» загнали все различные националистические организации) по всей Украине и концентрировать их в каких-то ключевых точках. Они возят эти отряды до такой степени, [что] некоторые уже теряются и не знают: «Нас сегодня куда привезли? В Одессу? А, всё понял. Теперь здесь бомбим всё». То есть многие уже даже живут в автобусах. Когда требуется усиление, привозят [боевиков] из других регионов, что и произошло, например, в Одессе – то есть из Харькова, Днепропетровска дополнительно были привезены боевики. А перед этим, напомню, 24 апреля начальник одесской милиции Луцюк подавал в отставку, он говорил: «Город переполнен боевиками с Майдана». Как милиционер, он понимал – готовится что-то: заранее завозятся боевики, размещаются, они организовывают какие-то блокпосты, им организовывают какие-то лагеря. И он пытался подать в отставку. Его, естественно, не отпустили. Для чего? Ну вы представляете, [пришлось] бы спалить ещё одну кадровую единицу. Его специально поставили, на то, чтобы потом в отставку отправить после этих событий, поэтому его и удержали.

Привезли в город боевиков из различных областей Украины, говорящих на различных диалектах украинского и русского языков. Население Одессы было приучено к тому, что в Одессе очень много иногородних, разговаривающих на какой угодно смеси разных языков. После того, как их немножко к этому приучили и плюс к этому сообщили, что было прислано усиление из Харькова, Днепропетровска и неважно ещё откуда, провели вот эту карательную акцию. И у людей чётко отложилось – такое количество боевиков есть, и это люди, прибывшие из разных областей. После этого отряды усиления выводятся: например, харьковчан отправили в Харьков, и там офицеры СБУ лично развозили этих боевиков, чтобы не дай Бог они не пострадали, а иначе кадров не будет.

Повторю, власть киевской банды держится только за счёт того, что они структурно манёвренней, оперативней – они могут собрать отряд боевиков в нужном месте в нужное время и погасить какой-то [протест]. Народ к этому не готов, у народа есть для этой ситуации правоохранительные органы – милиция и армия, которые должны быть постоянно [на страже интересов общества]. Но милиция и армия, повторю, дезактивированы, и соответственно этому нужно вооружаться как в Славя́нске/Сла́вянске. Вот пока сам народ не возьмёт оружие – ничего не будет, в плане сопротивления.

Дальше. Привезли [боевиков], совершили эту чудовищную карательную операцию. Народ знает, что это были иногородние, приезжие, говорящие на смеси различных диалектов. После этого отряды усиления выводят, а НА ИХ МЕСТО завозят столько же (и ещё больше) боевиков из Сирии, желательно владеющих русским… да и вообще каким-нибудь славянским языком: польским, сербским, болгарским, хорватским – неважно каким, лишь бы что-то такое было, чтобы между собой они понимали [друг друга]. И они замещают. Для народа это происходит как бы особо незаметно, а средства массовой информации делают вид, что они этого не видят – они же вообще не видят, что боевики были не белые и не пушистые, это какие-то сепаратисты во всём виноваты – мирные граждане, бабушки и дедушки, которые с добрым словом шли – это они во всё виноваты, а не те, которые шли с бейсбольными битами, «коктейлями Молотова», которые стреляли, сжигали людей – разве они могут быть виноваты…

Когда произошло это замещение, то возникает следующее. Народ подготовлен. И смотрите, что сейчас в Одессе? Требуют реванша! Людей отпустили, теперь их… Кого арестовали? Арестовали тех, кто мирный протест власти выставлял. Ни одного боевика не арестовали! Боевики требуют, чтобы этих мирных протестующих посадили, им хочется крови. О том, как им хочется крови, есть ролик в Интернете, каждый может посмотреть, как там с чувством, с удовольствием душили беременную женщину – сколько она кричала, как кричала, потому что он её придушит – отпустит, придушит – отпустит. Он удовольствие получал! Нелюди! И я не исключаю, что это [делала] уже первая партия боевиков из Сирии, они засиделись без убийств на базе в Греции и поэтому он, естественно, растягивал то удовольствие, совершить которое ем туту предоставили. И всё это покрывают власти. Это было организовано так называемыми властями (власть – реализуемая на практике способность управлять, а этим процессом они управляют, пусть как инструменты, но управляют).

Когда завезли этих боевиков, начинается второй этап. И второй этап этой трагедии они постараются раскрутить на 9 мая. Восьмого, девятого, десятого [мая]... это уже как бы не принципиально – они постараются вторую массовую резню устроить именно в эти числа. И резать уже будут, большей частью, именно боевики из Сирии. А вот когда произойдёт эта бойня, тогда на Украину хлынут боевики, не владеющие вообще никаким [славянским] языком, это уже без разницы, средства массовой информации и этого не заметят. А потом они (как в Сирии или в Ливии) будут говорить [об этом], как о естественном факте, но малозначащем: «Ну война же идёт. Ну и не важно, на какой стороне боевики, кто где сражается». То есть им эта операция прикрытия – [трагедия 2 мая] – нужна только для того, чтобы нарастить мышечную массу: они сейчас не обладают такой силой, чтобы устроить геноцид по полной программе, им нужно этих отморозков из Сирии, из Ливии завезти. И СМИ этого НЕ ЗАМЕТЯТ, они НЕ БУДУТ ничего сообщать, потому что у них такой приказ.

Единственное, [чем] можно такой сценарий сорвать, [так это] только народной общественной инициативой.

А вот когда произойдёт эта резня, состоится реальный этнический геноцид. Здесь Россия уже не сможет ни при каких условиях (да и чисто по внутренним, нравственным [причинам]), оставаться в стороне, и, естественно, потребуется введение миротворческого контингента войск, и Украина таким образом будет расчленена. То есть киевская банда ведёт к тому, к чему ведёт и московская тусовка, которая уже визжит всеми силами: «Срочно нужно применять силу!» Нужно не допустить погромов! Нужно давить на Соединённые Штаты, нужно давить на киевскую банду, чтобы этого погрома не произошло, а не пытаться [решить проблему] силовыми методами, которые приведут к расчленению Украины и началу полномасштабной гражданской войны.

Я уже сколько раз говорил: западные области [Украины] отходят к примыкающим странам, которые в перспективе будут иметь куш [в виде присоединения] к себе этих территорий, восточные территории (то, что входило в Донецко-Криворожскую республику) отойдут к России, а в центральной части будут, скажем, миротворческие контингенты Соединённых Штатов, Великобритании, Германии, ну может быть Италии (вот с Италией интересный вопрос).

Так вот, для чего [организовывают эти бойни]? Для того, чтобы расчленить [Украину]. Миротворческий контингент будет более или менее обеспечивать порядок в Центральной Украине, а всё остальное будет из Центральной Украины подпитываться войной – чтобы Европе не очень комфортно жилось, и чтобы России тоже. Об этом плане я уже неоднократно говорил.

Так вот. Почему именно Одесса? На прошлом «Вопросе-Ответе» мы говорили про одну маленькую вещь: мы говорили, что начались передвижения и концентрация румынских войск... Где? Непосредственно…

Ведущий: С Одесской областью, на границе.

Валерий Викторович: Да, да, да. Таким образом что происходит? Как они задумывают? Происходит геноцид в Одессе, но по миротворческому мандату заходит туда не Россия – заходит туда Румыния. Румыния – страна, которая не обладает полной государственностью. Да, она более государственна, чем Киргизия и даже Украина, но, начиная с 1989 года, когда расстреляли руководителя Румынии Николая Чаушеску и его жену Елену, Румыния перестала быть государством. [Теперь] это государственное образование, полностью подконтрольное Соединённым Штатам, но обладающее большей государственностью (даже по сравнению с той же Киргизией, откуда военная база [США] была перемещена в Румынию) только потому, что в 1989 году ещё не рухнул полностью социалистический лагерь и Соединённые Штаты не могли подавить государственность Румынии таким же образом, как они подавили, например, на Украине или хотя бы как в Киргизии.

То есть Румыния ничем не распоряжается. Если в Одессу заходит Румыния, [то] это [означает, что] заходят Соединённые Штаты. И тем самым России создаётся большая проблема именно в Чёрном море, и Соединённые Штаты наконец-то получают возможность создать ту самую базу, которую они планировали создать в Крыму (как в сербском Косово) – они создадут [её] в Одессе. Тем самым они в значительной степени нейтрализуют наше преимущество за счёт Крыма, но главное – они получают то, что они входят в зону Русского мiра и будут мешать восстановлению именно Русского мiра по полной программе, и они будут на всех шести приоритетах вредить именно государственной политике России.

Ведь что получается? Когда разделится вся эта территория, Соединённые Штаты будут подпитывать всех украинских националистов для войны с Россией: Россия как бы оккупировала, довела до этого всего, не предотвратила геноцид… Хотя тут надо иметь [в виду]: есть желание и есть возможности, и должно быть, чтобы наши желания совпадали с нашими возможностями. Поэтому когда люди обращаются к России, нужно соотносить с тем, что Россия может сделать, а чего она не может сделать в силу того, что 23 года назад Россия была точно так же структурно оккупирована, как и Украина. За 23 года мы медленно освобождались, но освобождались от оккупации, но до конца мы всё-таки не освободились. И ещё у нас очень много… повторю, практически все кланы в России сейчас торгуют интересами России, все пытаются продать и Россию и Путина.

Так вот, вдруг ни с того ни с сего вот в этих условиях Италия заявила в инициативном порядке: «Мы готовы ввести миротворческий контингент». С чего бы это Италия сказала? А с того, что решение о расчленении Украины «мiровой закулисой» уже принято, и об этом 30 апреля проговорилась глава Совбеза ООН, представительница Нигерии – женщине хочется поучаствовать в глобальной политике и она сказала: «Украина – это наш пациент, а мы, международное сообщество – команда хирургов». Вы чего собираетесь ампутировать, вы чего собираетесь отрезать, «хирурги»?

Так вот Италия тут же выступила с желанием поучаствовать во [вводе] миротворческого контингента. А ей говорят: «А тебя кто туда звал, участвовать-то?» А почему Италия высказалась? Италия пытается зайти на эту территорию, то есть она пытается договориться с Россией. Если на территорию Одесской области заходит Румыния, то Румыния будет в перспективе иметь присоединение Одесской области к себе, потом включение Молдавии (включая Приднестровье) – Великая Румыния, эту цель преследуют Соединённые Штаты. Если в Одессу заходит миротворческий контингент Италии: «Ребят, мы здесь ненадолго. Россия, давай нам побольше всякого разного добра, для того чтобы мы сюда не пустили американцев, и когда там всё переболит-перекрутится, мы уйдём, а территория останется для вашего Русского мiра. А если там будут румынские войска, то вы потом [будете] иметь проблему с самой Румынией, это гораздо серьёзнее проблема». Вот [почему] Италия [выступила] – она предложила России закулисную сделку: «Давайте решать именно сейчас».

Но сейчас нужно решать не [вопрос] раздела Украины – сейчас нужно решать проблему предотвращения следующего погрома в Одессе и нейтрализации всего этого плана. Вот куда должны быть направлены все усилия – и дипломатические, и спецслужб. Если это не будет решено, то раздел Украины состоится, хотим мы того или не хотим, а для того, чтобы предотвратить полномасштабный геноцид, России придётся соглашаться на то, чтобы зоной, так скажем, ответственности [России] была только Юго-Восточная Украина. Вот о чём идёт речь.

Ставки сейчас очень высоки. То, что происходит на Украине, НИ В КОЕЙ МЕРЕ не является частными случаями или каким-то планированием каких-то украинских бандерлогов. Войска Румынии начали передвигаться две недели назад! Завозить боевиков в Одессу начали тогда же! Понимаете? И всё ведь синхронизировано, повторю: и события в Крыму, и в Славя́нске/Сла́вянске, и события в Одессе.

Ведущий: Как раз чтобы от Одессы до Киева американцы всё контролировали.

Валерий Викторович: Да. Помните, я многократно говорил о том, что ввод войск со стороны России [будет] только для того, чтобы предотвратить ввод войск НАТО на Украину. И когда говорят: «С кем там воевать?..» Там воевать действительно не с кем. Но никто и не собирается воевать. Войну начать очень просто. Знаете, это как рукав с работающим станком: маленькая война на Украине – это как рукав, который зацепит работающий вал станка и затянет руку, а потом и всего человека. Чем ты там отделаешься: отделаешься рукой или потеряешь всю жизнь… Так и для всего человечества сейчас стоит разделительная черта: как будут развиваться события на Украине.

Европа заинтересована в том (это её искренний интерес, если они хотят жить) в том, чтобы раздела Украины не состоялось, чтобы погрома на Украине не состоялось, потому что если пойдут по этому пути, Европы не будет. Но это Европа заинтересована. А вот заинтересованы ли политические деятели, которые представляют эту Европу? Вы посмотрите, как на Меркель давило экономическое сообщество Германии. И чего? Всё равно подписывается. А почему? Оккупирована Германия. Франция тоже не в полной мере [самостоятельна]. Вот где идёт противостояние, и противостояние идёт жесточайшее. Сейчас на Украине решается судьба всего мiра. И решается она не где-то там, а решается она в конкретной точке – в  Одессе.

Почему я не говорю про Славя́нск/Сла́вянск? Не по зубам он им, просто не по зубам. Как бы они там ни были… там люди уже вооружились. Я всегда говорил о том, что массовые манифестации ни к чему не приведут. Я и сейчас об этом говорю: топтания на митингах, шествия, демонстрации ни к чему не приведут. И событие в Одессе опять это показало. События в Донецке, Луганске опять это показывают. Никто не берёт пример со Славя́нска/Сла́вянска – там строится полномасштабная модель управления, там по полной функции идёт построение управления. Что они там сели в СБУ в Луганске и сидели сиднем, ждали, когда там что закончится? К ним шахтёры приезжали и говорили: «И когда же? Чего там?» Или в Донецке сидят в этой… Ребята, расширяйтесь! Да, сейчас начали расширятся. Я не буду вообще об этом говорить, не время сейчас об этом говорить: делают и хорошо делают.

Опять же надо понимать, что делают люди, которые с управлением не были связаны. Они хорошие специалисты в других отраслях, а управлять их никто не учил, и это тоже надо понимать. Но! Идёт бой в  данной ситуации, реально, управление – это тот же самый бой. Проиграешь здесь – проиграешь всё. И сейчас Юго-Восток держится за счёт Славянска. Славянск им сейчас не по зубам, там есть динамика и динамика хорошая – работают и с украинскими войсками, и с правоохранителями, правильно работают, правильно ставят нравственный вопрос: «Ты с кем? С киевской бандой, чтобы война была? Или ты будешь исполнять присягу, данную народу Украины, и будешь защищать народ от киевской банды, которая разрушает всё?»

Вопрос сейчас в том, что сценарий ввода иностранных наёмников подготовлен через Одессу. Одессу готовят к оккупации Румынией. Вот с этого начнётся! Причём Румыния… надо иметь в виду, что если начнётся какая-то заваруха, Румыния скаканёт, не дожидаясь мандата ООН, по приказу Соединённых Штатов – Румыния сама не дееспособна. А условия для того, чтобы Румыния сделала этот скачок, создаёт им киевское правительство. Вот где нужно дезактивировать всё. Потому что если зайдут войска Румынии, мы опять же встаём [перед] той же самой проблемой: либо мы входим, либо они. На мiровую войну никто не подпишется сейчас, все будут стараться как-то разойтись, даже [несмотря на] то, что Соединённые Штаты упорно толкают все события на Украине именно к войне.

Ведущий: Извините [что прерываю]. Я от людей слышал такое: а если под видом ОДКБ ввести [войска] и [дойти] до самого Киева? То есть решить вопрос…

Валерий Викторович: Значит, прежде всего поймите простую вещь: начиная с 1918 года,  люди строили государство, разными путями. Удачный опыт строительства – с 1918 по 1991 год. Неполноценный, но удачный опыт. Абсолютно никакого удачного опыта – это 23 последних года. Но людей воспитывали в том, что Украина – суверенное государство. И очень многие люди не согласны с тем, что российские войска войдут на территорию Украины под каким-либо [предлогом]. Да, [можно зайти под предлогом] прийти и чем-то помочь, [но] кто-то согласится, а кто-то нет.

Здесь ситуация такая, я ещё раз объясню: как только мы вмешиваемся туда в инициативном порядке, мы получаем следующую вещь – тот же Яценюк, абсолютно прожжённый мерзавец, что будет говорить? «Мы только-только начали… Для того, чтобы построить нормальную жизнь на Украине, мы только начали преодолевать негативное наследство банды Януковича, получаем кредит от МВФ, и тут русские войска пришли и порушили всю нашу государственность!» И эта идеология будет жить долго.

Для того, чтобы с наименьшим негативным эффектом получить нормальные отношения с народом, проживающим на территории Украины, и чтобы они стали частью Русского мiра, нужно, чтобы на Украине состоялось суверенное государство. [Нужно] дать возможность этому государству и людям пережить в себе всё это [украинство], чтобы там нормально государство… Но для этого [их] нужно освободить от диктата Запада.

Вот «Франкфуртер альгемайне цайтунг» вчера опубликовала интересную статью (не знаю, может, мы переведём, может, кто-то успеет перевести раньше нас). [Она] что опубликовала? Что всеми силовыми структурами на Украине командует ЦРУ и ФБР. Когда нам говорят: «СБУ [находится] под руководством ЦРУ»… Да ничего подобного! Украина – точно такой же штат Соединённых Штатов, как и другие, и ЦРУ руководит ровно теми отделами СБУ, которые занимаются разведкой и контрразведкой, то есть профильными, а вот вопросами внутригосударственного обеспечения безопасности [руководит] ФБР. И поэтому ФБР приезжает инспектировать СБУ, ФБР приезжает инспектировать Генпрокуратуру. Вот о чём идёт речь, то есть под прямым подчинением. Госдепартамент Соединённых Штатов – он для всех Госдепартамент.

Вот почему перед [началом] этой так называемой антитеррористической (а по сути, карательной) операции произошла передача [руководства этой операцией] от Авакова к Наливайченко? Ответ простой. Дело в том, что проведение карательной акции в Одессе, в Славянске и организацию провокаций на российско-украинской границе в Крыму Вашингтон фактически взял в свои руки, в  прямое структурное управление. Повторяю, ФБР курирует СБУ, это структурное подразделение ФБР Соединённых Штатов. А Аваков? По терминологии законодательства Соединённых Штатов, Аваков – это полиция штата. Вы в фильмах достаточно много видели, какие тёрки возникают между Госдепом (ФБР) и полицией штата. И им вот это надо было убрать. Поэтому Авакова убрали, чтобы не было вообще никаких [трений], чтобы повысить скорость прохождения приказов и их оперативное исполнение. Вот почему произошла [замена Авакова на Наливайченко], а не потому что Аваков с чем-то не справился. Аваков справлялся со своей задачей и дальше справляется – он занимается информационной обработкой. Вопрос заключается в том, что Вашингтон взял управление карательной операцией чисто на себя. Всё, что происходит сейчас в Славянске, в Одессе и где бы то ни было ещё на Украине – это прямое управление не из Киева, а из Вашингтона. Вот о чём идёт речь.

Ведущий: Понятно, что введение наших войск крайне нежелательно. Но получается, что инициатива в руках американцев…

Валерий Викторович: Ничего подобного!

Ведущий: Они сейчас введут туда румынские войска и начнут раздел Украины.

Валерий Викторович: Ничего подобного!

Ведущий: Нет?

Валерий Викторович: Нет! О чём 29 апреля сообщили все мiровые агентства? Госсекретарь США Керри объявил о том, что «вся модель нашего всемiрного лидерства на кону». [Она] рушится! Понимаете? И он [сказал], что в произошедшем срыве [управления] на Украине виновата Европа. Почему? «А вот если бы вы выполняли все указания Соединённых Штатов как надо, Россия бы не смогла дёрнуться». Но весь вопрос в том, что у Европы есть собственный интерес, они хотят жить, они не хотят погибнуть ради американских интересов. И здесь Европа сопротивляется всеми силами. Я ещё раз повторяю: если бы Соединённые Штаты были очень сильными, [на Украине] уже бы были и натовские войска, и карательная операция, и были бы переброшены туда нерегулярные части (то есть наёмники из Сирии) – всё бы уже там воевало, всё кипело. Они ни на майдане не смогли ничего сделать…

Кстати, об управлении (мы недалеко ушли) и о том, как Госдеп управляет Украиной. Вышел очень хороший документальный фильм о том, как чуть было не погиб Янукович, как он ездил по всей Украине, пытался избежать смерти. О чём там идёт речь? О том, что все государственные институты – Погранслужба, СБУ и прочие – подчинялись исключительно какой-то внешней силе, и в этих условиях личная охрана Януковича вдруг подчинялась ему. Ребята, вы в это верите? Значит, была другая задача. Нам говорят, что Янукович чудом выжил. А я утверждаю, что его гоняли, как зайца, по Украине с определённой целью (кстати, я уже говорил по Януковичу, как он перешёл из юрисдикции Соединённых Штатов в юрисдикцию России и зачем его гоняли по Украине). Его гоняли, как зайца, говорят, засады устраивали. Людям дают автоматы, дают пулемёты… У них что, даже подствольника не было, чтобы ударить по машине? То есть его пугали. Если бы при этом была смерть Януковича, это был бы бонус, а желательно – смерть кого-то из охраны. А охрана подчинялась своему прямому начальству, и у них была задача сохранить жизнь Януковичу. И они выполнили эту задачу, потому что ФБР и Госдеп Соединённых Штатов управляются не только страновой «элитой» [США], но и надгосударственным управлением – Глобальным Предиктором. Но в данной ситуации (в данной ситуации!) личная охрана подчинялась Соединённым Штатам, потому что Янукович должен был метаться по стране, пока пожар гражданской войны не разгорится на Украине по полной программе. Только его вовремя выдернули. Он недаром приехал в Крым. Понимаете? Чтобы зажечь войну, планировалось для начала столкновение с Крымом организовать – он только там мог получить поддержку, его туда и загнали. А перед этим его прогнали по Юго-Востоку, чтобы и Юго-Восток воспламенить. У них ничего не получилось – вовремя перехватили.

И поэтому сейчас… Обама не владеет инициативой. Они продолжают делать сценарии, но инициативой владеет Путин. [Путин] поэтому сейчас молчит: пока он молчит, он обладает широтой манёвра, и никто не знает, как он сманеврирует. А пока они [этого] не знают, они вынуждены прикрывать все направления. Пусть распыляют силы. А как надо делать…

Ведущий: Более того, Путин сказал, что США изначально стояли за кризисом…

Валерий Викторович: Да, уже все маски сброшены. Путин конкретно заявил, что за организацией гражданской войны на Украине стоят Соединённые Штаты. И сейчас Европа на основе этого заявления должна определиться: всё-таки сломает она своих политических деятелей и те будут работать на интересы европейских государств или же не сломает и они будут по прежнему прислуживать Соединённым Штатам вопреки интересам самой Европы. Соединённые Штаты через Украину ведут войну в Европу.

Большой шум вызвало то, что на Украине строят концлагеря какие-то турецкие строители.

Ведущий: Был даже вопрос в прошлом выпуске…

Валерий Викторович: А у меня сразу такой [вопрос]: «Ребят, а вы вообще конструкцию американских тюрем знаете?» Конструкция американских тюрем обязательно предусматривает создание эмоционально неприемлемых, некомфортных условий заключённому, поэтому одной стены как минимум нет (а в Гуантанамо они вообще в клетках живут), он не должен вообще ни при каких обстоятельствах оставаться в эмоционально-комфортной обстановке.

А что строят [на Украине]? Показали: есть небольшие комнаты, но каждая комната имеет дверь. На Украине строят военные базы под будущие миротворческие контингенты, где будут жить солдаты и офицеры, в зависимости от их ранга они будут получать определённую комнату.

Вот о чём идёт речь, они заранее всё это готовят. Всё это подгоняется [под определённый сценарий]. И масса разных событий, связанных с Украиной, показывает, что активная подготовка к бойне в Одессе началась как минимум две недели назад. Так что вопрос очень серьёзный.

Что у нас ещё по Одессе?

Ведущий: По Одессе и вообще по Украине интересно, как тот же самый кредит МВФ стал спусковым крючком…

Валерий Викторович: Ах да, вот я что упустил – кредит МВФ. Смотрите, какая ситуация. Нам говорят: «Экономика Украины полностью уничтожена, денег нет». Для того, чтобы что-то купить, у украинского государства должны быть деньги. А их нет. Но при этом начинается карательная операция, требующая очень-очень много денег. Там сократили социальные [выплаты], взяли дополнительно кредиты, то есть наскребли как угодно, даже [акцию запустили]: «Позвони и отправь пять гривен на защиту Родины» – всё было использовано. Выгребли [средства], купили горючее в три раза дороже, чем оно стоит на оптовом рынке, и даже в 2 раза [дороже], чем оно стоит в рознице, купили ещё что-то, но всего не хватает – война требует много средств.

И в этих условиях [киевской банде] говорят: «Мы дадим вам кредит». Кредит означает, что они смогут оплатить войну. «Оплатить войну» означает, [что деньги] получат олигархи. Даст МВФ кредит деньгами – будет война, не даст – олигархи собственные деньги тратить не будут, они будут использовать всевозможные махинации для того, чтобы не финансировать эту войну, как бы их ни заставляли. И когда им говорят: «Либо до третьего числа мы даём вам [кредит] на одних условиях и вы обеспечиваете территориальную целостность, а после третьего числа, если вы не обеспечиваете территориальную целостность, [даём кредит] на других условиях, то есть денег будет меньше». Вот вам и начало активной фазы 2 мая. Они думали, что они за сутки справятся везде. Не получилось. У них нигде [не получилось]. И вот поэтому они не владеют обстановкой, ситуацией они не руководят, они не владеют инициативой. Этим надо пользоваться, надо маневрировать и надо наносить им определённые удары.

Ещё раз говорю, недопущение новой бойни на Украине, в Одессе – это сейчас задача исключительно  всех политиков, дипломатии и спецслужб. Вот как сработают…

Причём ещё раз повторю: в том, чтобы этой бойни не было, заинтересована вся Европа без исключения, в том числе и Румыния. Румынии мало не покажется, если она пойдёт по этому пути. Другое дело, что там точно так же, как и в Киеве, [у власти] стоит марионеточная банда. Так вот мало никому не покажется, если по этому пути пойдут, Европа огребёт по полной программе.

Ведущий: Вот Вы говорите, что Путин сейчас молчит. А как тогда прокомментируете заявление Жириновского и других политических деятелей, что проблему на Украине нужно решать именно силовым путём?

Валерий Викторович: А это как раз подталкивание Путина в этой парадигме. То есть принято решение о расчленении [Украины]. Мы вводим [войска], силовым путём [решаем вопрос], мы получаем проблему с народом Украины, который мы якобы оккупируем… понимаете, мы вводим [войска] и не даём состояться украинской государственности. Жириновский же постоянно орёт: «Западные области отдадим западным странам, восточные заберём себе, а обрубок пусть остаётся». То есть он полностью реализует этот план.

Истерику [подпиндосной «элиты» в России] как раз и [организовали наши западные «партнёры»]. Всё срежиссировано! Понимаете? У всех сразу всё проявилось. Вот произошло событие, и все сразу начали озвучивать то, что нужно. Вспомните истерику Жириновского, когда он не знал, что сказать [в ответ] на простейший вопрос: «Будете ли вы вводить [санкции]?» А тут в семь часов утра он уже знает (в четыре часа началась атака, а в семь он уже знает), как нужно комментировать, просто как по писанному (а может быть, и по писанному) читал, уж слишком мало у него было эмоциональных выкриков. Он же когда выступает, очень эмоционально всё сопровождает, а в это раз он слишком [спокоен был], суть доносил – как навредить интересам России побольше.

Ведущий: А заявление Кэтрин Эштон о монополии на насилие?

Валерий Викторович: Все обращают внимание на то, что Кэтрин Эштон запоздала со своим заявлением на пару месяцев. Ей бы хотя бы 21 [февраля], когда был легитимный президент Янукович, заявить, что право на насилие имеет только государство, чтобы Янукович этих бандитов придавил и чтобы этот пожар (безпредел) не расползался по всей Украине. Она говорит только сейчас.

Но дело вот в чём. Если смотреть с юридической точки зрения, то Эштон сказал очень интересную вещь, и этим надо пользоваться. А сказала она следующее: «Правом на насилие киевская банда не обладает», она нелегитимна даже по отношению к украинским законам. Кто обладает полным правом применения оружия, насилия? Славянск, Одесса, то есть все, кто требуют восстановления конституционного порядка. То есть давайте, [раз] сказали «а», [то говорите и «б»] – признавайте, что право на насилие имеют только те, кто требует восстановления конституционного порядка на Украине. Нужно поймать за язык эту… как бы её назвать-то…

Ведущий: А почему на майдане «Самооборона Майдана» подралась с «Правым сектором»?

Валерий Викторович: Весь вопрос заключается в следующем: [решают], кто сейчас будет прислуживать хозяину. То есть Турчинов со своей задачей не справляется, и поэтому его пытаются свергнуть другие клановые группировки, привести своего. «Самооборона Майдана» – это одна клановая группировка, «Правый сектор» – другая клановая группировка. И дело дошло до того, что для того, чтобы показать, что он ещё крепко сидит, Турчинов вынужден был провести ночные учения. Конечно, всё это [было] кургузо, комично, но тем не менее он показал: «У меня есть сила. Вот я вызову этот взвод охраны, и он за меня свои жизни положит, он вас всех из пулемётов положит, если вы будете на меня дёргаться». А почему он так сделал? Дело в том, что… В Ливии сейчас как происходит? Вот если какой-то…

Ведущий: В Ливии?

Валерий Викторович: В Ливии, в Ливии. Что [произошло] в Ливии на этой же неделе, когда происходили учения [в Киеве]? Одной клановой группировке не понравилось принятие закона, они захватили парламент и «демократичным» путём изменили закон, зашли с автоматами.

Ведущий: Теперь так называется?

Валерий Викторович: Да, Америка же несёт везде демократию, значит, гражданская война в Ливии – это демократия. Эта демократия скоро вернётся к Америке – обратите внимание, там опять расстрелы, опять расстрелы. И там нарастает [это], они эту матрицу расстрелов сами раскручивают.

И вот сейчас нужно перестоять, перетерпеть. Понимаете? Это у Соединённых Штатов нет времени, а если мы настроены на перспективу, на будущее, надо выдержать эту боль, которая сейчас на Украине, надо выдержать боль Одессы. Надо не допустить дальнейшей бойни. Но это надо терпеть, сцепить зубы и терпеть. И помнить: никакие митинги, никакие демонстрации ничего не дадут – нужно действовать, как действуют в Славянске (обязательно в сопряжении с действиями в Донецке). Нужно построение нормального государства и нужно восстановление конституционного порядка в стране, с бандами придётся всё равно бороться, банды придётся ЛЮБОЙ власти зачищать.

Ведущий: Касаемо порядка, интересно заявление Чайки о безнаказанности полицейских, чего они здесь творят.

Валерий Викторович: Это у нас?

Ведущий: Да.

Валерий Викторович: Он отметил такую вещь: в России за два года были выпущены из мест заключения 2400 невиновных человек. И это много, это каждая [покалеченная] судьба, это действительно правда. Но надо отметить, что Чайка находится на своём месте. Когда он в 2006 году заступал на пост генерального прокурора, он во вступительной речи сказал следующую вещь: «Каждый год из мест заключения вынуждены освобождать по независимым от следствия причинам (вскрывается, что люди неправосудно осуждены) 7500 тысяч [человек]». То есть фактически у нас правосудия на тот момент не существовало.

Я про что говорю? Когда от России чего-то ждут, надо понимать, что в России тоже очень много проблем (очень много проблем!), с которыми надо бороться. И [по] России тоже пытаются ударить. [Возьмите] события в Крыму, там сейчас ФСБ должно по полной программе заняться этой террористической организацией Меджлис.

Меджлис был создан для одной цели – Крым должен был стать вторым Косово. Лидеры Меджлиса двадцать с лишним лет спали и видели, [как] к ним на помощь прилетят американцы, разбомбят русских, они так же, как в албанцы Югославии, переселят кого надо, тех, кто сам не убежит – вырежут или продадут на органы, девушек в бордели, на этом ещё и деньги заработают и создадут такой же бандитский анклав, охраняемый базой Соединённых Штатов, как это было сделано в Косово. У них уходит время, они теряют вообще возможность реализации своего плана и поэтому они синхронизировано с этим ударили по России: с одной стороны они ударили по Украине, решая свои планы, но в то же время они и нам пытались связать руки.

Но вообще, нормальный прокурор сейчас в Крыму, полностью правильно [всё делает]: чётко, спокойно, жёстко и по-существу.

Ведущий: Вы про Поклонскую?

Валерий Викторович: Да.

Ведущий: А как с правами-то граждан других республик?

Валерий Викторович: Да, я вот что хочу отметить – Чубаров [говорит]: «Я требую, чтобы мне зачитали обвинение на татарском языке, потому что я русский не понимаю». Вот смотрите: с одной стороны он не хочет исполнять законодательство России, а с другой стороны он от других требует исполнения [законодательства] по отношению к нему. Но он не хочет знать (он же не хочет исполнять), что то, что касается федеральной юрисдикции, осуществляется на РУССКОМ языке, и прокурор не нарушила НИЧЕГО, зачитав ему [обвинение] на русском языке. А если ему нужен переводчик – переводчик будет обеспечен, когда он будет сидеть в камере СИЗО и с ним будет разговаривать следователь, [если] он по-русски не будет понимать – ему будет обеспечен переводчик.

Ведущий: В Эстонии-то что сейчас происходит?

Валерий Викторович: Что в Эстонии? То же самое, что  и на Украине: права русскоязычных граждан полностью ущемляются, на это указал наш МИД. Соединённые Штаты (кстати, об инициативе) сказали: «Продолжайте нарушать права русских, они негры, они неграждане, они нелюди. Мы вас защитим».

Ну, пожалуйста – наши вертолёты полетали, и теперь вся Прибалтика от туалета отойти не может. Они что, Соединёнными Штатами запугать Россию хотят? [Мы] Соединённые Штаты не боялись даже в 1990-е годы, когда они фактически оккупировали Россию, потому-то они и не смогли справиться с Россией, что их никто не боялся и никто на них не молился. А вот на Украине продолжают молиться – там и получают проблемы, думая, что Соединённые Штаты – светоч демократии. А «светоч демократии» несёт им только войну, голод, холод и разруху, снабжает всех этих бандитов оружием и привёл к власти киевскую банду. 

Есть [ещё] вопросы?

Ведущий: Вопросов много, но мы уже [один] час десять [минут] работаем. Но вопросов очень много…

Валерий Викторович: Вопросов много… Давайте тогда мы сейчас остановимся на том, что поговорили в основном об Украине. Кстати, мы не полностью поговорили об Украине, об Украине можно говорить много, [там] очень много всего вложенного. Но, надеюсь, я в общих чертах описал тот сценарий, который сейчас реализуется, и что нужно делать, чтобы этот сценарий не реализовался, чтобы Соединённые Штаты не добились своего и на Украине всё-таки не запылала гражданская война.

Вот сейчас чисто от народа Украины зависит, чем, какой датой в истории Украины станет 2 мая: станет ли 2 мая датой, которая будет отмечаться в истории как начало полномасштабной гражданской войны на Украине, или же эта дата станет обозначением начала террористической карательной операции киевской банды, которая будет разгромлена, [при этом] народ Украины проведёт антитеррористическую операцию, восстановит конституционный порядок, а банду отправит туда, куда полагается. [Всё зависит] от активности народа… не от митингов (поймите это!), не от демонстраций, не от петиций, а от активных действий.

Информационный фронт очень важен. Идите на форумы всех этих УНН, «Громадське ТВ», «Украинская правда», «Вести Украина» и бейте, разбивайте их информационные модули, показывайте, насколько все эти бандеровцы-бендеровцы аморальны, злонравны и античеловечны. Идеологически разбивайте, продолжайте дело «Беркута», который разбил… Именно «Беркут» дал возможность Украине передохнуть, чтобы не началась гражданская война. Продолжайте это дело. Сейчас от каждого человека зависит… каждый человек в той или иной степени может выходить в Интернет: не [каждый] может взять где-то оружие и участвовать в реальной защите по шестому приоритету, но уж участвовать в информационной («холодной») войне может практически каждый. Разговаривайте с людьми, разговаривайте. Не спорьте, не орите друг на друга, не доказывайте – в крике не слышно истины; разговаривайте, доносите суть. [Если] видите, [что] человек не слышит вас, [то] не вступайте с ним в конфликт, не наращивайте напряжённость, уходите от этого, потом поговорите с ним – но донесите суть.

Чем больше людей поймёт… особенно [чем больше] солдат украинской армии и сотрудников правоохранительных органов поймёт, что, служа и выполняя приказы из Киева, они сейчас нарушают присягу, данную народу Украины, тем быстрее, безкровнее и эффективнее будет восстановлен конституционный порядок на Украине и всё будет решаться действительно демократическими процедурами, на которые сейчас способно общество Украины. Желаю всем успехов в этом начинании. Надеюсь на лучшее. И верю в то, что народ Украины справится с навалившейся на него бедой.

До свидания! До следующих встреч!

[00:00] Карательная акция в Одессе.
[04:40] Маргинализация сознания общества Украины. Ответ террору — восстание. Власть показала своё реальное лицо.
[13:25] Героям сала. Бендеровцы.
[18:00] Одесса — только начало запускаемого процесса. Хунте нужна война на Украине.
[20:20] Одесса: сначала отряды Правого сектора, затем вместо них — боевики из Сирии.
[28:10] Второй этап карательной операции в Одессе запланирован на 9 мая. Россия не сможет оставаться в стороне.
[32:00] Почему именно Одесса? Румыния готовится к захвату Одессы.
[36:15] Италия заявила о готовности ввести миротворцев на Украину.
[38:35] На Украине, а именно в Одессе решается судьба всего мира.
[42:25] Массовые манифестации ни к чему не приведут. Славянск — пример того, что надо делать. Славянск хунте не по зубам. Румыния готовится к оккупации Одессы.
[45:35] Украина должна сама пережить в себе украинность. Украина под прямым управлением США. Керри: вся модель мирового лидерства США на кону.
[52:00] Януковича гоняли по Украине как зайца.
[54:25] Инициативой владеет Путин, а не Обама. Европа должна определится.
[55:35] На Украине строят военные базы под будущие миротворческие контингенты.
[57:20] Предотвращение новой бойни в Одессе.
[1:00:20] Жириновский: проблему на Украине нужно решать военным путём.
[1:01:40] Заявление Кэтрин Эштон о праве на применение насилия.
[1:03:10] Самооборона Майдана подралась с Правым сектором.
[1:04:50] Сейчас нужно терпеть и не допустить дальнейшей бойни.
[1:05:45] Генпрокурор Чайка. Освобождение незаконно осужденных.
[1:07:05] Меджлис в Крыму. Прокурор Крыма.
[1:09:35] Ущемление прав русских в Эстонии.
[1:11:35] Чем станет 2 мая в истории Украины. Участвовать в информационной войне может каждый.

01:00 05.05.2014

Чтобы оставить комментарий необходимо войти или зарегистрироваться

Вопрос-ответ

Добровольцы

ДотуПрактик

Это Алтай

Статистика